Главная страница Политика Россия и Украина. Дни затмения

Россия и Украина. Дни затмения

22.05.2019
Татьяна Романенко.

фото

17 мая в Институте региональной прессы в Санкт-Петербурге прошла презентация книги «Россия и Украина. Дни затмения». В аудитории, помимо журналистов и общественников, четверо соавторов книги «Россия и Украина. Дни затмения»: Лев Шлосберг, Алексей Семенов, Константин Горожанко и Тимур Галимов.

Книга напечатана в 2019 году тиражом 1500 экземпляров, книга издана за счет частных пожертвований.

В книге около ста статей, напечатанных в 2014-2017 годах в газете «Псковская губерния». Первая статья этой книги «Свобода по-киевски» Алексея Семенова была опубликована в феврале 2014 года, последняя вышла 4 октября 2017 года.

На презентации выступили авторы статей Лев Шлосберг и Алексей Семенов.

Лев Шлосберг:

Когда архивы откроются, если они сохранятся, мы сможем узнать очень много неожиданных вещей.

У меня складывалось впечатление, что, с одной стороны, война назревала. Атмосфера, настроения, психологическое состояние. Мы действительно с конца 2013 года обсуждали, что придется об этом писать.

Алексей Владимирович Семенов в своей статье предсказал войну. Это было до захвата Крыма, до свержения Януковича. И при этом мы до сих пор видим, что конкретные события, которые привели к конкретным фатальным решениям, происходили абсолютно импульсивно, совершенно не подготовлено, и в этом не было никакого военного плана.

Описано в этой книге, что военнослужащие находились на полигоне под Псковом, там, где проходят учения, их вернули в дивизию на 10 километров, не дали зайти домой, сказали, что они едут на учения в Ельск. Они успели позвонить женам, те привезли им мешочки в дорогу, и так они улетели на эту войну.

Потом их перевели «через ленточку», как они это называют, и сообщили, что они находятся в Луганской области и у них есть конкретная воинская задача. Там было не готово ничего. Знание местности отсутствовало. Питания не было. Данные разведки отсутствовали. И они пошли на смерть.

Первая волна — они погибли 19-20 августа. 22 августа, очевидно, были первые похороны, потому что отпевали солдат в храме Александра Невского, который является в Пскове самым крупным, там свыше 10 человек сразу можно отпевать за одну службу. Вдруг весь Псков узнал о том, что происходит отпевание огромного числа военнослужащих. Об этом стали писать на псковских форумах. Они пришли от тех людей, кто был в храме во время отпевания и видел, что вот лежат военные и рядом с ними еще несколько гражданских людей. Так пришла первая информация о том, что происходит...

В этой ситуации главными военными корреспондентами стали самые мирные люди: Илья Азар, Тимур Олевский, Павел Каныгин, Нина Петлянова, Ирина Тумакова, все те, кто тогда писал об этом, никто из них до этих событий не занимался военной журналистикой. А большинство из тех, кто занимал должности военных корреспондентов, не писали ни слова правды. Я согласен с тем, что они не журналисты. Это совсем другая профессия, она совершенно иначе называется.

Алексей Семенов:

На тот момент у меня на две трети был готов текст статьи «Война спишет все» (25 августа 2014 г.). Не хватало главного. Ходили слухи, в основном от украинских блогеров, о том, что были убиты военнослужащие. Там были упомянуты имена, документы, банковские карточки. Надо было проверить.

Я стал смотреть соцсети, на тридцатой минуте обнаружил ссылки на один из сайтов, где говорится о том, что состоятся похороны 25 августа в 10 утра. И таким вот образом я получил эту информацию.

Через некоторое время мне позвонил Лев Маркович и сказал, что это событие произойдет в 11 часов. Мы поехали в одной машине. Когда его увидели, сразу пошли бить. Там было оцепление. Мы вышли, я пошел чуть в сторону, а он пошел в сторону храма. И его задержали.

С 25 по 29 августа 2014 г. в Пскове было несколько жестких нападений. 9 журналистов подверглись нападениям, в том числе польские и московские журналисты, журналисты телеканала «Дождь» и других СМИ.

