Политические

04.02.2021
Роман ВИНОКУРОВ

фото

В прошлом номере газета «Арсеньевские Вести» сообщала, что 23 января в Уссурийске на антиправительственном митинге не было задержанных. Действительно, не было. Они были задержаны уже после окончания акции. На данный момент нам известно, по меньшей мере, о шести таких гражданах.

Со своими родными и близкими задержан был тот самый мужчина, который говорил о недоверии к президенту и его ставленникам в Приморье – губернатору Олегу Кожемяко и мэру Уссурийска (об этом было упоминание в прошлом номере).

– Я случайно оказался на митинге, – говорит этот самый мужчина, представившийся Андреем, – вместе с племянником Алексеем поехали встречать с работы мою жену, которая работает непосредственно возле площади. И воспользовался возможностью выступить. Потому что наболело.

Мой племянник Алексей, который никогда ни в чем противоправном замечен не был, не участвовал в митинге. Он стоял неподалеку. И даже не попал на камеры полицейских, снимавших происходящее. Равно, как мои знакомые Дмитрий и Роман. Дмитрий проходил мимо и подошел со мной поговорить. Роман, вообще, искал свою 12-летнюю дочку.

– Моя дочка пошла погулять с подружками и знала, что в районе площади будет проходить какой-то митинг, – рассказывает Роман – отец троих несовершеннолетних детей. – А она у меня увлекающаяся личность. Я опасался, что она пойдет на площадь и с ней может что-нибудь случится. И сам пошел туда, чтобы отвести ее домой.

Был и около елки, и возле катка, и возле кинотеатра «Россия». На митинге ее, к счастью, не увидел. А затем Андрей отвел меня с Дмитрием в машину, чтобы мы могли погреться.

Говорят, что по улице Некрасова ездила полицейская машина, из которой через громкоговоритель митингующих просили покинуть несогласованный митинг. Но я ничего не слышал, потому что на катке громко включили музыку. А когда она подъехала ближе и из нее повторно повторили требования, я уже был в машине.

«Я посадил Романа и Дмитрия в свою машину, дождался свою супругу Сабину, мы еще немного постояли, выпили кофе и пошли к автомобилю, чтобы ехать домой, – продолжает Андрей. – Но не проехали и пятнадцати метров, как нас остановил стоявший поблизости наряд ДПС. Сначала сотрудник сказал, что автомобиль в розыске, затем отметил, что сидевшие на задних сидениях не пристегнуты.

А потом заявил, что на основании полученной им от коллег информации мы все пятеро должны быть задержаны и препровождены в полицию на ул. Калинина, 17. Четырех моих пассажиров рассадили по трем полицейским машинам, а я поехал туда на своем автомобиле».

«В дежурную часть нас доставили в 15.50, – продолжает его супруга Сабина, – Я не ела с утра, только на площади выпила кофе. Попросила у полицейских воды, но мне не дали. Потом мне стало плохо, мы вызвали «скорую помощь», и вот уже когда та ехала, мне позволили выпить теплой воды. Сказали, что у меня снизилось давление.

Меня отпустили из полиции только в 21.40 и то лишь потому, что у меня дома оставался двухлетний ребенок, который все это время был с пожилыми родственниками. А в понедельник, 25 января, был суд. На нем меня признали виновной в том, что я не исполнила требование сотрудника полиции по громкой связи покинуть место проведения несанкционированного митинга и назначили наказание в виде административного штрафа в размере 1 тысячи рублей.

Причем, судья Рогалев заявил: «Скажите спасибо вашему ребенку, что так легко отделались»».

Если Сабину отпустили из полиции в тот же день – 23-го, то четверых мужчин, а также оказавшегося с ними еще одного молодого человека задержали на ночь. А 24-го – в воскресенье, состоялся суд.

«В здании суда было совершенно пусто, – вспоминает Роман, – только полицейские, что доставили нас в суд, в холле – судебные приставы, судившая нас судья Онищук и секретарь судебного заседания. Как и Сабину, нас признали виновными по части 1 статьи 19.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ и назначили нам четверым административное наказание в виде ареста на трое суток. А молодого человека, который был с нами, оштрафовали на 10 тысяч рублей.

Все наши доводы, что мы ни в чем не виноваты и не признаем своей вины, приняты во внимание судьей не были. В выданном мне постановлении по делу об административном правонарушении, в частности, указывалось, что мои доводы о том, что я «не участвовал в публичном мероприятии и требований сотрудников полиции не слышал, противоречат материалам дела, в том числе рапортам и объяснениям сотрудников полиции, не доверять которым оснований не имеется».

Мужчины сказали, что к условиям содержания во время административного ареста у них претензий не имеется, а сами полицейские называли их «политическими».

– Но если представители власти думают, что такими мерами по отношению к нам они добьются, что мы станем уважать государство, то они ошибаются, – заключает Роман. – Как раз – наоборот. Мы любим нашу страну, но никак не государство в том виде, в котором оно сейчас существует.

Роман ВИНОКУРОВ,

г. Уссурийск.

Фото предоставлено Сабиной.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему «Единая Россия» заблокировала предложение провести парламентское расследование пыток в колониях?

Всего проголосовало
20 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года