Главная страница Политика Мальчик, наступивший на хлеб

Мальчик, наступивший на хлеб

05.08.2015
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фотоЛетят на дно, лежат на дне

Картофель, мясо, хлеб и фрукты…

Так поднимаются в цене

Американские продукты.

(С. Михалков)

Предложил это Александр Ткачев, бывший губернатор Кубани, ныне министр сельского хозяйства. Президент Владимир Путин подписал. И теперь с 6 августа продукты, попавшие под антисанкции, будут просто уничтожать. Сжигать, утилизировать, давить бульдозером – как угодно. Сделано это в том числе для защиты наших сельхозпроизводителей, которые выращивают то же самое. Это не я сказала, это Дмитрий Медведев. Он за эти слова и отвечает.

На самом-то деле далеко не все «то же самое» выращивают у нас. И есть для этого объективные причины: климат и традиции. То есть отсутствие некоторых традиций.

Например, сыры у нас однозначно не растут (они нигде не растут), а традиций сыроделания у нас не так много. Сейчас, когда наши власти в качестве контрмеры против санкций запретили к ввозу сыры из многих стран (у которых есть традиции), наши производители занимаются скорее сыроподделыванием.

Месяц назад примерно московский карреспондент «Гардиан» Шон Уокер по заданию редакции прошелся по магазинам (в Москве, конечно) и купил на пробу разных сыров – около 10 сортов. Вот как он описывает наихудшие:

«Чиззи чеддар», Московская область: «Не то чтобы он был как-то особенно отвратителен. Просто у него нет в принципе никакого вкуса. В мире российских сыров это Дмитрий Медведев: безобидный и в целом бессмысленный»;

«Пармезан Dolce», Московская область: «Ни видом, ни тем более вкусом это пармезан не напоминает… У этой сыроподобной субстанции металлический привкус с едкими нотками пота, как будто ею кто-то мыл пол в раздевалке спортзала. Это, не побоюсь этого слова, самый омерзительный сыр, который я в жизни ел».

Это на всякий случай – вдруг вам встретятся эти сыры во Владивостоке. Предупрежден – значит вооружен! Кстати, к адыгейскому сыру у англичанина претензий нет. Но ведь адыгейский сыр – для нас традиционный. То есть где традиция – там и качество.

Конечно, наши власти запретили ввозить не только сыры, но и норвежскую семгу, и польские яблоки, и… Да много чего! В черный список попали: мясо крупного рогатого скота, свинина, мясо домашней птицы, мясо соленое, сушеное или копченое, рыба и ракообразные, моллюски. Ограничения коснулись также молока и молочной продукции, сыров, творога на основе растительных жиров, колбасы и аналогичных продуктов из мяса, овощей, корнеплодов, фруктов и орехов.

Но вот какая интересная особенность: ввозить нельзя, а продавать – можно. Суд, между прочим, специально заседал по этому поводу и разрешил. Ну вдруг это прошлогодние, досанкционные запасы! Но, конечно, все подозревают, что это контрабанда.

И вот решено: контрабанду уничтожать! Прямо на границе.

То есть по закону на границе все, что не проходит таможенный контроль (в нашем случае – запрещено к ввозу) полагается заворачивать обратно: езжайте, откуда приехали! Но мы любим резкие движения. Да и вообще: что за слюнтяйство – возвращать! Нет, лучше уничтожить.

Раньше уничтожали только заразное. Например, какие-нибудь цветы или саженцы, на которых фитоконтроль обнаружил вредителя, против которого у нас нет природного врага и который, проникнув к нам, может сожрать наши цветы и растения. Кстати, во время подготовки к Олимпиаде в Сочи каким-то образом завезли вредителя, который теперь активно уничтожает самшитовые деревья.

«Эксперт по ВЭД и преподаватель Российской экономической школы Петр Травинский, – пишет RBC daily, – считает решение властей «очень странным». Чтобы уничтожать товары из санкционного списка, нужны производственные мощности и специально аккредитованные при таможне коммерческие компании, поясняет он. Эти мощности есть, но они расположены у складов временного хранения, которые обычно находятся неподалеку от логистических узлов, чаще всего — в пригородах крупных городов. Поэтому, если речь идет об уничтожении продуктов прямо на границе, нужно будет создавать нужную инфраструктуру с нуля, говорит Травинский».

Подумаешь – мощности и инфраструктура! Сделаем! Ничего не жалко для дурного дела.

Оборудование для сжигания санкционной продукции поставлено на 20 пограничных пунктов в РФ, сообщает INTERFAX.RU. Называется это оборудование инсинераторами, или попросту сжигателями. И петербургская компания «Турмалин» – единственный поставщик инсинераторов для пограничных пунктов пропуска в соответствии с приказом Минсельхоза.

фотоГендиректор компании – Михаил Востриков. И он рассказывает, что прежних мощностей сжигателей не хватает: они же рассчитаны на «мирное» время, а нынче оно вполне себе военное: объявлена война заграничной еде! «Считалось, что мощности в 50 кг в час, или 1 тонна в сутки, достаточно, но сейчас ситуация изменилась. Если на границу придет фура с незаконным грузом в 15-20 тонн, штатных мощностей не хватит. Мы разработали мобильные инсинераторы большой мощности, которые запросто могут покрыть имеющиеся потребности», – говорит Востриков.

То есть, чтобы уничтожить еду, нужны деньги. На изготовление сжигателей нужны деньги, на поставку сжигателей нужны деньги, на работу сжигателей нужны деньги – не на забортном же воздухе они работают. Так что уничтожать еду – затратное мероприятие. К счастью, не надо тратиться на проверку еды «на вредность», поскольку изначально полагается, что еда вполне себе качественная, но ввозить ее нельзя.

