Главная страница Защита прав Госкорпорация «Правосудие»

Госкорпорация «Правосудие»

09.10.2019
Александр Соколов.

Исследование о том, можно ли доказать невиновность в российском суде

По Конституции судебная власть должна быть независимой. Ее назначение не только в охране закона, но и в уравновешивании законодательной и исполнительной ветвей власти. Насколько суды отвечают этим требованиям, лучше всего говорит качество уголовного судопроизводства. Ведь в споре обычного гражданина и государства ставки тут максимально высоки — свобода, а иногда и жизнь. По статистике, один из десяти наших знакомых или близких сталкивался с уголовным преследованием в последние 10 лет . Могут ли они доказать невиновность, если не делали ничего плохого? В этом материале мы расскажем, сколько шансов на оправдание уроссийских подсудимых.

Оправданий с каждым годом все меньше

Число оправдательных приговоров постоянно падает. Формой оправдания является также прекращение дела с реабилитацией, но их тоже критически мало.

Большинство россиян убеждены в обвинительном уклоне отечественного судопроизводства и не доверяют судам. Половина граждан не чувствуют защиты закона по следующим причинам: суды нечестные, власти трактуют право в своих интересах, а элита ставит себя выше закона. По качеству уголовного правосудия Россия заняла 101 место из 126 стран .

«По-прежнему доминирует обвинительный уклон: вместо того, чтобы пресекать отдельные нарушения, закрывают дорогу, создают проблемы тысячам законопослушных, инициативных граждан», — как будто соглашается Владимир Путин. Из года в год президент констатирует наличие проблемы, но оправдательных приговоров становится только меньше.

Состав привлеченных куголовному суду в 2018 году

Среди 885 тысяч подсудимых оправдательный приговор вынесли по 1 из 425

В 2018 году российские суды рассмотрели уголовные дела 885 тыс. человек. 682 тыс. были осуждены. Лишь 2082 подсудимых добились оправдательного приговора. Это один из 425 представших перед судом.

По сравнению с 2017 годом оправдательных приговоров стало меньше на 151, а их доля снизилась с 0,239% до 0,235%, достигнув исторического минимума в постсоветской России. В 90-е годы суды выносили оправдательные приговоры в 0,3–0,4% случаев.

Как часто суды выносили оправдательные приговоры

В 90-е доля оправдательных приговоров была 0,3-0,4%, сейчас — 0,24%

Как чиновники и эксперты оправдывают малое число оправданий

Александр Бастрыкин, глава Следственного комитета РФ

Следствие стабильно и качественно работает.

Юрий Чайка, Генеральный прокурор

В системе работают профессионалы. Если мы берем дело, есть веские основания. Низкий процент оправданий – общемировая практика, мы на уровне демократических стран.

Владимир, Маркин, бывший пресс-секретарь Следственного комитета РФ

У 90% подсудимых государственный адвокат, который не заинтересован работать эффективно  

Владимир Давыдов, зампред Верховного суда РФ 

Из 100 подсудимых 90 признают вину.

Вячеслав Лебедев, глава Верховного суда РФ

Незаконный оправдательный приговор вреден для общества. Каково людям, которые будут страдать от этого? Оправдывать надо только если есть основания.

Дмитрий Медведев премьер-министр РФ

Судьям неудобно выносить оправдательный приговор, ставя под сомнение доводы следствия.  

Татьяна Москлькова, Уполномоченный по правам человека

Сегодня оправдательный приговор — это как бы брак в работе следователя. Суды боятся оправдательных приговоров.

Вадим Волков, глава Института проблем правоприменения

Судьи мало значат в этом «конвейере». Они не могут поставить под угрозу карьерный интерес следователей и прокуроров.

Тамара Морщакова, экс-судья Конституционного суда РФ

Несменяемой власти не выгоден независимый суд. Как следствие решило, так и будет.  

В ответ на критику о мизерном числе оправданных судебные власти говорят о том, что много дел суды прекращают.

