Главная страница Политика От восточного института до федерального университета

От восточного института до федерального университета

29.03.2018
Юрий Трифонов-Репин.

Куда пойти учиться – был главный вопрос выпускников школ в СССР, а куда пойти работать, или кому нужны бакалавры и магистры – эти вопросы задают себе и правящему клану сегодня выпускники академий, институтов и университетов Дальнего Востока.

В обширной азиатской части Российской Империи до октября 1899 года высших учебных заведений не было, за исключением Томского университета, открытого в 1888 году. Первым дальневосточным вузом стал Восточный Институт Владивостока. Он размещался на улице Пушкинской, 10, парадный вход в это здание и поныне украшают базальтовые львы, подаренные в 1907 году китайским представителем при Приамурском генерал-губернаторе в знак особого уважения и признания заслуг Восточного Института в деле укрепления дружбы двух великих народов - России и Китая.

Восточный Институт Владивостока на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков стал первым вузом на Дальнем Востоке. В феврале 1898 года Николаем II был учрежден Особый комитет, выработавший устав будущего Восточного Института. 9 июля 1898 года последовал Указ Николая II, а 24 мая 1899 года им же было Высочайше утверждено “Положение о Восточном Институте”. Новый Институт был торжественно открыт 21 октября 1899 года. У его истоков стояли умнейшие государственные деятели России в лице представителей Министерства народного просвещения и Министерства финансов.

Вся организационная работа по созданию во Владивостоке Восточного Института легла на плечи выдающегося отечественного ученого, известного монголоведа, профессора Петербургского императорского университета Алексея Матвеевича Позднеева. Cоздание Восточного Института на далекой окраине Российской Империи было обусловлено исторически. В конце XIX века именно на Дальнем Востоке происходили важные политические события, вызванные конфликтами ведущих держав за передел мира. Одним из важнейших событий в 90-е годы XIX века была война Японии против Китая (1894-1895 годы), в результате которой японское правительство заявило о своих территориальных притязаниях побежденному Китаю - об отторжении о-ва Формозы (Тайвань) и Южной Маньчжурии, включая Ляодунский полуостров.

В правительственных кругах России хорошо понимали, что переход к Японии этих территорий, а также Кореи неизбежно привел бы к изоляции нашей страны от Китая и на море, и на суше - главном северо-восточном направлении к китайской столице.

Выступление России против японских притязаний в Маньчжурии, поддержанное Францией и Германией, вынудило Японию отказаться от захвата Южной Маньчжурии. Однако при этом контрибуция Китая, по условиям Симоносекского договора, была увеличена с 200 до 230 млн американских долларов, что для Китая было обременительно.

Россия в этом случае оказала Китаю не только политическую, но и финансовую поддержку, предоставив правительству Китая в 1805 году крупный заем в сумме 400 млн франков.

В 1896 году был заключен российско-китайский договор о военном союзе, по условиям которого, в случае нападения Японии на русскую территорию в Восточной Азии, а также на территории Китая и Кореи, высокие договаривающиеся стороны обязывались поддерживать друг друга всеми сухопутными и морскими силами. Для осуществления союзных обязательств правительство Китая предоставило России в аренду территорию на Ляодунском полуострове под сооружение военно-морской базы.

Образованное Русско-Китайским банком “Общество КВЖД”, акционерами которого могли быть только граждане Китая и России, а председателем - представитель правительства Китая, стало ведущим предприятием в развитии экономики Маньчжурии и сыграло значительную роль в российско-китайских отношениях.

Руководство КВЖД и многочисленных промышленных, торговых и финансовых предприятий, возникших в связи со строительством и деятельностью этой дороги, потребовало от России существенно расширить подготовку квалифицированных китаеведов, в том числе в непосредственной близости от Китая - во Владивостоке.

Известно, что до конца XIX века в России существовал практически лишь один крупный центр востоковедения - петербургский, начавший свою деятельность с 1855 года. За сорок с лишним лет он сумел подготовить целую плеяду замечательных китаистов, монголоведов, тибетологов, маньчжуристов. В этот период Россия особенно нуждалась в таких специалистах, которые не только свободно бы владели языками народов и стран зарубежной Восточной Азии, но и разбирались бы во всех хитросплетениях их политического и социально-экономического положения, традиций, обычаев, религии, культуры.