Зато «Турмалину»-то как повезло! Вот справка: «ЗАО «Турмалин», согласно базе данных «СПАРК-Интерфакс», было зарегистрировано в Петербурге в марте 2010 года. Владельцами компании являются физические лица, 52% принадлежит непосредственно генеральному директору Михаилу Вострикову. Компания владеет около 67% ООО «Центр уничтожения опасных отходов», остальная часть которой также принадлежит Вострикову. Центр зарегистрирован в апреле 2009 года.

До августа 2010 года около трети Центра принадлежало Анатолию Виролайнену, который, по сведениям ряда СМИ, является братом бывшего вице-губернатора Петербурга Олега Виролайнена. Данных о финансовом состоянии компаний за 2014 год в базе данных не содержится».

И Крым присоединяется к уничтожению еды: «Крематорий для опасных продовольственных грузов создадут в Крыму в течение года». Об этом на пресс-конференции в «Скиф-Медиа» сообщил руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт. «Есть ямы, которые заливают известью, и там уничтожают, есть крематории. Крематории — более цивилизованный (метод. – ред.). Речь идет о сжигании только биологических отходов. Многие грузы следует уничтожать, но пока мы их возвращаем (поставщику, – ред.)», – отметил С. Данкверт.

Вообще-то, крематорий – это печь для сжигания умерших – в любой словарь загляните. В Крыму его построят только для сжигания еды – причем Данкверт специально уточнил, что ни для каких других нужд крематорий использоваться не будет.

Крематорий – сооружение тоже не дешевое…

Не слишком ли много денег планируется потратить на уничтожение еды?

И тут мы приступаем к самому главному. К моральному аспекту. Потому что в России существует абсолютный моральный запрет на уничтожение еды. Даже на непочтительное к ней отношение. Особенно, конечно, к хлебу, поскольку слишком часто он был не то что основной, а единственной едой.

Не воспоминаем о позапрошлом веке, но и в ХХ, и в Советском Союзе голод – не слишком далекое прошлое. То, что в Украине называется голодомором, на самом деле прошлось по всему СССР. Война, когда хлеб был по карточкам. Ну и блокада… До сих пор в Питере (Ленинграде) отношение к еде – особенное.

Сейчас мы вроде как наелись-отъелись, но те, кого в школе обучали относиться к еде с почтением, вполне себе еще дееспособны и полны сил. Живы и многие блокадники, особенно те, которым блокада выпала на детские годы.

Впрочем, сейчас число людей, живущих у нас ниже черты бедности, выросло (по сравнению с прошлым годом), по словам вице-премьера Ольги Голодец, на 3 миллиона и превысило 22 миллионов человек. Каждый шестой сегодня в России — бедняк. Он не может купить кусок лосося с полезными омега-3-кислотами и довольствуется эрзац-сыром, разбодяженным пальмовым маслом.

В общем, как пишет блогер niece: «Плохая это идея с уничтожением еды, совсем плохая – точечное попадание в одно из базовых русских табу. И это «нельзя» всеобщее, будь ты патриот, либерал, богатый, бедный, объевшийся или недоедающий. По нашему народному этосу, прошу прощения, есть людей позволительнее, чем еду выкидывать. Хорошо оно или плохо, но это так, и это знают ВСЕ».

Потому сразу после появления идеи об уничтожении «неразрешенной» еды возникли голоса «против» – в том плане, что раз уж «нельзя», но ввезли или попытались ввезти, конфисковать ввезенное и передать в детдома, нуждающимся, пенсионерам – ну, список можно уточнить.

На это тоже были возражения: если разрешить передавать нуждающимся, то это породит коррупцию, и запрещенная еда уйдет по совсем другим адресам. Можно подумать, уничтожение коррупцию не породит!

Помните, почему Евгений Чичваркин, создатель «Евросети», уехал за границу? У него менты отжали огромное количество закупленных (за границей, естественно, у нас не производят) телефонов и уничтожили. Разумеется – якобы уничтожили, потому что в скором времени эти телефоны всплыли как вполне себе существующие. Чичваркинн вздумал бороться с похитителями – и сам оказался под их следствием. Результат: нет в России предпринимателя Чичваркина, он вполне себе успешно занимается бизнесом в Лондоне.

Президент наш не слушает левых советов и решает все сам. И решил: еду уничтожать!

Это при том, что Владимир Путин – уроженец Ленинграда, его родители пережили блокаду. Может, мы чего-то о нем не знаем? Может, биография у него – рисованная, а на самом деле все было не так?

Вот на днях женился его пресс-секретарь Дмитрий Песков. Шикарная свадьба в Сочи, постояльцев трех соседних санаториев на это время отселили в другие места, чтоб не случилось чего-нибудь. На свадьбу был приглашен работодатель Пескова и вроде бы даже поприсутствовал. На столах – великолепное угощение… И в основном – та самая «запрещенная» еда.

«Надо совсем уже оглохнуть, – продолжает niece, – чтобы до такой степени не слышать собственный культурный код. Еда вообще страшная стихия, хтоническая, связана напрямую со сферами жизни и смерти, регулируют ее первобытные запреты и долженствования. Не надо туда соваться».

Марина ЗАВАДСКАЯ.

коллаж: Первый регион, новости со всего Крыма.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему план Гребневой мирным путем вернуть Конституцию (читайте колонку редактора) неосуществим?

Всего проголосовало
9 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года