Действительно, дела 22% подсудимых в 2018 году суды прекратили, но в основном по нереабилитирующим основаниям, то есть когда обвиняемый не спорит по существу. От суда тут мало что зависит: разве что он может не признать факт примирения или возмещения ущерба. К тому же такое прекращение дела ничего плохого не говорит о работе силовиков: обвиняемый все признал, раскаялся, значит дело заводили и расследовали не зря.

Другая особенность: 99% прекращенных дел — небольшой и средней тяжести. По тяжким и особо тяжким составам дела почти не прекращают.

Если суд или следователь видят, что нет состава или события преступления либо человек непричастен, закон требует прекращать преследование. Но в 2018 году лишь в отношении 1722 подсудимых дела закрыли с реабилитацией.

По этим же основаниям (нет события, состава преступления) суд обязан выносить оправдательный приговор , поэтому прекращение дела по реабилитирующим основаниям близко по своей сути к оправданию. Еще одна общая черта — возникает право на реабилитацию. Далее всех, кого суд признал невиновными путем вынесения оправдательного приговора или прекращения дела с реабилитацией мы будем называть оправданными.

В 2018 году суды признали невиновными 3804 человек, или 0,43% от всех подсудимых. По сравнению с 2016 годом – падение в 4 раза.

Как менялось число оправданных в 2001-2018

За последние 2 года доля оправданных упала в 4 раза

Уровень оправдательных приговоров в раннесоветское время был более 10%. Связано это не только с невысоким качеством следствия. Во многом это результат преобразований — судей провозгласили народными и стали избирать.

1 из 14 приговоров общеуголовных судов после войны были  оправдательными

К концу СССР власть все больше переходила номенклатуре, от судей требовалась послушность. В итоге выборы были формализованы, судьи срастались с исполнительной властью и силовой системой .

Это сказалось и на уровне оправдательных приговоров, которых становилось все меньше. При Иосифе Сталине 1 из 14 приговоров общеуголовных (народных) судов был оправдательный. Не случайно народные суды малозаметны в репрессиях. При Юрии Андропове— лишь 1 из 425 приговоров был оправдательный.

Шанс оправдаться — у многих ли он есть?

фото3/4 осужденных полностью признают вину и соглашаются на особый порядок. Полностью отрицают вину лишь 4% подсудимых. Шанс на оправдание есть только у них, но и он невысок.

Рассмотрим довод властей о поголовном признании вины. Во многом он справедлив.

С 2002 года в России активно применяют особый порядок судопроизводства. По нему обвиняемый полностью соглашается с обвинением, и приговор выносят без изучения доказательств. Следствию и суду это выгодно — не надо работать. Кроме того, такой приговор не смогут обжаловать по существу. Подсудимый же надеется получить мягкое наказание.

В итоге доля лиц в особом порядке выросла до 71%: в 2018 году из 682 тыс. осужденных 485 тыс. соглашались на него. То есть 7 из 10 граждан осуждают по сути на одних только признательных показаниях .

По факту полностью признавших вину еще больше, ведь не все желающие смогли взять особый порядок. По особо тяжким преступлениям это не предусмотрено. Также есть те, кто хотел и имел право взять особый порядок, но кому отказали. Например, против может быть потерпевший.

Взятие особого порядка не обязательно означает виновность подсудимого и тем более доказанность вины. Самооговор, лживые показания подельников, сфабрикованная экспертиза, пытки, шантаж, отсутствие знаний или средств на защитника — многое заставляет обвиняемых терять надежду на справедливость в суде. Следователи используют длительное содержание в жестких условиях следственного изолятора (СИЗО) как прием давления, вынуждая обвиняемых выбирать особый порядок: и срок меньше, и в колонию поскорее, и УДО ближе. Не веря в правосудие, люди просто хотят смягчить свою участь .

Чем грозит особый порядок

В США 98% дел в федеральных судах проходили со сделкой о признании вины (guilty plea bargain). Более 66 стран уже скопировали себе подобную систему. Россия тоже один из лидеров.

