Главная страница Спорт «Я ненавижу тех, кто болеет только за победителей»

«Я ненавижу тех, кто болеет только за победителей»

13.03.2013
«Московские новости»

фото

Комментатор Александр Шмурнов о том, почему не надо убивать в себе болельщика

Комментатор «НТВ-плюс» и главный редактор ресурса Чемпионат.com Александр Шмурнов — исключение из негласных правил журналистики. Он не скрывает своих клубных пристрастий, и на клубном телеканале московского «Спартака» ведет программу «Красно-белая среда». Но при этом устанавливает свой внутренний закон — болельщик, который сидит в каждом журналисте, на время работы в эфире должен быть уничтожен.

— Обычно комментаторы не афишируют свои клубные предпочтения…

— Да, я болею за «Спартак». Помню первый свой «живой» матч в «Лужниках», когда «Спартак» при чудовищной игре был разбит «Локомотивом» – 0:3. В том году «Спартак» вылетел в первую лигу, и я начал за него болеть. Вообще, я привык болеть не то, чтобы за слабых, но за тех, кому сложнее. Ненавижу глоров, которые болеют только за победителей. В 90-х, когда у «Спартака» не было конкуренции в России, меня это раздражало. Тогда я сопереживал «Зениту», который вылетел из высшего дивизиона. Было обидно за город, который остался без большого футбола.

— На «НТВ-Плюс» наверняка приходится скрывать свои пристрастия?

— Во время работы болельщик во мне засыпает. Я стараюсь работать беспристрастно. В первом матче между «Реалом» и «Манчестер Юнайтед» я старался каждый эпизод разбирать объективно, и, похоже, перестарался. Меня потом многие обвиняли в поддержке «Реала», хотя я болел в этой паре за «Манчестер». А вообще-то я жарче всего болею за футбол, за его красоту.

— Отсюда любовь к сборной Голландии? А страсть к сборной Уругвая — это «поддерживать слабых»?

— Примерно так. Голландцев я полюбил за красоту и необычность их игры, но и за то, что это они проиграли два подряд финала чемпионатов мира. Уругвай, с одной стороны, это крохотная страна, которая дала миру великолепный футбол, а с другой — гений ЭнцоФранческоли на мундиале в Мексике. А потом именно Уругвай — первая американская страна, в которую я попал. Это было в 1995 году, когда там проходил Кубок Америки, и сборная Уругвая его выиграла. В финале – у фаворита, Бразилии. Такие вещи не забываются.

— Могли бы работать в паре с комментатором-женщиной?

— Конечно, почему нет? Только пока нет такого комментатора. Потому что женский футбол — совершенно другой вид спорта. Возможно, что теоретически первым футбольным комментатором могла бы стать актриса. Но она должна разбираться в футболе, а для этого — очень сильно его любить…

— Вы учились в студии театра «Школа современной пьесы». Это помогает во время работы в эфире?

— Театральные занятия помогают раскрепощаться и перевоплощаться. Но не могу сказать, что во время матчей я постоянно «актерствую». У меня, на мой взгляд, недостаточно сильный голос. Стараюсь делать акцент на оценку эпизода, на общении с публикой. Если и повышаю голос, то совершенно искренне. И когда слышу коллегу, который вопит, описывая вялый, малозначительный момент, выключаю звук. Потому что это глупо.

— У вас есть персональные болельщики?

— Не знаю. Бывает, что люди подходят на улице, благодарят за работу. Пишут в твиттере. Конечно, это приятно. И слова благодарности служат стимулом для того, чтобы работать еще лучше.

— Вы считаетесь среди комментаторов главным знатоком французского футбола. Не обидно, что чемпионат Франции вообще не показывают в России?

— Мне лично французского футбола не хватает. Но несправедливо утверждать, что я — поклонник чемпионата Франции. Я больше всего люблю итальянскую Серию А, которую смотрел по тарелке еще в то время, когда правами на показ чемпионата владела RAI UNO, а не Mediaset. Заочно учился у итальянцев телевизионному процессу. Всегда интересовала Испания, тем более, что мне близок футбол «Барселоны». В меньшей степени меня занимают Германия и Англия, хотя искренность, с которой там играют в футбол, не может не привлекать. Во Франции, увы, клубный футбол не может развиваться из-за высоких налогов. Об этом мне ещё в 1997 году рассказывал Мишель Платини во время Кубка Содружества.

— Стоит ли ждать массового бегства игроков из Франции в Россию, например?

— Футболисты оттуда уезжают постоянно, в том числе и к нам. Ян М’Вила, например. Но меня просто поражают люди во Франции, которые злобствуют по поводу нуворишества «Пари Сен-Жермен». Клуб приобретает игроков на арабские деньги, платит им хорошие зарплаты. И эти футболисты едут во Францию, откуда другие уезжают. Радоваться надо, а не считать чужие деньги! Именно поэтому я в целом поддерживаю феномен «Анжи». Хорошо, что в футбол приходят большие деньги. Другой вопрос, как они используются.