Однако петербургский центр востоковедения, занимавшийся изучением классической филологии, древней и средневековой культуры Востока, был не в состоянии готовить специалистов широкого профиля. Существовала, правда, еще и московская школа востоковедения, но она до 1920 года вообще не занималась проблемами дальневосточных регионов, ограничиваясь изучением истории и культуры регионов Ближнего и Среднего Востока. Таким образом, открытие во Владивостоке 21 октября 1899 года Восточного Института было исторически обусловлено и свидетельствовало о дальновидной политике Императора Николая II и правительства России.

По Положению о Восточном Институте от 24 мая 1899 года, главным его предназначением должна была стать “подготовка учащихся в нем лиц к службе в административных и торгово-промышленных учреждениях Восточно-Азиатской России и прилегающих к ней государств”.

Заимствованные у петербургской школы формы и методы преподавания во Владивостоке получили новое содержание.

Будущие профессора и преподаватели Восточного Института изучали разговорные и литературные языки стран зарубежной Восточной Азии, их быт, экономику и промышленность. Обучение в Восточном Институте, в отличие от Петербургского центра востоковедения, не ограничивалось рамками классической филологии или изучением памятников древней и средневековой литературы и культуры народов Востока. Впервые в России был введен целый комплекс страноведческих дисциплин, нигде ранее в таком объеме и в таких аспектах не изучавшихся.

Так, монгольскую и калмыцкую словесности вел первый директор и организатор Восточного Института ведущий профессор Петербургского университета Алексей Матвеевич Позднеев. Китайский язык преподавали профессора Аполлинарий Васильевич Рудаков и Петр Петрович Шмидт, японский - профессор Евгений Генрихович Спальвин, корейский - профессор Григорий Владимирович Подставин. Историю, географию, этнографию народов и стран Китая, Кореи, Тибета, Маньчжурии вел профессор Николай Васильевич Кюнер, свободно владевший 17 языками (7 восточными и 10 европейскими).

К концу первого десятилетия в профессорско- преподавательский коллектив Восточного Института влились его лучшие выпускники - китаист, маньчжуровед и этнограф Александр Васильевич Гребенщиков и японист Василий Мелетьевич Мендрин (впоследствии многие из вышеперечисленных профессоров становились ректорами владивостокских вузов). В сферу научных интересов этих замечательных востоковедов входили проблемы национально-освободительного движения в Китае, его уникальной культуры, истории, экономики, географии и этнографии; их интересовали особенности этнического и политического развития Японии. Кореи, Монголии, Тибета.

Профессора Восточного Института получили широкое признание не только как создатели первой российской школы востоковедов-практиков, но и как авторы многочисленных рекомендаций по формированию политики Дальневосточного края по так называемому “инородческому населению’’, в которых наряду с объективным анализом политики нерусских народов и народностей подчеркивалась необходимость оказания им всемерной материальной и духовной помощи.

В Восточном Институте изначально существовала очень хорошая традиция - командировать в летний период не только профессоров и преподавателей, но и студентов в изучаемые ими страны Дальнего Востока. При этом студентам, как и преподавателям, выплачивалось командировочное пособие. Оно формировалось не только из штатного ассигнования (всегда недостаточного), но и из средств многочисленных меценатов, среди которых особенно выделялись статский советник А.В. Даттан, купец И.Е. Паргачевский, владелец пивоваренного завода Ф.П.Зильгальв. Благодаря поддержке меценатов и попечителей, Восточному Институту принадлежали одна из лучших в России востоковедных библиотек и типография с уникальным набором шрифтов восточных языков.

Почти со дня открытия во Владивостоке Восточного Института начали издаваться “Известия Восточного Института’’, учебные пособия и программы. В качестве приложения к “Известиям” каждые 10 дней выходила “Современная летопись Дальнего Востока”, в которой помещались сведения, почерпнутые более чем из 60 дальневосточных периодических изданий.

