Главная страница Политика Ученье - свет. И деньги. Не в России

Ученье - свет. И деньги. Не в России

14.02.2018
Роман ВИНОКУРОВ

фото

Он преподавал в вузах России, Южной Кореи и Германии, занимался научной деятельностью в Гарварде. И не понаслышке знаком с образовательным процессом в высших учебных заведениях этих стран. Его сравнения явно не в пользу России. Независимый ученый, кандидат исторических наук Александр Ким рассказывает о том, что значит быть ученым в России и ведущих странах капиталистического мира.

- Александр, когда Вы начали заниматься научной деятельностью?

- Еще когда был студентом. Пытался писать статьи для студенческих конференций. Но никаких успехов не было. После этого пошел в аспирантуру во Владивостоке в системе ДВО РАН в 1998 году. У меня был очень сильный научный руководитель кандидат исторических наук Александр Львович Ивлиев, который объяснил специфику научной работы, необходимость работы с первоисточниками, в том числе на иностранных языках. Раньше я этого не знал и делал не все правильно. Собственно, с института истории, археологии и этнографии ДВО РАН и началась моя научная карьера.

- На тот момент Вы знали какие-либо иностранные языки?

- Я знал с детства только хамгёнский диалект корейского языка - это диалект, на котором говорят корейцы Приморского края, Средней Азии и Китая. Но знания его недостаточно, потому что он сильно отличается как от северокорейского, так и южнокорейского.

Александр Львович объяснил, что мне необходимо учить корейский и английский языки. Поэтому он помог мне получить языковую стажировку, и таким образом я оказался в Южной Корее, где начал изучать южнокорейский язык. Там впервые познакомился с учеными из-за рубежа: южнокорейскими, австралийскими, американскими. Они и рассказали мне, как надо писать статьи, что существуют рейтинговые журналы, в которых публикуются ученые.

С некоторыми из этих людей мы вновь встретились спустя несколько лет, и они были приятно удивлены моему резкому прогрессу в научной деятельности. Многие из них зачастую с недоверием относятся к российским ученым, так как наши соотечественники нередко начинают хорошо, а потом быстро затухают.

- Почему это происходит?

- В России не существует хороших условий для науки. Зарплаты как у ученых, так и у преподавателей в провинциальных вузах небольшие. Плюс большая нагрузка. Поэтому ученые очень быстро начинают разочаровываться в научной работе и все меньше пишут статей. Еще один немаловажный момент. Мы находимся на периферии научной деятельности, отсюда страдаем из-за отсутствия информации. Сложно вырваться на стажировку, конференцию, или получить международный грант, или опубликовать научную статью в бесплатных рейтинговых журналах за рубежом.

Публиковать статьи на английском языке не каждому под силу. Во-первых, не все прекрасно знают его на уровне родного. Во-вторых, прежде чем отправить статью в журнал, ее необходимо отдать на правку специалисту, который профессионально занимается корректировкой академического английского текста. Этот человек, как правило, магистр, имеет специализацию по академическому английскому языку или по профессиональному писательскому делу. Эти же люди при случае могут подтвердить, что рассмотренная ими статья принадлежит тебе. Потому что бывают случаи, хотя и редко, когда журнал статью не публикует, а через некоторое время она или ее часть выходят под другим авторством.

- Это научная деятельность, а если говорить о преподавательской?

- Не могу сказать, как сейчас, но еще несколько лет назад в российских вузах, где я работал, преподавательская нагрузка составляла около 800 часов в год. Это очень большая нагрузка. Плюс преподаватель много времени проводит, делая рабочие программы, планы, учебные методические комплексы. Очень много бумажной работы.

Когда я находился в университете Корё, там профессор, под руководством которого я работал, вел всего шесть часов в неделю. Он обычно отводил их в течение дня, а всю остальную неделю занимался научной деятельностью. При этом его зарплата составляла, если перевести корейские воны на наши деньги, полмиллиона рублей в месяц. Наши доктора наук, профессора кафедр зарабатывают более чем в десять раз меньше, имея при этом большую еженедельную нагрузку. Плюс у корейского профессора еще есть выплаты за научные достижения и публикации. За одну публикацию высокого научного уровня он может получить от 100 тысяч до 500 тысяч рублей.

- Кто их выплачивает?

- Университет.

- О чем должны быть публикации?

- В основном по своей специализации. Одни пишут об истории Кореи, другие - об английской литературе, этнографии или по истории бокса и т.д.

- Насколько различается сам образовательный процесс в наших и корейских университетах?

- В последнее время Корея делает ставку на развитие международного образования. Приглашают много профессоров из-за рубежа. На первом курсе студентов не особо сильно грузят учебой. Там считают, школьник очень много готовился, чтобы поступить в университет, поэтому первый учебный год в вузе для них получается разгрузочным. И со второго курса учатся уже активно. Обучение длится шесть лет: четыре года - бакалавриат, еще два - магистратура. Большинство предпочитает оканчивать магистратуру.

- Стипендии платят?

- Лишь некоторым - особо отличившимся в учебе или спорте. Основная масса учится за свой счет. В том же университете Корё стоимость оплаты составит 300-400 тысяч рублей в год. В государственных вузах есть бюджетные места, но туда крайне сложно поступить в связи с очень высоким уровнем отбора.

