Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 38 (757) от 19 сентября 2007  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Поздравляем: в армии приморских бомжей прибыло

Вероника Малинина

Решением суда многодетная мать и ее дети оказались на улице
Исполнить решение суда было назначено на 17 вечера 4 сентября 2007 года. Именно в это время должно было состояться принудительное выселение жильцов из незаконно занятой гостинки, расположенной по адресу Некрасовская 50 кв. 928. Выселенцы - это Ильза Халиловна Солонина, ее дети и внучка.

Старшая дочь Зинаида и ее полуторагодовалый ребенок, несовершеннолетние дочери Ильзы: тринадцатилетняя Маша и шестилетняя Зарина.

Школьница Маша должна была сесть за уроки, но какое может быть домашнее задание, если сегодня девочка и ее семья лишатся крова над головой. Мать, Ильза Халиловна, сохраняла внешнее спокойствие, но было ясно, что женщина на грани истерики. Только шестилетней Зарине в силу малолетнего возраста хотелось веселиться. Она беззаботно играла с котом. Старшая дочь Зина и ее малышка, чтобы не видеть всего этого ужаса, были отправлены куда-то к знакомым в деревню.

К месту событий подтянулись немногочисленные журналисты, представители городской администрации, друзья, соседи, а также столяр, который в срочном порядке стал устанавливать замок на входную дверь. Позже всех прибыли судебные приставы.

- Это что же происходит, детей выкинуть на улицу! – высказала свое мнение начальница фирмы, где в настоящее время работает многодетная мать. – Такое возможно только в нашей стране!

- Ильза «засветила» квартиру, когда пыталась ее получить на законных основаниях. Вероятно, квартира кому-то приглянулась. – выдвинула свое предположение одна из соседок.

Между тем, судебные приставы принялись за работу. Это дело было возложено на судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Ленинскому району Владивостокского городского округа Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Приморскому краю О.Д Коневу и пристава ОУПДС С.В Богданова. Все присутствующие были удивлены тем, что женщина-пристав одета не по форме, к тому же она отказалась от каких-либо комментариев для журналистов. Она со знанием дела начала процедуру выселения. Прежде всего, начала с обеспечения понятыми, а затем приступила к описи нехитрого скарба многодетной семьи. К слову, этот процесс для присутствующих показался омерзительным. Описи подверглись видавшие виды стиральная машина «Малютка», печка «Мечта», утюг, посуда, даже содержимое таза.

Больше описывать было нечего. Квартира была практически пуста, вся мебель - это старый разваливающийся письменный стол, плюс древний-предревний кухонный и тумбочка под телевизор.

- Ильза хорошая мать, не пьяница, и чтобы обеспечить детей, трудится, не покладая рук, на нескольких работах. - пояснила одна из соседок, - А то что мебели у них мало, так это объясняется просто: все ценное они отдали на хранение нам, соседям. Ведь эта семья все время живет на чемоданах.

Формула беспредела

Убранство квартиры было не ахти: разрисованные и исписанные стены, обшарпанные и подранные остатки линолеума, бесформенными лоскутами покрывающие пол. Все это наследие досталось от прежнего хозяина и его постояльцев – бомжей. Раньше в гостинке проживала семья Байдаковых: члены семьи выписались, а сам хозяин отошел в мир иной в ноябре 2003 года. Почти год квартира была бесхозной, здесь находили приют бомжы, пьяницы и наркоманы. Словом, было настоящее социальное дно.

К этому времени Ильза и ее дети оказались на улице. Дело было так: в 1994 году муж Ильзы Александр продал их квартиру, что находилась по адресу: Владивосток, ул. Елочная, 7а кв. 4, причем без согласия жены, и тем более ребенка, которого непутевый папаша просто взял и выписал, тем самым обрек семью на бомжевание.

- Это были годы беспредела, - рассказывает Ильза Халиловна. Я просила администрацию Первомайского района не допустить продажу, ведь там была прописана моя старшая дочь Зинаида. Это был наш дом. Но инспектор Орешкина Т.И, кстати, из отдела попечительства и опеки, помогла покупателю Татьяне Никоновой оформить сделку. Я обращалась в прокуратуру Первомайского района, а затем и в краевую, но ответ был один: не тратьте время на бесполезное дело. Мы с дочкой оказались на улице. Нужно было где-то жить. Нас приютил мужчина по фамилии Редькин. Пришлось терпеть его пьяные выходки и побои. Затем он загремел в тюрьму, когда освободился, стало еще хуже. Нам частенько приходилось убегать из дома в ночь, спасаясь от него. Ночевали где придется. К тому времени у меня уже было трое детей.

Узнав о том, что есть бесхозная квартира, Ильза, взяв с собой ребятишек, вселилась в гостинку. И тут, как по заказу, на пороге объявились инспектора из жилищного отдела администрации города. Почему-то когда эта квартира служила притоном для социального дна, никто и не подумал разогнать этот бедлам, но когда в ней появилась несчастная многодетная мать, которой было не куда податься, объявились представители городской власти.

- Я пошла к Нечаевой и обратилась с просьбой поставить нас на учет как нуждающихся в жилой площади и закрепить за нами занимаемое жилье из маневренного фонда города. С такой просьбой я обращалась в течение нескольких лет, но все время получала отказ.- продолжила многодетная мать.