Такой механизм сокращает судебные издержки, но зато выше угроза коррупции, нарушений прав человека и подрыва правосудия. Следователи помогают обвиняемому оговаривать не только себя самого, но и других лиц. Если один из привлеченных по делу пошел на сделку, это ставит крест на защите всех остальных. В итоге сажают невиновных.

Простой пример. Благодаря новым технологиям следствия (анализ ДНК и проч.) в США с 2010 по 2018 год оправдали 1184 невинно осужденных, сидевших уже многие годы. Из них 367 (31%) ранее заключали сделку о признании вины .

Сколько граждан полностью отрицают вину

В 2018 году из 885 тыс. подсудимых полностью отрицали вину только 4,3%

На другом полюсе те, кто полностью не признает вину. Из доступной статистики об уровне несогласных с обвинением говорит количество поданных апелляционных жалоб на отмену приговора. Ведь если подсудимый убежден в своей невиновности, он наверняка подаст жалобу, чтобы иметь шанс добиться справедливости выше.

В 2018 году подано 34 тыс. жалоб на отмену приговора (см. «Как мы считали»). Вместе с 3,8 тыс. оправданных, которые успешно доказали невиновность, общее число отрицающих вину будет около 37,8 тыс. чел., или всего 4,3% привлеченных к суду.

Из нашей, скорее, заниженной оценки следует, что шанс оправдания в российских судах в 2018 году составил около 10%. И это будет, наоборот, слишком оптимистичная оценка.

Но и с ней, как и со «средней температурой по больнице» не все так просто. Многое зависит от вида суда, тяжести обвинения, наличия меры пресечения.

На следствии: почти все расследованные дела идут в суд

Следователи слабо фильтруют уголовные дела. Прекращение дела с реабилитацией не выгодно и происходит только в 0,2% случаев. Отсев если и идет, то на стадии до возбуждения, либо путем отказа от работы над делом.

Другой частый ответ представителей Фемиды на упреки в обвинительном уклоне: силовики так хорошо работают, что в суд идут только качественные обвинения. Действительно ли это так?

В 2018 году в России зарегистрировали 9,6 млн сообщений о преступлениях. Из них по 6,6 млн отказали в возбуждении уголовного дела. Это означает, что доследственная проверка сообщения не установила факт преступления, самого подозреваемого, либо у силовиков есть сомнения, что удастся доказать вину.

По 1,8 млн сообщений (19%) следователи уголовные дела возбудили. Возбуждение дел проходит через прокуратуру. И тут должен был бы идти первый отсев открытых дел. Но его не происходит. Прокуратура отменяет лишь 1% открытых материалов. Зато активно отменяет отказы в возбуждении дел — 1,4 млн (21%) в 2018 году.

Всего в 2018 году в производстве было 2,2 млн дел. Из них 860 тыс. приостановили (подозреваемый или обвиняемый не установлен, не найден или тяжело заболел), то есть уголовное дело не раскрыли.

Отказ от возбуждения дела или его приостановление отчасти можно считать фильтрацией, но несопоставимой с признанием невиновности. Просто по каким-то при чинам по делу не могут или не хотят работать.

Из всех дел в производстве по 909 тыс. расследование завершили 88% расследованных дел передали в суд. 9,3% дел следователи прекратили по нереабилитирующим основаниям (примирение с потерпевшим, возмещение ущерба, сроки давности и пр.).

Александр Соколов.

proekt.media

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что такое экстремизм, по вашему мнению?

1.Это разговоры против власти или написать правду.
2. Призывы к отставке Путина.
3. Задеть случайно росгвардейца или бросить в его сторону бумажный стаканчик.
4. Организовывать референдум за ответственную власть.
5. Читать Конституцию РФ.
6. Требовать соблюдения прав человека.
7. Избивать мирных граждан на митинге.
8. Принимать и исполнять антиконституционные законы.
9. Никто не знает, даже законодатели не дали четкого определения.
 

Всего проголосовало
28 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года