Главная страница Политика Агенты, экстремисты и непечатное

Агенты, экстремисты и непечатное

18.02.2015
Татьяна РОМАНЕНКО.

Есть в русском разговорном страшные слова, их в печатном виде распространять запрещено. Слова на «б», «п», «е» и их производные велено предать забвению. Но не забываются. Правда жизни побуждает к упоминанию и даже к написанию, хотя бы в виде крайних букв, соединенных многоточием.

На днях Роскомнадзор пояснил статью 4 «Закона о СМИ». Цель пояснений — рекомендация СМИ не забывать упоминать любую запрещенную в РФ организацию в негативном ключе, с использованием таких характеристик, как «радикальные», «экстремистские», «националистические». И тут же последним абзацем Роскомнадзор напоминает, что решением Верховного суда РФ от 17 ноября 2014 года на территории РФ запрещена деятельность украинских националистических организаций: «Правый сектор»; «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО); «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Тризуб им. Степана Бандеры»; «Братство». Короче, не дает нам забыть об Украине.

фото

 

Анна Шароградская

фото: http://old.rk.karelia.ru/blog/odno-kofe-200-odin-kofe-150/

 

На следующий день Роскомнадзор опомнился и убрал из текста рекомендацию про негативный контекст, нужно только указывать, что эти организации запрещены.

Список экстремистов имеется на сайте Роскомнадзора. Он содержит 41 позицию: 34 российские организации, две международные и пять украинские, причем одна из них, а именно УПА давно, в 1956 году прекратила свое существование, как следует из статьи в Википедии.

Недавно прочитала документальную книгу Леонида Млечина «Степан Бандера и судьба Украины», изданную в 2014 году, в которой слова «Украинская повстанческая армия» не один раз употреблены без указания на запрет деятельности этой организации в современной России. И таких книг и статей (не соответствующих пояснениям Роскомнадзора) достаточно.

Кстати, в статьях Википедии про УПА нет характеристики «запрещенная в РФ», наверное, те, кто эту статью писали знают, что до 1956 года Российской Федерации не существовало и пояснения Роскомнадзора по меньшей мере странные.

Теперь об агентах. «Агенты» в своей деятельности обязаны сами всем напоминать, что они агенты иностранных государств.

В дальнейшем, видимо, «агентов» на территории РФ запретят, как сейчас экстремистов. Экстремистов сделают непечатными, какими сейчас являются матерные слова. А с последними, то есть с ненормативной лексикой, уж и не знаю что сделают, наверное, запретят точки.

Из этой троицы пока в законе только «агенты». Расскажу об одном из них — Институте региональной прессы.

Это некоммерческая организация, зарегистрированная в Санкт-Петербурге. Исторически случилось так, что ИРП начинал работать как филиал большой сетевой организации, которая покрывала всю Россию, от Калининграда до Владивостока. Организация называлась Российско-американский информационный пресс-центр.

Это был проект «Института США и Канады» (Москва) и «Центра по проблемам войны и мира и средств массовой информации» Нью-Йоркского университета. Тогда в 1993 году появились независимые СМИ, их было очень много, и, по сути дела, частные СМИ не осознавали себя бизнесструктурами. Российско-американский информационный пресс-центр привлекал экономистов, которые учили редакторов и владельцев новых газет, радио и телекомпаний бизнесу, тому, как получать рекламу, как при помощи лизинга приобретать типографское оборудование.

Интересные ньюсмейкеры, люди, которые либо владеют информацией, либо у них очень интересная своя или коллективная точка зрения на то, что обсуждается и актуально, либо люди, может быть из другого мира, другого государства, у которых есть опыт, делились этим опытом с журналистами.

И вначале просветительской деятельности акцент был сделан на переучивание тех, кто получил классическое журналистское образование, то есть признал себя пропагандистом. А то, что журналистика приравнивалась к пропаганде, даже сегодняшним молодым людям известно. Были журналисты, желавшие встроиться в новую систему и отказаться от пропагандистской работы. Они получали какие-то установки от иностранных экспертов, которые журналистику понимали как нечто универсальное для всех стран, может быть, с маленькими вариациями — больше свободы, меньше свободы.

Через 10 лет филиалы решили отколоться от Москвы, и Московский центр перестал существовать. Сейчас из всех остался бывший филиал в Новосибирске «Институт развития прессы» и «Институт региональной прессы» в Санкт-Петербурге.

У ИРП не было российского финансирования. Не было по разным причинам, не потому что его не искали, просто то, что предлагалось, не подходило.

В2014 году местное отделение Министерства юстиции потребовало от ИРП добровольно зарегистрироваться в качестве иностранного агентства, но получило отказ, за который руководителю организации Анне Шароградской суд выписал штраф в размере 400 тысяч рублей. А Минюст насильно включил-таки организацию в реестр агентов.

