Главная страница Спорт Владимир Хрюнов: «Чем больше боксер говорит, тем хуже он дерется»

Владимир Хрюнов: «Чем больше боксер говорит, тем хуже он дерется»

23.01.2013
Андрей Шитихин, «Московские новости».

фото

После победы Хабиба Аллахвердиева над Хоаном Гузманом в бою за пояс Всемирной боксерской ассоциации (WBA) в первом полусреднем весе в России стало четверо действующих чемпионов мира. Троих из них «ведет» промоутер Владимир Хрюнов. В интервью «Московским новостям» он рассказал о деталях организации поединков, суммах и процентах боксерских гонораров, и назвал количество зрителей, которых может собрать бой Александра Поветкина с Владимиром Кличко.

— С кем в следующем бою будет драться Александр Поветкин?

— С Владимиром Кличко.

— Менеджер украинца Берд Бенте заявил, что до июня такого боя точно не будет, у Владимира якобы есть разрешение от WBA об отсрочке…

— Профессиональный бокс — это бизнес, но он основан на соблюдении правил. Я присутствовал в Джакарте, когда было вынесено решение по поводу боя Владимира Кличко и Александра Поветкина. Этот бой должен состояться не позднее 27 февраля 2013 года. Такой документ уже есть у Бенте. Другой вопрос, хотят они этого или не хотят. До 27 декабря мы должны согласовать все детали. Если не договоримся, будут устроены промоутерские торги.

— В правилах WBA есть же пункт о том, что если команда Поветкина согласна, Кличко может провести промежуточный бой…

— Действительно, такой пункт в правилах есть. Но команда Поветкина не согласна на отсрочку! Мы настроены драться с Владимиром. Мы уже отправили команде Кличко официальное письмо о том, что готовы к поединку и хотим провести его немедленно. У нас уже выстроен план подготовки. Правда, ответа мы пока не получили.

— Как вообще проходит процесс организации боя?

— Если рассматривать на примере Дениса Лебедева, то после решения WBA о том, что он стал регулярным чемпионом мира, мы немедленно отправили предложения всем боксерам, которые стоят более-менее высоко в рейтинге этой организации. От каждой команды последовал ответ. К сожалению, большинство отказались, либо в дальнейшем шел отказ от коммуникаций, как в случае с Рахимом Чахкиевым. Его промоутер Вальдемар Клюх сказал мне, что перезвонит, и не перезвонил. Так возникла кандидатура колумбийца Сантандера Сидальго.

— А если абстрагироваться от конкретных кандидатур. Просто организация любого боя?

— В первую очередь, связываются промоутеры. Именно им нужно договориться между собой. Как пример — с промоутером Доном Кингом по поводу боя Лебедева с Гильермо Джонсом мы в течение восьми месяцев вели переговоры каждую ночь. Каждую ночь 3-4 часа разговоров по телефону. По поводу боя Хабиба Аллахвердиева — то же самое. Не столь растянуто, как в случае с Джонсом, но тоже до 7 утра обговаривали ежедневно все детали — судей, регламент и т.д.

Потом между собой связываются уже адвокаты, которые совместно составляют контракт.

— На этой же стадии идет обсуждение призового фонда, его дележ?

— Именно так. В случае договоренности промоутеров нет такого, чтобы дележ гонораров был в каком-то процентном отношении. Есть фиксированные суммы, которые будут выплачены участникам боя. В том случае, если бой выставлен на торги, то тогда учитывается статус боксеров. Например, в случае Поветкина и Кличко дележ призового фонда будет осуществляться из соотношения 55 на 45 в пользу Владимира, так как он суперчемпион.

— А сколько «стоит» чемпионский бой? Каков был призовой фонд боя Поветкин – Рахман?

— Обычно такие вопросы остаются без ответа. Но этот бой «стоил» почти 3 миллиона долларов.

— Как создается имидж боксера? Наши боксеры на фоне западных выглядят слишком робкими…

— Какие они есть в жизни, такими они и должны быть всегда. Фальшь недопустима. Что касается агрессивных заявлений, поступков перед боем — у нас другой менталитет. Ради Бога, хотят делать — пусть делают, но среди наших я таких, как Дэвид Хэй или Дерек Чисора, например, еще не встречал. Россия — другая страна с богатейшей историей, устоями, обычаями и подражать кому-то нам негоже.

— У вас не было желания взять совсем молодого, но перспективного боксера, и слепить из него не только чемпиона, но и медийного персонажа?

— Вы знаете, для российских боксеров это, как правило, два разных аспекта личности. Если человек много говорит, он затем мало делает. У боксера-чемпиона не должно быть изъянов, а когда человек пытается сказать о себе больше, чем на самом деле собой представляет, это серьезный недостаток. Во время организации боев в России возникает масса проблем, которые на Западе решились бы гораздо быстрее

— Почему своих боксеров вы продвигаете в основном по линии WBA?

— Понимаете, Владимир Хрюнов не так давно стал известен в мире профессионального бокса. Фактически после боя Лебедева с Роем Джонсом. Не так много времени прошло, чтобы все успеть. Но отношения, повторю, с руководителями всех организаций у меня рабочие. Во время гастрольного тура Роя Джонса по России он по договоренности с главой WBC Хосе Сулейманом исполнял посвященную этой организации композицию.

— Как бы оценили уровень восприятия профессионального бокса в России? Легко ли организовать у нас шоу высокого уровня?

— Оценить сложно, но хотелось бы большего. В плане организации возникает масса проблем, которые на Западе решились бы гораздо быстрее. Это как минимум месяц бессонных ночей, постоянных разъездов и переговоров. Не касательно самого боя, а именно организации. Плюс ко всему, у нас отношение к боксу другое. Более грамотные болельщики. У нас фальшь недопустима.

— А сколько вы спите вообще? Времени на сон хватает?

— Знаете, то, что я делаю сейчас, делает меня счастливым, а это придает столько сил, что порой и спать не хочется. Если удается 2-3 часа в сутки поспать, мне хватает.

— И как давно вы живете в таком ритме?

— Последние лет пять, наверное. Напряжение, конечно, колоссальное. Поверьте, в таком ритме живу не только я, но и большинство промоутеров.

— Когда вы сами поверили в то, что сможете добиться успехов в этом бизнесе?

— После боя Лебедева и Роя Джонса, когда арену переполнили в полтора раза. Это стало своеобразной отправной точкой.

— Вас ни разу не обвиняли в том, что определенный бой «куплен»?

— В глаза этого не спрашивал никто. И не думаю, что когда-либо спросят. Сама по себе фактура боев наших боксеров такова, что даже подобных мыслей ни у кого не должно появляться.

— Что можете сказать о бое Виталия Кличко и Мануэля Чарра в Москве, когда «Олимпийский» зиял пустыми трибунами?

— В данном случае, как мне кажется, были допущены серьезные маркетинговые ошибки. Думаю, я смог бы собрать полный зал. В любом случае, российских организаторов боя Виталия нужно поблагодарить за популяризацию бокса, за приглашение в нашу страну суперчемпиона.

— Сколько болельщиков мог бы собрать бой Поветкина и Владимира Кличко?

— Я думаю, легко можно было бы собрать в Москве 60 тысяч человек.

Теги:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что вы думаете про ревакци-нацию Путина?

Всего проголосовало
0 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года