И это ощущение того, что вроде бы и мир, но и война, хотя, собственно, война ведется совсем не в Пскове, а в другом месте, все равно такое ощущение военное было, особенно в те дни.

Прошел год, я написал очередную статью. Эта статья здесь есть, и она мне больше всех не нравится, самая нелюбимая статья из всех, что я написал в своей жизни. Это статья под названием «На условиях анонимности», она была с самоцензурой, потому что появился указ Путина по поводу засекречивания военных потерь в мае 2015 года. Я уже готовил статью, мне говорят – не берись за эту тему вообще, кто знает, какая будет реакция.

Параллельно происходил процесс в Верховном суде, и в книге тоже есть репортаж из ВС РФ – процесс журналистов, блогеров против Министерства обороны. Я как-то пытался эту цензуру преодолеть, и самое тяжелое, когда я самую ключевую часть этой статьи просто не мог включить по той причине, что наши источники не готовы были назвать себя.

И я написал этот текст, и пошли отклики, особенно серьезные в августе-сентябре. Проклятия, мол, вы слишком любите десантников, вы сочувствуете им или вы предатели, потому что вы раскрыли планы врагу.

Корни того, что происходит сейчас, идут с 70-80 годов, когда существовал фашистский кружок Александра Дугина. Он стал одним из идеологов создания русской Шамболы (непознанной земли) под названием Новороссия.

...Эдуард Лимонов в какой-то момент присоединился к этой компании. «Другая Россия» – книга, в которой он советует, кого читать, кого не читать, и один из первых авторов это Адольф Гитлер, ни больше, ни меньше. А Чехова и Толстого читать нельзя. Таковы взгляды этих людей.

Я на протяжении многих лет как журналист посещал русские марши, презентации книг «Враг народа» в Москве с господином Рогозиным, с чернорубашечниками, с соответствующими жестами «Слава России», где две трети были чернорубашечники, а одна четверть чеченские ребята, которые потом обнаружились на востоке Украины. Идеология смешения красного и коричневого зрела много лет.

Здесь, в Петербурге, у Гостиного двора в течение 30 лет продаются газета «Завтра», «День». Долгое время они были маргинальными, но когда стали собирать землю из Крыма в 2008 г., когда Изборский клуб под руководством Турчака возник, стало понятно, что здесь маргиналы вышли на свет, хотя люди эти оказывались часто по разные стороны баррикад.

Лев Шлосберг.

В настоящее время доступ к документам, которые могли бы раскрыть всю картину принятия решения, отсутствует. Кроме того, у меня есть предположение, что этих документов нет. ...Состав путинского политбюро неизвестен, полагаю, что протоколы заседаний не ведутся.

Алексей Семенов:

Вот я открываю сегодня и читаю: очередной герой подорвал себя гранатой, когда не хотел сдаваться в плен украинским фашистам. Фотография героя. И так каждый день. Открываешь украинский сайт, там видим своих героев. Кровавые события не останавливаются.

В этой книге есть моя рецензия на фильм «Родные» Виталия Манского. Я приехал в Петербург, посмотрел этот фильм, который в последний момент разрешили. Мединский, который был в это время здесь, сказал, что этого фильма не должно быть, но его все-таки показали. Есть рецензия на художественную выставку, вскоре проходившую. Естественно, там тоже тема Крыма в картине, на мой взгляд, это наиболее удачная картина, она совершенно о мире, не о войне. Я заканчиваю материалом о том, что вообще-то говоря, ответили за свои дела, за преступления и героические дела...

Лев Шлосберг:

Это книга сложилась как антивоенная, в ней наш личный протест против того, что произошло и что продолжает происходить. Война не закончилась. Она продолжается.

Алексей Семенов:

Нынешний главный редактор «Псковской губернии» Денис Камалягин приезжал на свою родину в Макеевку. Кое-что ему удавалось получить, пока он не был задержан. В 6 утра к нему пришли люди из местных спецслужб. Изъяли все, что у него было, и отвели в чисто поле. В книге есть несколько материалов из тех, что он успел отправить.