И если до включения в реестр, Анна Шароградская напоминала журналистам в начале каждого семинара: «нас подталкивают к тому, чтобы мы пошли, включили себя в реестр в качестве иностранных агентов», то сейчас каждый семинар предваряется объявлением: «ВНИМАНИЕ! По версии МИНЮСТА ИРП — ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ» .

Когда сотрудники Минюста вызвали Шароградскую на первый допрос и спросили почему она отказывается регистрироваться как иностранный агент, она ответила: «Вот сейчас вы прочитали мне мои права, вы сказали, что я могу не свидетельствовать против себя, и задали вслед за этим вопрос почему я не регистрирую свою организацию, как иностранный агент. Я могу вам сказать, что заявление на регистрацию будет не только свидетельством против себя, это уже будет клевета на себя и на тех, кто финансирует нашу деятельность».

На тот момент организацию финансировало пять разных государств, Шароградская так и сказала: «Чей я агент не знаю, знаю только, что не агент Кремля».

Политическая деятельность ИРП по мнению Минюста (и суда) заключается в следующем.

Один из семинаров, организованных ИРП, проводила профессор, опубликовавшая книги по проблемам муниципального управления и ЖКХ. По материалам семинара журналистка в Выборге опубликовала в газете статью о том, что закон о ЖКХ никуда не годится, что его нужно совершенствовать, в противном случае никогда никто ничего не добьется в смысле защиты своих прав.

Оказалось, что ИРП, организовавший семинар, ответственен за то, что написала побывавшая на нем журналистка и эта статья свидетельствует о том, что ИРП занимается политической деятельностью.

Есть еще один «политический» пункт — это представление на одном из семинаров книги «Колбасная революция», написанная доктором юридических наук, преподавателем университета, в которой он описывал первые годы после перестройки, какие коллизии там были при взаимодействии с партиями.

И также, как в случае с семинаром, претензия: «Какое право вы имели подвести журналистов к выводу, что они что-то делают нехорошо, что что-то нужно исправлять! Это политическая деятельность.»

Адвокаты, которые защищают ИРП — не последние люди, Иван Павлов защищал в свое время военного журналиста Пасько. Институт региональной прессы не только обжаловал «звание» иностранный агент, но и намерен продолжать активную деятельность.

На январь 2015 года был назначен семинар на тему «Безопасность журналистов и свобода слова». Очень ждали эксперта из Дании, которая работала в свое время в Сирии, муж которой работал в газете, опубликовавшей первой «кровавые карикатуры» на пророка.

За два дня до семинара Шароградской позвонил руководитель проекта с датской стороны и сказал, что семинар отменяется по распоряжению Совета Министров Северных стран.

Совет Министров Северных Стран, созданный в 1971 году, является форумом межправительственного сотрудничества Северных стран, способствует распространению информации о Северных странах, организациях, сотрудничестве, а также об интересах и общественных ценностях, которые разделяют жители Северных стран.

Шароградская не могла поверить, что семинар на тему «Свобода слова и безопасность», организацию которого по телефону обсудили досконально, отменяется. Кстати, несостоявшаяся ведущая семинара в начале переговоров спрашивала: «А не угрожает ли мне опасность?».

Действительно, на один из предыдущих семинаров, который проводили американские эксперты по линии консульства, пришли представители эмиграционной службы и потребовали немедленно проследовать в суд, суд был скоропостижный, им сказали, что семинар они проводить не могут, поскольку у них туристическая виза.

У эксперта для семинара «Свобода слова и безопасность» в январе 2015 виза была деловая, многократная, да и как волонтер она могла прийти в аудиторию и сколько угодно разговаривать с коллегами. Но, тем не менее, ее убедили, что ей угрожает опасность, и что она не может ехать.

Шароградская потребовала объяснений и причина оказалась в том, что представительство в Санкт-Петербурге Совета Министров Северных стран, одного из организаторов семинара, включен в реестр иностранных агентов, и поэтому он прекращает деятельность на территории России.

Анна Шароградская говорит, что они на своих семинарах всегда давали слово левым, правым, центристам, пострадавшим от власти, самой власти. В первые годы здесь перебывала вся Государственная Дума и было очень много всего, что связано с политикой.

Она вспоминает: «Была такая партия СПС и вот когда за круглым столом сидели представители всех партий, в том числе и очень правых и очень левых, этот представитель СПС, не буду его называть, потому что его уже нет в живых, подвел меня к стенке, именно подвел, вот так наступая сказал — зачем вы вот этих пригласили, если они придут к власти, они вас первую поставят к стенке. А я ему ответила — я так понимаю свободу слова».

«Агента» Шароградскую к стенке еще не ставят. Не хочется писать «пока».

Татьяна РОМАНЕНКО.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Каков результат вашей двухмесячной самоизоляции?

Всего проголосовало
1 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года