Главная страница Политика Политреклама, агитация и свобода слова

Политреклама, агитация и свобода слова

11.09.2019
Татьяна Романенко

фотоРазговор о том, как газете (ТВ/радио) во время выборов принять свободное решение, защититься от исков и заработать больше денег.

«Закон о СМИ и законодательство о выборах, особенности работы журналистов во время избирательных кампаний».

Семинар-тренинг для руководителей СМИ северо-запада России провел Федор Кравченко, руководитель Коллегии Медиа Юристов.

Институт региональной прессы. 16-17 августа. Санкт-Петербург.

Публикуем краткий репортаж о семинаре, памятуя о том, что наши читатели будучи избирателями и, следовательно, участниками выборного интерактивного театра, возможно, интересуются тем, как устроено его закулисье.

Ниже приводим несколько «случаев из жизни», или кейсов, как сейчас принято говорить, с комментариями юриста.

Административное давление на редакцию в пользу одного из кандидатов.

Ситуация. Редакция выиграла конкурс и заключила договор об информационном обслуживании с органом власти, который полагает, что таким образом купил лояльность СМИ. Редактора заставляют публиковать агитационные материалы под угрозой того, что в следующем году редакция конкурс не выиграет, и финансирования не будет.

Главный редактор официального сайта г. Череповца: Ненастьев А.Н. (Учредитель сайта: муниципальное казенное учреждение «Информационное мониторинговое агентство «Череповец»):

«Мы сталкиваемся с ситуацией, когда кандидат или его представитель, понимая, что у него имеются рычаги давления на нас, начинает склонять редакцию к различного рода явным или не явным нарушениям. Мол, давайте мы нашего кандидата обмажем елеем, конкурента обольем грязью, понимая, что это не только нечестно, но и юридически небезопасно.

Если один из соучредителей — власть, СМИ должно подчиниться учредителю. При этом остальные кандидаты могут возмутиться.

Как быть в этом случае? Какие аргументы можно применить к официальным лицам, чтобы они поняли, что так делать не надо? Я имею в виду не этические аргументы, потому что это бессмысленно, а аргументы правового характера.

Я думаю, я не один в такой ситуации. У нас работа по договорам с администрацией. Наш договор действует годами, орган власти платит деньги, но если СМИ отказывается публиковать в определенный период определенную информацию, возникает вопрос о пролонгации этого договора.

Совет юриста Федора Кравченко:

Во-первых, обосновывать поддержку кандидата и сотрудничество в рамках законов о выборах. Ссылка на закон помогает бороться с административным давлением. Можно опубликовать жалобы от других, не провластных кандидатов в избирком на неправомерное предпочтение властного кандидата. Есть практика обращения в Верховный суд оппозиционных кандидатов, когда Путин не вылезал из телевизора, и весь эфир был забит позитивной рекламой «ЕР» при серьезном ограничении возможностей других кандидатов и партий. ВС РФ не нашел нарушений, но подобные жалобы надо инициировать.

Второе. Нужно объяснить, что если действительно угроза прекратить финансирование реализуется, и это говорится не для красного словца, и действительно «непослушному» СМИ будет отказано в финансировании, то вся ситуация будет сделана мгновенно публичной. Терять в этой ситуации нечего, и вы сообщите, показав, как изменились результаты конкурса, изменились суммы на конкурсе, и в связи с чем это произошло. Нужно создать понимание, что вы готовы сделать эту ситуацию публичной.

И третье. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) нормально отменяет результаты конкурса [если он проведен не по правилам]. Госоргану не нужно проблем, обвинений в коррупции они достаточно обоснованно боятся. Подозреваю, что таким образом можно реально защититься.

Но вообще-то вопрос крайне сложный и простого решения не имеет.

У госоргана есть возможность давать кому-то (своим) информацию, а кому-то не давать

Ситуация. В выборной кампании многие блефуют, но проверить информацию не успеваешь. Откуда деньги получает кандидат, какие фонды его поддерживают. Как вести себя на этом «минном поле»? Как писать о членах избирательных комиссий? Они – люди публичные, но закрываются от журналистов. МВД закрывает источники, выдавать не могут, а другим СМИ МВД информацию дает.

Совет юриста

Я бы обратился в пресс-службу этого госоргана с просьбой направлять значимую информацию о деятельности госоргана на такие-то каналы связи. И фиксировал бы ситуации, когда другие СМИ получили эту информацию раньше, чем вы.

Дело в том, что полномочия антимонопольной службы достаточно широкие, в частности, они включают в себя не только полномочия штрафовать по рекламе, но еще и привлекать к ответственности орган госвласти, который оказывает предпочтение какому-либо из игроков рынка. Были ситуации, когда позволялось проводить съемку губернатора каким-то провластным каналам, а остальным отказывали. Все это ситуации охватываются нормами закона о конкуренции.

Само обращение в ФАС может оказаться эффективным. ФАС интересует исключительно конкуренция, а не защита наших прав на предоставление информации. Мы должны показать, что есть там, например, наша медиакомпания и есть другая, с которой мы конкурируем. То есть мы оказываем одинаковые услуги на одном географическом товарном рынке.