Меня в первую очередь интересовали места, связанные с Псковской областью. Многое я просто не мог написать и даже сказать вам не могу. Потому что все настолько чудовищно, что сказали бы, что придумал, так не бывает, чтобы в одной жизни все так переплелось.

На мой взгляд, люди берегут себя от знаний... Большая часть людей ничего не хочет знать об Украине. Не потому, что они не могут узнать, а потому, что они берегут себя от знаний. Так же как многие утверждают, что не было американцев на Луне, так же и у нас считают, что нас там нет, и никакие факты или документальные фильмы, или книги ничего с такими людьми не сделают, потому что они берегут себя от знаний.

Лев Шлосберг:

Есть огромное количество историй, о которых мы не можем ни рассказать, ни написать, потому что люди не готовы об этом говорить публично. Мне позвонила жена одного военного. История заключалась в том, что Министерство обороны перестало выплачивать кредит за квартиру погибшему десантнику, а на его мобильный телефон вдове приходили письма из банка: вы должны выплачивать кредит, приходили три года после смерти. Государство категорически никак не хочет реально вспоминать этих людей.

Наших сторонников среди военнослужащих оказалось даже больше, чем в среднем в российском обществе. В неформальном общении, которое в эту книгу практически не вошло, в том числе среди офицеров, и в том числе – старших офицеров.

Они были просто взбешены, они были категорически против такого использования вооруженных сил. Из Псковской дивизии увольнялись контрактники после 2014 года, уезжают, бросают сим-карты, исчезают со связи, потому что они не хотели служить в такой ситуации. Они просто уезжали домой, порывали все связи, закрывали страницу «В контакте», потом их называли умершими, на самом деле они просто исчезали.

Люди, которые остались живы сейчас, они знают правду. В нашей стране живут десятки тысяч людей, которые знают правду лично, потому что они все это прошли. Родня одного из погибших рассказывали мне, как они сами ездили в Луганск.

Алексей Семенов:

Звонки шли отовсюду. Помню, первый звонок был из Алтая, потому что я опубликовал список тех людей. К счастью, оказалось, что они живы. Их всех похоронили, уже все, на украинских сайтах это были мертвецы. Даже сейчас они числятся как груз 200, но я сказал, что пока не доказали обратное, они живы. Люди пытались выяснить, потом они стали приезжать, звонили из Лондона, из Нью-Йорка, я общался с огромным числом людей. Шведы, финны, немцы, по телефону, все потом приехали, чтобы доехать до Выбутов и удостовериться, что мы не врем.

Но не было ни одного звонка из Пскова, от моих учеников, которым я преподавал в университете, не было ни одного звонка от коллег-журналистов, все замолчали. От некоторых я не ожидал такого, по крайней мере, могли бы позвонить и поинтересоваться, живы мы или нет после девяти нападений.

В конце концов, я перестал общаться с большим количеством людей и не жалею, потому что они показали, как будут себя вести в соответствующей ситуации. Помню, встретил журналистку телевидения, она большая поклонница «Псковской губернии». Но она сказала: «Зачем вы все это делаете, вы же предаете Родину. Вы фактически подставляете страну под санкции, под возможное нападение, вы развязываете третью мировую войну. Родина не может быть не права». Она нас, таких непонятливых, жалела...

Последняя статья из книги «Россия и Украина. Дни затмения»

Алексей Семенов:

«Никто эту книгу писать не собирался. Она сложилась противоестественно — настолько, насколько противоестественно развивались в последние годы отношения России и Украины.

1 марта 2014 года Совет Федерации РФ принял постановление № 48, где были такие слова: «Дать согласие президенту Российской Федерации на использование Вооруженных сил Российской Федерации на территории Украины до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране». В тот день началось какое-то новое летоисчисление, к которому до сих пор трудно привыкнуть. Как будто началась жизнь после смерти, и все, что происходит после 1 марта 2014 года, словно находится в другом измерении.

Все эти годы мы старались фиксировать в газете то, что нам было видно и слышно. И получили ответную реакцию. Перечитывая все это впервые спустя несколько лет, кажется, что получилась краткая история возрождения российского реваншизма.