— Не секрет, что когда ВГТРК приобрела права на показ чемпионата Англии, популярность его в России резко выросла именно потому, что матчи стали показывать на общедоступном канале, за счет этого и спортивные сайты, в том числе «Чемпионат», получили приток посетителей. После этого сезона Англия вновь уйдет на «НТВ-Плюс». Скажется это на посещаемости?

— Если есть возможность показывать матч в неделю на федеральном канале НТВ, это обязательно нужно сделать. При этом, полагаю, что «НТВ-Плюс» сумеет использовать те возможности развития интереса, которые есть у компании за счет прав на трансляции чемпионата Англии и других турниров. Болельщики сейчас ищут ссылки на бесплатный рассыпающийся сигнал с того или иного матча, только бы не заплатить за то, что составляет их интерес, что становится их досугом. Для меня это всё равно, что идти в театр без билета, выклянчивать контрамарки… Люди должны понимать, что одна ПТС — автобус, который показывает футбол, стоит миллион долларов, что трансляции матчей обеспечивают сотни людей, которым нужно платить зарплату. Почему они, когда идут на стадион, не требуют в кассе бесплатных билетов?

— Вас считают сторонником проекта объединенного чемпионата России и Украины. Это так?

— Не совсем. Дело в том, что наша футбольная система устроена неправильно. И от раздражения существующей системой, я голосую хоть за что-нибудь новое, способное взбудоражить ситуацию. Мне видится правильным создание в России суперлиги. Отличные перспективы у Краснодара, которые подарил нам настоящее провинциальное дерби. В этом городе могут мечтать о том, чтобы повторить путь Ливерпуля, провинции, которая стала футбольным центром в том числе и благодаря дерби. Наверное, я идеалист, но я мечтаю о суперлиге, в которой не было бы договорных матчей. Для меня важнее ноль договорных матчей за несколько лет, чем количество Халков, которые будут играть в нашем чемпионате.

— И какие клубы, на ваш взгляд, соответствуют уже сейчас требованиям такой суперлиги?

— ЦСКА, «Спартак», «Зенит» благодаря накопленному футбольному и имиджевому капиталу. «Анжи» благодаря деньгам и как раз верному маркетингу. Хочется верить, что в этот же ряд можно поставить «Локомотив», и, если будет продолжена программа государственной поддержки, «Динамо». Наверное, «Рубин», если он займется, наконец, привлечением болельщиков на стадион.

— Российский футбол стоит тех денег, которые он просит у телевидения?

— На самом деле, телевидение особых денег-то и не платит, там всё внутри большой структуры перераспределяется. И вообще сложно определить цену, которой он достоин. Мне кажется, российскому футболу свою цену нужно повышать, в том числе и благодаря телевидению. Футбол благодаря чемпионату мира 2018 года пусть в небольшой степени, но становится государственной идеей, а государственная идея подразумевает некое государственное участие. И я надеюсь, что благодаря этому футбола станет больше на телевидении. У нас же что показывают, то и рейтинг. Есть минимальный набор критериев привлекательностей, которые дадут рейтинг всегда, но спорт нужно показывать, развивать на ТВ.

Можно десятки лет ждать, когда хоккей догонит футбол.

— То есть спортивному телевидению для популярности не хватает федерального эфира?

— Конечно. Только, опять же, важно различать бесплатный эфир в интернете, платный в высоком качестве и пропагандистский на открытых каналах. Сейчас речь о последней из этих трех граней. Что ж, пусть государство в рамках программы развития футбола накануне чемпионата мира оплатит телевидению убытки от трансляции футбола. Пусть перед футбольными эфирами появляется заставка: «На правах рекламы. Футбол. Ваше государство». И рейтинг со временем тоже появится, не сомневайтесь.

— В мире спорта есть люди, которые вызывают у вас искреннее восхищение?

— Да, конечно. Карелин, Федерер, Фелпс. Из тех, кто добился успеха в 2012 году: волейболист Тетюхин, хотя он-то велик уже давно, или прыгун в воду Илья Захаров. Но крайне редко эти герои оказываются представителями тех видов спорта, которые на виду.

— Какое событие в мире спорта за последнее время стало важнейшим для России?

— Для нас все крупные международные соревнования значимы. Игры в Лондоне стали событием для страны. Как и чемпионат мира по футболу 2002 года, когда вышедшие на улицу фанаты жгли и переворачивали машины. И все-таки события, которое переломило бы сознание, такого, как хоккейная суперсерия 1972-го, не было уже очень давно.

— Вы могли бы назвать хоккей национальным видом спорта?

— Нет. Допустим, сайту «Чемпионат.com» хоккей дает лишь 15-17 процентов трафика при 70-75 процентах футбола. Почти пятикратное превосходство! Хотя движется хоккей в России в правильном направлении. Хотя бы потому, что у него уже есть своя настоящая суперлига.

Теги:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Идете ли вы голосовать на эти выборы?

Всего проголосовало
25 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года