Кроме типографии в ведении Института были Этнографический и Торгово-промышленный музеи и богатейший архив, располагавший копиями дел Главного Китайского архива Хэйлунцзянской провинции и Цицикарского речного ведомства. Всего в архиве было около 20 тысяч томов рукописных официальных материалов. Среди коллекций Этнографического музея преобладали предметы китайского религиозного культа и военного дела, многие экспонаты были вывезены из Китая после так называемого “боксерского восстания”, а регулярные поступления отражали материальную и духовную культуру стран Востока.

Образовательная деятельность Восточного Института не прерывалась даже в самые трудные годы революционных переворотов и Гражданской войны.

Статус самостоятельных структурных подразделений в 1918-1919 годах получили Высший политехникум, юридический и историко-филологический факультеты. Во главе этих, как правило, частных вузов стояли профессора Восточного Института. В 1920 году все они были объединены в Государственный Дальневосточный университет – ГДУ.

Судьба Высшего политехникума (ректор - профессор Восточного Института В.М. Мендрин) сложилась так: в 1919 году, после слияния с Уральским горным институтом, часть которого была эвакуирована из Екатеринбурга во Владивосток, он был реорганизован во Владивостокский государственный политехнический институт. В 1922 году Дальний Восток присоединяется к Советской России и во Владивостоке проводится реформа народного образования, а в 1923 году создается единый вуз - Государственный Дальневосточный университет, в состав которого входят в качестве технического факультета Политехнический институт, а также Педагогический институт им. К.Д. Ушинского и Читинский государственный университет.

В 1930 году после очередной реформы Государственный Дальневосточный университет (ГДУ) реорганизуется в Дальневосточный политехнический институт (ДВПИ). Ректор ГДУ В.И. Абрамович становится директором ДВПИ. К ДВПИ переходят архив, типография, библиотека, здание по ул. Пушкинской, 10, основная часть профессорско-преподавательского состава.

В 1931 году образовывается Дальневосточный государственный университет (ДВГУ), закрытый в 1939 г. и восстановленный только в 1956 г. на базе Педагогического института.

В 1935 году ДВПИ присваивается имя В.В. Куйбышева. В 1992 году ДВПИ получил статус технического университета и был переименован в Дальневосточный государственный технический университет (ДВГТУ). В этом же году вуз прошел аттестацию и перешел на многоуровневую систему подготовки специалистов, а в 2001 г. вновь получил имя В.В. Куйбышева.

Хочется верить, что замечательные традиции высшей школы Дальнего Востока найдут достойное продолжение в деятельности профессоров, руководителей и учёных всего Дальнего Востока в наступившем третьем тысячелетии. В 1999 г. исполнилось сто лет Восточному Институту, положившему начало высшему образованию на далекой окраине России, первым директором и организатором которого был профессор Алексей Матвеевич Позднеев...

ДВФУ – Дальневосточному Федеральному Университету - и нам остается надеяться и ждать, что он встанет в один ряд с Кембриджем, Гарвардом, Оксфордом, Сорбонной, Колумбийским или Токийским. Хочется услышать речь студентов не только на китайском или японском, но и на языках всех стран Азиатско-Тихоокеанского региона!

Не знаю, куда пойдут работать бакалавры и магистры ДВФУ, а вот выпускник ДВВИМУ им. Г.И. Невельского сегодня – Президент компании «Роллс-ройс” по АТР, а японист из ДВГУ - Президент американской компании в Японии. Выпускник ДВПИ – главный инженер судоремонтной и судостроительной компании в южной Австралии.

Юрий Трифонов-Репин.

Выпускник орденоносного ДВПИ

Комментарии

Николай 20:41, 22.04.2018
Президент компании «Роллс-ройс” по АТР - что за кампания?
олег 15:49, 22.04.2019
И что стало с Восточным институтом в годы репрессий?

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

В последнее время во Владивостоке сгорел ТЦ «Максим», заявились маски-шоу в сеть ТЦ «Реми». К чему бы это?

1. К тому, что москвичи обустраивают под себя новую столицу.
2. Никакие не москвичи, это местные рубятся.
3. Слишком много ТЦ, кто-то умный пропалывает.
4. А не надо уходить от налогов, Большой Брат бдит.
5. Ни к чему, это просто роковая случайность.
6. История повторяется, привет вам из 90-х!
7. А мне по барабану (по бубну).
 

Всего проголосовало
9 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года