Администрация города Владивостока подала иск в суд о выселении семьи Солониных. И тут Ильза Халиловна пыталась отстоять свое право на жилье. Она ходила на приемы к городским чиновникам, была и у первого заместителя мэра Юрия Кореня. Просьба была одна: отозвать исковое заявление и позволить остаться в гостинке на законных основаниях. Она написала прошение судье Пяловой Л.Н., умоляя отложить суд. Но он все же состоялся, причем без ответчика, Ильзы Солониной. Это обстоятельство женщина объясняет тем, что не получала повестку явиться в суд. Таким образом, Ленинский районный суд решил (далее цитата из решения): «Выселить Солонину Ильзу Халиловну с ее несовершеннолетними детьми из жилого помещения, расположенного по адресу г. Владивосток, ул. Некрасовская 50-928, без предоставления другого жилого помещения.» Решение датировано 14 июня 2006 года.

Между тем судебные органы утверждают, что ответчица была предупреждена, но в суд не явилась.

Именем Российской Федерации

Более года семья жила в тревоге, что вот-вот явятся судебные исполнители и выдворят их из квартиры прочь, на улицу. И вот это случилось.

После описи представители власти приступили непосредственно к процедуре выселения. Они объяснили Ильзе Халиловне, что она обязана очистить помещение, а описанные вещи останутся в квартире на три дня под ответственное хранение.

- Я уйду, - ответила мать, - но дети останутся в квартире. Им негде жить, и я не хочу обрекать их на бродяжничество.

Удалиться из квартиры попросили всех присутствующих, остались только девочки и судебные приставы. Они закрыли за собой дверь, мать и все остальные стали ожидать дальнейшего развития событий.

Журналисты и многочисленные свидетели периодически припадали к дверной щели, наблюдая за действиями исполнителей. Было видно, как женщина пристав звонит куда-то по телефону, услышать удалось толькото, что они просят приехать милицию. Атмосфера накалялась, казалось, вот-вот грянет развязка. И она пришла. Внезапно открылась дверь, на пороге появились кричащие и плачущие девочки. Судебные исполнители шли стеной, выталкивая руками впереди себя детей. Как только девочки оказались вне квартиры, судебные исполнители закрыли за собой входную дверь.

- Кот, там остался кот! - закричала Маша. – Он там умрет! Откройте кота!

Судебные исполнители вняли просьбе и освободили из заточения несчастное животное. С чувством исполненного долга они удалились. Шоу завершилось и семья Солониных оказалась на улице. Все были подавлены, и только старик-сосед, бывший милиционер, одобрил действия представителей власти.

- Мне все равно, что они на улице. Закон есть закон и его нужно исполнять! – пробормотал пожилой сосед.

- Некорректно комментировать решение суда. Значит, он нашел обоснованным выселение этой семьи. – пояснила позицию городской администрации исполняющая обязанности начальника паспортной службы по учету жилой площади Татьяна Захарова. –

- Значит, нашел веские причины. У нас на руках около 170 решений суда о предоставлении жилья, и их нужно исполнять. Среди тех, кто нуждается в жилье дети-сироты, погорельцы и многодетные семьи.

При процедуре выселения почему-то не присутствовали представители органов опеки и попечительства, ведь по сути дела они должны были быть там. Это объясняется тем, что мать, Ильза Халиловна, не имеет городской прописки, а значит судьба ее детей не подлежит заботе муниципальных властей. Все предельно просто. Нет прописки, значит никто и не подумает заступиться за многодетную мать и ее малолетних ребятишек. И всем все равно, что дети оказались под забором и обречены на нищету и бродяжничество. Теперь их дом – небо голубое, подвал или люк теплоцентрали. Ничем не помогло и ведомство господина Жекова, уполномоченного по правам человека в Приморском крае. «Пишите» - был ответ. Вот и «дописались». До выселения.

Надежда умирает последней

После процедуры выселения Ильза, совместно с общественной организацией по поддержке кровных и приемных детей, многодетная мать, написала жалобу на действия судебных приставов-исполнителей в прокуратуру Приморского края.

«Представители органов опеки при выселении детей из квартиры не присутствовали и, пользуясь этим, приставы выводили девочек из квартиры, применив к ним физическую силу - вывернув руки… Считаю, что вышеуказанные действия судебных приставов-исполнителей нарушают права человека, тем более что ими являются, в данном случае, несовершеннолетние дети!…

В соответствии с ст. 10 закона «О прокуратуре Российской Федерации», я прошу повторно провести проверку по факту незаконной продажи квартиры по адресу: г. Владивосток, ул. Елочная, д. 7а кв. 4».

Как позже рассказала Маша, судебные приставы звонили в милицию и просили прислать наряд милиции для помощи в выселении. Но начальник этого отдела отказался, отметив, что его сотрудники не будут принимать участие в этом сомнительном мероприятии. Тем более на глазах журналистов и многочисленных свидетелей.

Спустя десять дней я вновь побывала в доме номер 50 по улице Некрасовской. В квартире были люди. Это оказались Ильза Халиловна и ее девочки.

- Мне пришлось вскрыть дверь, ведь я не могу допустить, чтобы мои девочки оказались на улице. Маше нужно учиться, Зарине тоже. Да и Зина с малышкой должны иметь крышу над головой.

Мы живем в так называемом правовом государстве (это не парадоксально звучит), где повсеместно нарушаются права человека, прописанные в Конституции. Эту семью уже однажды выкинули на улицу, допустив незаконную сделку купли-продажи. Где тогда были правозащитники, куда глядели местные власти, допустив подобный беспредел? Сегодня ситуация выглядит вполне законной по земным меркам земного суда, но разве наше общество настолько очерствело, что не ощущает мук совести или ее уже нет?

Вполне возможно, что попытка выселения повторится, но уже без предупреждения, без свидетелей и без присутствия СМИ. Выселяя многодетную семью в никуда, мы обрекаем детей на прозябание под забором, пополняя тем самым ряды бездомных бродяг, не задумываясь, какое будущее ждет этих несчастных детей.

Вероника Малинина.

Фото автора.


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100