После того, как мы доказали, что между нами есть конкуренция, мы должны доказать предметно, что им какая-то информация или возможность была предоставлена, а нам в аналогичной ситуации предоставлена не была. Даже, если госорган сможет выкрутиться, все равно он поймет, что ФАС за ним наблюдает. Поскольку он постоянно воздействует и штрафами, и отменой конкурсов практически на все госрганы, его как-то уважают и опасаются. Важно запастись надежными доказательствами о том, что ведомство предоставило информацию с предпочтением каких-то других СМИ.

О политкорректности в агитационных материалах

Ситуация, описанная Анной Аркадьевной Шароградской, руководителем ИРП. Рекламная публикация одного из кандидатов в депутаты Ленинградской области озаглавлена: «Россия прежде всего для русских». Все редакторы, кто участвовал в предыдущем семинаре, сказали, что этот заголовок публиковать нельзя, что это оскорбление.

А я, у которой папа был еврей, а мама украинка, а по теперешней терминологии «жидобандеровка», сказала, что я очень бы хотела, чтобы это было напечатано. Почему? Посмотрите на фото этого кандидата. Он красив и великолепен, я бы за него проголосовала, если бы не прочитала заголовок, что он не хочет меня видеть в России, ведь дальше после заголовка все очень мило написано.

Так вот как с этим быть? Если кандидаты выдают какие-то неполиткорректные вещи, избиратели должны об этом знать. Я хочу знать, как эти люди думают.

Комментарий юриста Федора Кравченко:

– Я должен вам сказать, что закон на вашей стороне.

Как четко понять, где агитация?

Ситуация: Если вы публикуете политическую рекламу и скрываете, что это за деньги, и ваш читатель не понимает, что это политическая реклама, значит вы что-то не то делаете. Есть такая фраза – «освещать выборы». То есть не поддерживать, не «топить», ничего, кроме освещения выборов. Поддержка кого-то или чего-то одного – это уже не честное освещение, это агитация.

Федор Кравченко:

Конституционный суд разъяснил, что такое предвыборная агитация. Это призывы голосовать за кандидатов либо против них, оказание предпочтения тому или иному кандидату. Но такая деятельность является агитацией, только если она осуществляется систематически, то есть одному кандидату систематически оказывается предпочтение перед другими выдвиженцами. Статья 48, часть 2, подпункт «д», закон об основных гарантиях избирательных прав.

Агитация, но вне периода избирательной кампании — это политическая реклама. .

Предвыборная агитация может возникнуть в блоках по информированию избирателей, когда про одного кандидата дается больше информации, чем о других.

За агитацию берем деньги. Содержание агитации определяет сам кандидат. Деньги должны прийти до публикации.

Информирование о том, что состоится то или иное мероприятие. — для кандидата бесплатно.

Чтобы избежать обвинений в предвзятой систематичности (и, следовательно, неправомерной агитации), если избирком вытащит какие-нибудь пять упоминаний в отношении одного кандидата, не заметив упоминаний о других кандидатах, нужно фиксировать, сколько от каждого кандидата пришло в редакцию заявок и материалов. В журнал нужно записывать все про кандидата — звонки, письма, информация в газетах и прочее.

Ф. Кравченко предлагает вести в редакции тетрадь с перечнем упоминаний кандидатов

Он говорит: «Фемида — фигура с весами и мечом, а что на весах? Кипа документов, макулатура. Я очень советую редакторам СМИ иметь это в виду. На все упоминания, публикации — документы».

Равные возможности

Ситуация. Один кандидат очень инициативный, создает реальные новостные поводы, делает то или другое, о нем хочется писать или делать материалы, а другие кандидаты молчат. К примеру, у нас баллотируется глава администрации, у него гораздо больше информационных поводов, чем у электрика. Но закон запрещает дискриминацию электриков. Что делать?

Ф. Кравченко:

фотоПервая идея – это чтобы кандидаты сами себя как-то подзадоривали, а вторая идея – использовать пользовательский контент, типа флэшмоба. Еще можно написать хорошую статью, например, о том, что есть кандидат-невидимка. Нужно направлять запросы кандидатам и из их ответов выбирать материал для публикаций.

Как защититься от исков от авторов интеллектуальной собственности?

Пример. Отмена решения о регистрации кандидата в депутаты в связи с тем, что в предвыборной агитации был использован фрагмент публикации СМИ без согласия правообладателя. То есть кандидат слетел с выборов.

Ф. Кравченко:

Есть такое ООО «Восьмая заповедь» («Воруют ваши фотографии? Взыщем через суд положенную вам компенсацию!») специализируется на подаче исков к разным СМИ. На сайте Кадарбитр.ру публикуется информация по арбитражным делам по всей стране. Вот, например, иски только за четыре месяца этого года. Ответчики: «Блокнот Краснодара», Макс портал, телекомпания НТВ, Ньюс медиа, Катунский и так далее.