Похоже, в 2014 году множество людей разных политических взглядов в разных странах одновременно внезапно устали от мира и решили немного повоевать. Но немного не получилось.

Напряжение накапливалось давно. Его можно было почти безболезненно снять. Но нашлись влиятельные люди, решившие, что плохой мир хуже плохой войны. К тому же, оказывается, необязательно называть войну войной, военных — военными, а убитых — убитыми.

Однако эта книга, составленная из статей разных авторов, публиковавшихся в одной газете, не только о реваншизме. Она еще и о тех, кто сопротивлялся войне. О тех, для кого ежедневная пропагандистская ложь — невозможная пошлость, которую нет сил терпеть.

Сразу после того, как статьи публиковались в газете, авторов упрекали в том, что они чрезмерно сочувствуют то тем, то этим. Жалеют псковских десантников, жалеют украинцев, жалеют еще кого-то. Все зависело от места проживания читателей, от их политических взглядов.

Наверное все читатели правы. Мы жалели и живых, и мертвых. Наши народы не были обречены на войну, я не должен был ехать в далекую псковскую деревню, чтобы там 79-летняя бабушка спрашивала меня о своем погибшем внуке: «Зачем его туда пихнули?» – имея в виду Луганск.

Этой войны вообще не должно было быть. Ради чего погибли тысячи людей разных национальностей — виновные и абсолютно невиновные? Кому стало лучше от того, что на сотнях кладбищ России и Украины до Малайзии и Австралии появились тысячи свежих могил? Кто выиграл от объявления санкций и международной изоляции?

Это война – прихоть. Ее сочинили, а потом принялись экранизировать. Но быстро выяснилось, что все происходит по-настоящему. Гибнут статисты, гибнут герои. Только режиссеры и сценаристы живы-здоровы.

Как обычно бывает на войнах, большая часть погибших и раненых — мирные люди. Но погибли они не случайно. Такова логика войны.

Хотелось бы издать совсем другую книгу. Без могильных крестов на фотографиях, без ухмыляющихся боевиков и без самодовольных лживых политических деятелей и «экспертов», выучивших слово «геополитика».

В этой книге не должно быть осторожных рассказов людей, которые боятся лишний раз раскрыть рот, опасаясь наказания за правду. Там не будет интервью с пленными.

Но прежде хотелось бы написать о том, как наказаны те, кто развязал в центре Европы дикую войну, которой как бы нет».

Публикацию подготовила Татьяна Романенко.

На снимке: Могилы военнослужащих, погибших в Донбассе. Кладбище на погосте Выбуты, Псков, август 2015 г.

Фото Алексея Семенова, «Псковская губерния».

Комментарии

Радиация продолжает убивать жителей Приморья 10:30, 27.05.2019
По словам жителей приморского поселка, химическая служба Тихоокеанского флота обнаружила 15 очагов повышенного радиоактивного излучения в окрестностях поселка Дунай Приморского края. Однако информацию тут же засекретили. Это противоречит действующему законодательству, поскольку налицо угроза жизни и здоровью местного населения. Мимо радиационного могильника каждый день с работы и на работу ходят сотни рабочих судоремонтного завода на берегу бухты Чажма. Масштабы заражения, судя по первичным замерам, огромны.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что дала прямая линия с Путиным?

1. Я не смотрел(а), у меня аллергия к этому.
2. Выпустили косаток из «китовой тюрьмы» в Приморье (их давно хотели отпустить, но ждали показухи).
3. Выяснили, что в поселке Тюменской области действительно нет воды.
4. Путин впервые прочитал SMS и сказал, что ему стыдно за потерянную записку бабушки.
5. Создание новой структуры, которая будет следить за полицейскими, чтобы они не подбрасывали наркотики кому ни попадя. А потом будет создана следующая структура...
6. Мы узнали, что в среднем зарплаты в России растут, но Путин извинился, что не всем это видно.
7. Гордость за нашего сказочного президента...
 

Всего проголосовало
4 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года