Главная страница Спорт «В «Формуле-1» мы делаем бизнес»

«В «Формуле-1» мы делаем бизнес»

29.05.2013
Андрей Вдовин, АндрейШитихин «Московские Новости»

фотоКоммерческий директор «Катерхема» Оксана Косаченко о негласных правилах, по которым живет мир королевских гонок
Гран-при Монако — самая сложная и нелюбимая гонка

— Это прежде всего традиция — приезжать в Монте-Карло. Гран-при Монако славится своим духом. Весь город, вся страна, все ее жители и гости в эти дни живут только гонкой. А вокруг мир роскоши, огромное количество яхт и дорогих автомобилей. Но этот мир гламура не только блестит и манит, он еще и напрягает.

Вместе с тем все прекрасно понимают, что Гран-при Монако не является идеальной трассой для «Формулы-1». Эта трасса предъявляет повышенные требования к пилотированию. Поэтому Гран-при Монако любят далеко не все пилоты. Для них эта трасса — момент истины.

В Монако паддок и гараж разведены между собой, и чтобы добраться от одного до второго, ты вынужден буквально пробиваться через толпу. Такого плотного контакта команд со зрителями нет больше нигде. Так что команды в основном эту гонку не любят. Она очень сложна с точки зрения логистики и организации. После Монако мы почти всегда уезжаем в Канаду — на первую американскую «гастроль», и это диктует жесткое соблюдение самых строгих правил, особенно в части логистики.

От всех гостей должна быть польза

Гонка в Монако — единственная, где не подразумевается присутствие никаких, даже суперVIP-гостей, в гараже. Да и гараж-то очень крошечный — две машины втискиваются едва ли не с трудом. Гараж двухэтажный, на первом этаже — механики, на втором — инженеры, и места, чтобы принимать гостей, просто нет физически.

А так на всех других Гран-при у любой команды есть специальная зона в гараже, где VIP-гости могут наблюдать за гонкой. Мы выдаем им наушники, и они стоят фактически в двух метрах от машины.

Но VIP-гостями может быть только определенный круг людей. Он ограничен, 99% из тех, кто в него входит, — это бизнес-партнеры, спонсоры или потенциальные спонсоры команды. Мир «Формулы-1» — очень жесткий мир. В нем все подчинено законам бизнеса.

Не расслабляйся — за тобой следят

Все команды, безусловно, ведут разведку. Самая простейшая вещь — это когда машины стоят на стартовой решетке и представители команд ходят и смотрят на них. Формально это первая и единственная возможность увидеть открытую машину соперника, чтобы понять, что появилось в ней нового. Никто не ходит в гараж друг к другу — это запрещено правилами. Ты работаешь жестко на своей территории. Все, что находится не на твоей территории, — конфиденциально и предназначено только для членов той команды, где это расположено.

У каждой команды есть контрразведка. В каждом гараже, в каждом мотор-хоуме множество камер фиксирует абсолютно каждое движение

У нас в Барселоне гараж небольшой, там нет специально огороженного места для гостей, и когда я привожу посетителей, мы встаем чуть сбоку от машин. И если какой-то гость себя некорректно ведет, моментально у меня в наушнике раздастся голос офицера по безопасности, что вот тот джентльмен в красной футболке нарушил какое-то правило, и будьте уверены, его тут же выведут из гаража. Механик, например, без санкции коммерческого директора не может в гараж завести даже аккредитованного гостя.

Берни Экклстоун — человек номер один

Если я скажу, что у меня в «Формуле» полно друзей, это будет лукавством. Но у меня там очень много деловых партнеров, с которыми приятно общаться. Берни Экклстоун — главный из них. Он очень жесткий бизнесмен, но именно он создал этот мир буквально из ничего. Из маленького соревнования, в котором участвовал десяток автомобилей, он сотворил самый доходный вид спорта в мире. Вокруг него этот мир и вертится. И очень интересно наблюдать и учиться, как он ведет свой бизнес.

