Главная страница Политика Проект "За стеклом"

Проект "За стеклом"

01.09.2021
Екатерина Заплатина.

фотоИллюзия вольницы. Прообраз Королевского зверинца Луи Лево в Версале 1664 г., развлекающего царственных особ - для плана "идеальной тюрьмы" английского философа, правоведа, моралиста, масона Иеримии Бентама в 1761 г. после поездки в Россию; рождённая "политическая анатомия" как "механика власти" из книги "Надзирать и наказывать" Мишеля Фуко - всё это Паноптикум (от греч. panoplos - "выставленный на глазах у всех", "видно всё").

От противоположного принципа темницы Паноптикум по периметру - здание в форме кольца, в центре которого - башня с широкими окнами, выходящими на тыльную сторону этого круга, где внутри поставлены офицеры - надзиратели, регламентирующие тюремную жизнь и контролирующие узников. Контражурный слепящий свет, открывающий возможность наблюдать вырисовывающиеся фигуры, тела пленников в камерах периферийного кольцевого здания. Видимость здесь - это ловушка: яркость направленного света и непойманный взгляд надсмотрщика пленит сильнее, чем тьма, являющаяся покровом для заключённого; смотрители, в свою очередь, недоступны взору арестантов, вызывая "чувство невидимой вездесущности".

Власть иерархического надзора. Всевидящее тюремное око Бентама, повлиявшее на развитие пенитенциарной системы европейского типа с ассоциацией самого жёсткого контроля, а также как форма инспекционного учреждения, применимая к содержанию под надзором разных категорий граждан и учреждений любого типа, в т.ч. больниц, домов сумасшедших, лазаретов, промышленных предприятий, учебных заведений.

В самом начале 17 века Валхаузен говорил о "собственно дисциплине как искусстве выверенной муштры" - изымать и взимать больше. В итоге "сфабрикованные" личности "муштрой" из "подвижных, расплывчатых и бесполезных масс из тел и сил" становятся объектами власти и орудиями её отправления.

Страх в глазах смотрящего ...

20-летие сегодняшней российской власти выбрало путь собственного свержения, ликвидировав возможности легальной политической борьбы, мирных протестов, своей доступной сменяемости. Держась на создаваемом общественном ощущении бесполезности, неспособности сопротивляться созданному монстру, автократическая вертикаль утратила любые контракты с народом. Осталась лишь прямая конфронтация, где демонстрируемое, циничное насилие - а не пропаганда, "социальные плюшки", "патриотические контракты" с людьми - является ведущим морально-психологическим инструментом, за террором которого нет уверенности за свою непоколебимость, а стоит лишь страх.

Боязнь массовых подвижек, волнений, характеризующих спонтанную эмоциональную натуру русского народа, непредсказуемости триггера для накопившихся недовольств, национальных, социальных, экологических, бытовых протестов - расширяет пределы допустимого для своей власть имущей жестокости. Как объёмная, давящая машина, эта система должна расширять перечень жертв посредством открытых, массовых репрессий с большой публичностью по нарастающей - доказывая своей "верхушке", что по-другому Россией управлять не получится.

Как ненасытный монстр собственного поклонения, власть постоянно требует новых жертв в объёме и в форме "врагов народа". А в проекте министра УФСИН, с нехваткой 180 тысяч строителей уже есть наброски лагерей с "социальными лифтами", где будут работать, например, крематории. С политиками, оппозиционерами - почти покончено, на очереди - журналисты, активисты, нежелательные организации, в т.ч. правозащитные. По предположениям аналитиков, уровень федерального насилия ушёл на региональный уровень, этаж среднего звена и доберётся до низового: райгоротделы, управления, подразделения - где им будут даны права самим заводить дела, "разоблачать" без вины виноватых, арестовывать. Не останутся непотрошёнными базы данных о "репостах", "ретвиттах", "донатах", записях участников в митингах - где исчерпав "организаторов", перейдут и на волонтёров.

По оценке политологов, сами выборы вряд ли станут фитилём массовых волнений, и власть, "зачищая" их, боится не вполне предсказуемых итогов, а в принципе любых движений, возможностей, порождающих эмоции, которые могут стихийно вытолкнуть людей на улицы, сметая всё нестерпимо прогнившее на своём вольном пути.

Весомым фактором спонтанного народного всплеска зачастую служит срыв кумулятивного напряжения на фоне постоянного морального унижения на разных социальных уровнях, перетягивающее по своей значимости даже нищету - как ресентимент, с желанием реванша, или - война как предтеча революции (примеры: 1917 г.; 1991 г.- революция на фоне военных действий в Афганистане).

В Хабаровске продолжаются "бессрочные протесты", непримиримые с прижившимся наместником врио губернатора Дегтярёвым, агитационно ласкающего предвыборные взоры своими портретами на просторах краевой обители, забытой в уходе службами городской мэрии, и с улыбкой застенчивого "голубого воришки", небезызвестного персонажа Альхена из "12 стульев", пометившего своим ликом детские хрестоматии по дальневосточной литературе "Лукошко". Комсомольская площадь, территория кинотеатра "Дружба" настойчиво поддерживают Сергея Фургала и всех узников политического пространства, щедры на оплеухи беспардонному местному и московскому диктату, автократии и веру в их безграничную вседозволенность.

Екатерина Заплатина.

Фото автора.

Фоторепортаж Бориса Жирнова

фото

фото

фото

фото


НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему «Единая Россия» заблокировала предложение провести парламентское расследование пыток в колониях?

Всего проголосовало
11 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года