Сначала руководитель этой ООО-шечки отлавливал в Сети свои снимки, потом стал покупать снимки у фотографов. Дальше технология простая: нотариально оформляют протокол осмотра вашего сайта с фото, говорят, что они не предоставляли разрешения на публикацию этой фотографии и поэтому просят взыскать компенсацию. Сейчас таких профессиональных «истцов» не меньше десятка.

Взыскивают судебные расходы и компенсации, как правило 10 тысяч рублей. Есть прецеденты взыскания действительно больших сумм. Есть довольно много решений об отказе.

У меня было дело в Петербурге. Очень интересное. Фотограф пришел устраиваться в газету «Мой район» на работу. Мол, возьмите, возьмите, очень хочу быть вашим фотографом. Ему говорят — ваши фотографии не очень, поэтому в штат мы вас не возьмем. Он еще пять раз прислал фотографии – ну хоть напечатайте, пусть я буду вашим внештатным фотографом. Наконец, он прислал какой-то репортаж с Тату-фестиваля, и редакция сказала — ну ладно, Бог с вами, опубликуем. Для газеты не возьмем, но на сайте опубликуем. Ему направили письмо — присылайте свои ИНН, СНИЛС и прочее и приходите получить свои триста рублей гонорара согласно нашей гонорарной политике.

Парень не растерялся, З00 рублей он получать не стал, вместо этого побежал оформлять нотариальный протокол (за 80 тысяч рублей) и обратился в суд с иском о защите интеллектуальной собственности.

Он пригласил именитого петербургского адвоката, который, в частности, был известен в профессиональных кругах тем, что он взыскал компенсацию с зоопарка 200 тысяч рублей за то, что зоопарк повесил фотографию своего сотрудника на доску почета. Эту фотографию принес сам сотрудник, но фотограф, который сотрудника сфотографировал, с помощью этого адвоката предъявил иск зоопарку и таки взыскал эти деньги.

Так вот, в суде по иску фотографа к газете «Мой район» этот адвокат говорит, что на сайте использованы произведения истца, но лицензионного договора с ним нет. Причем, по ГК РФ лицензионный договор может быть заключен в устной форме, но только если речь идет об использовании произведения в периодическом печатном издании, например, в газете.

Истец же говорит: я в газету, то есть в периодическое издание, был готов фото отдать, но вы-то на сайте опубликовали, а это не периодическое печатное издание, и нужен не устный, а письменный лицензионный договор.

Тем не менее, в иске ему было отказано, потому что переписка какая-то была, что можно было представить, как письменная договоренность. Однако, в городском суде решение отменили, так как парнишка нигде не подтвердил, что согласен с такой ценой в 300 рублей, то есть с его стороны не было согласия о цене, а это один из существенных пунктов лицензионного договора. То есть получилось, что все-таки редакция чуть-чуть подставилась и ему за все 50 фотографий заплатили 10 тысяч. То есть, если вы используете чужие фотографии, первый надежный вариант – иметь лицензионный договор, где согласованы цена, способ использования и указание на конкретное произведение.

Еще на семинаре обсуждали

Интернет-СМИ могут ссылаться на скрытые источники и публиковать быстро, сразу, как только событие произошло, а официальные СМИ должны ждать разрешения. Из-за этого потом рождается много слухов, неправильных каких-то новостей, идет искажение информации.

Как использовать комментарии, полученные не совсем официальным путем. Можем ли мы использовать цитаты, которые слышим от человека, в отношении которого ведется судебное заседание?

Чьи изображения в процессе выборов можно использовать, от кого брать согласие? Мы всегда работали, не думая, что на фото люди крупным планом, потом раз – и прилетает иск. Законодательство все ужесточается, а у нас, не дай Бог, губернатора с его мешками опубликуешь так, как есть — почему вы его не отретушировали?

О привлечении кандидатов как экспертов для комментирования какой-либо темы, не связанной напрямую с выборами.

Некоторые кандидаты проводят культурно-массовые мероприятия, но явных доказательств, что это кандидат, нет. Раньше водку продавали, гречку, сейчас нанимают зал, устраивают концерты.

– У меня была такая ситуация — вышел с плакатом «Лапша на уши — фирменное блюдо прокуратуры», приехала полиция, подождали окончания пикета и отвезли в участок. Опрос под лампой, начали писать протокол, призыв к экстремистской деятельности. Приехал начальник, проконсультировался у юриста, глагола нет, значит призыва нет. Отпустили.

Мы ухитрялись и выигрывать конкурс, и критиковать власть. В одном и том же номере о том, что чиновник проворовался, и о том, что глава района держит руку на пульсе.

Татьяна Романенко, Санкт-Петербург.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Как реагировать на начавшиеся масштабные репрессии в России?

1. Сидеть тихо, наблюдать со стороны, пока тебя не тронули…
2. Не лезть на рожон, но заступаться за каждого.
3. Активно распространять информацию о нарушениях Конституции РФ и прав граждан.
4. Перестать бояться и протестовать всеми доступными способами.
5. Объединяться со всеми, кто против репрессий.
6. Уехать из страны, пока цел и невредим.
7. Убеждать силовиков соблюдать Конституцию и права граждан.
8. Уйти в подполье.
9. Никаких репрессий нет, все вы врете.
 

Всего проголосовало
16 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года