Ничему нельзя удивляться

Вот уже 12 лет в паддоке появляется очень забавный персонаж — чернокожий мужчина, всегда экстравагантно одетый в ядовитого цвета юбки-брюки, пестрые платья, а на руках его умопомрачительное количество браслетов. Зовут его Мокко. Никто не знает, как он попадает в паддок. Никто не знает, чей он гость, откуда он берет пропуска. Хотя, конечно, все понимают, что он тут неслучайно.

Когда мы обсуждаем его между собой, то приходим к выводу, что Мокко тоже продукт Экклстоуна. Он говорит на четырех языках, он заходит в каждую команду, всегда легко общается, громко говорит, потрясая своими браслетами. И все понимают, что, видимо, Мокко зачем-то нужен Берни, раз он здесь так долго.

Главный соперник пилота — его партнер по команде

В одних командах это проявляется гораздо ярче, как в «Ред Булл» на старте сезона. В других, где ставки не так высоки, это соперничество просто запрятано глубже.

Все цены — продукт переговоров

Мы далеко не так богаты, как жители Монте-Карло. В нашей стране людям тяжело понять, почему такие большие деньги тратятся на то, чтобы два молодых человека быстро покатались на машине. Это не поддерживается даже любовью русских к быстрой езде. Но в «Формуле-1» нет прайс-листа с ценами, сколько стоит место боевого пилота. Все обсуждается в процессе переговоров.

Бывают ситуации, когда команде нужен именно этот пилот. Когда, например, «Лотусу» (в тот момент «Рено») был необходим выход на российский рынок, им нужен был русский пилот. Поэтому было легко договориться о сложной схеме взаимодействия, в которой владелец команды сам внес 50% спонсорского взноса. Когда интерес этот у них откатился, какие-то проекты не пошли, а какие-то, наоборот, закрепились и не требовали уже такой поддержки, ценник поднялся. И тут же предложение привести какого-то спонсора стало намного выше. Точно так же происходит и в других командах. Иногда цена на пилота в так называемом втором дивизионе может быть выше, чем в топовой команде.

Логотип на машине — это не главное

фотоЕсть несколько моделей сотрудничества в «Формуле-1». Например, присутствие «Лаборатории Касперского» в «Формуле-1» — это первый позитивный пример классического бизнес-взаимодействия с российской компанией. Да, можно сказать, что «Касперский» — это уже не российская, а международная компания, зарегистрированная на Западе, но она создана и управляется россиянами. И здесь чистый бизнес: «Лаборатория Касперского» обслуживает концерн «Фиат», и одной из позиций оплаты ее услуг могут быть рекламные возможности, реализованные в «Феррари». Но лепить логотип на машину может любой, были бы деньги. Извлекать из этого выгоду — уже не каждый.

У России были и другие проекты в «Формуле-1», и каждый из них — это отдельная история. К примеру, присутствие «Сибура» — это в чистом виде мои личные отношения с руководством компании, которые в трудный момент поддержали Виталия Петрова и в нужный момент внесли определенную сум му только для того, чтобы он выступал. Никакого бизнес-интереса у «Сибура» в «Формуле-1» нет и не было. Но есть и «Вертолеты России», которые сотрудничают с «Катерхемом». Однако здесь просматривается больше технологическое взаимодействие. Те направления, которые являются определяющими в «Формуле-1», — аэродинамика, композитные материалы, прожект-менеджмент — интересны «Вертолетам». Тут ситуация win-win: выигрывает один — выигрывает другой.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что такое экстремизм, по вашему мнению?

1.Это разговоры против власти или написать правду.
2. Призывы к отставке Путина.
3. Задеть случайно росгвардейца или бросить в его сторону бумажный стаканчик.
4. Организовывать референдум за ответственную власть.
5. Читать Конституцию РФ.
6. Требовать соблюдения прав человека.
7. Избивать мирных граждан на митинге.
8. Принимать и исполнять антиконституционные законы.
9. Никто не знает, даже законодатели не дали четкого определения.
 

Всего проголосовало
32 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года