- Как долго пробыли в Гарварде, и какие у Вас сложились о нем впечатления?

- Пробыл четыре месяца. Гарвард - самый богатый вуз США. Его годовой бюджет официально превышает 30 миллиардов долларов. Но при последнем ректоре, по-моему, эта сумма выросла. По подсчетам наших специалистов, бюджет Гарвардского университета превышает бюджет всей Российской академии наук. Сотрудники мне рассказывали, что годовой заработок профессора Гарварда составляет 200 тысяч долларов, притом, что в год он работает со студентами всего лишь 300 часов. Но Гарвард - это не только собственно университет. Там находится множество научных центров. С их сотрудниками я как раз там и общался.

Гарвард входит в «Лигу плюща», который включает в себя несколько старейших и элитных университетов страны. И в ней есть свои строгие правила. На экзаменах нельзя подглядывать, в некоторых вузах студенты должны доносить на своих товарищей, если увидят, что те пользуются на экзамене телефонами, шпаргалками и т.п. Не донесет - значит, не уважает свое образование и качество обучения в университете.

Но такие правила существуют только в нескольких учреждениях высшего образования. Мне рассказывали, что несколько лет назад из Гарварда выгнали сразу до 20 студентов. В одной из социальных сетей они создали закрытую группу, в которой высмеивали какую-то национальность, вроде бы мексиканцев. Об этом стало известно, и вуз, так как они его опозорили, их отчислил, несмотря на то, что все они хорошо учились. Студентам с первого дня обучения прививают чувство гордости, что они учатся в вузах, входящих в «Лигу плюща». В свою очередь, молодые люди должны быть чистыми и честными.

- Обучение там, конечно, платное?

- Не всегда. Дело в том, что в Гарварде совершенно другая схема набора студентов. Абитуриент может иметь одни «пятерки» и не поступить в вуз. А вот тот, у кого были «пятерки» и «четверки», - его примут. Потому что важным критерием при приеме является жизненная позиция будущего студента. Преимущество при поступлении будет иметь тот, кто ведет активную общественную деятельность: работает волонтером, участвует в общественной жизни города, помогает решать его проблемы и т.д. Поэтому и говорят, что из Гарварда вышло множество президентов, сенаторов, общественных деятелей, лауреатов Нобелевской премии.

Еще одним параметром для Гарварда является необычность в плане постижения науки. Там любят заниматься так называемыми междисциплинарными исследованиями. Я встречал китаянку - специалиста в области финансов, но в университете она была на кафедре социологии. Ее взяли, потому что посчитали, что исследуемая ею тема будет интересной и в плане междисциплинарных исследований перспективной. Или украинка - она работает в области физики, а приехала на стажировку на кафедру управления.

Как сказал мне один человек: «В Гарварде проводятся исследования, которые могли бы пройти где угодно и наоборот, такие, которые не могли бы пройти где угодно в силу их необычности». И Гарвард, и другие университеты «Лиги плюща» постоянно находятся в поиске новых научных идей.

- Там работают ученые со всего мира?

- Да. Даже встречал женщину из Замбии. Конечно, она приехала по приглашению университета. Сама бы она денег не нашла, Замбия - бедная страна. Видел много россиян, как правило, из Москвы и Санкт-Петербурга. Вот они учились за свой счет.

- Какое у Вас сложилось мнение о высшем образовании в Германии?

- В Германии я работал в течение четырех месяцев в 2009 году в качестве приглашенного ученого. Вел курс на английском языке. Понятно, что глубоко ознакомиться с этим вопросом я не мог, так как немецким не владею. Но из того, что удалось узнать, мне стало ясно, что там дают очень качественное образование.

Если у нас до вуза доходят процентов 90 выпускников школ, у них эта цифра гораздо ниже. Многие после окончания школы поступают в техникумы, устраиваются на работу или идут служить в армию. До конца 2000-х годов высшее образование в Германии было бесплатное. Сейчас оно платное, но, как я понял, не превышает 1000 евро в год. Это уже меньше, чем у нас. Кроме того, в некоторых федеральных землях родителям детей, которые идут учиться в вуз, начисляются детское пособие, - порядка 5 тысяч евро в год. Поэтому плата за обучение совершенно не бьет по семейному бюджету.

Я бы сказал, что в среднем немецкий студент сильнее нашего, а если говорить о магистрантах, сравнение тем более будет не в нашу пользу. Обратил внимание на их любознательность. Они хотят знать очень много. Как-то встретил одну девушку-студентку - будущего врача, она около километра прошла на костылях в вуз, потому что не хотела пропустить лекции. Не думаю, что наши студенты на такое бы решились.

Слышал, что немецкий профессор зарабатывает в месяц порядка 8 тысяч евро без вычета налогов. С другой стороны, в Германии очень жесткая конкуренция в плане получения научной степени. Профессором становится только каждый двухсотый кандидат наук. Но зато их профессора реально очень сильные. Это является причиной, почему сейчас немецкая медицина - лучшая в мире. Там действительно мощные кадры.

Когда я там находился, ко мне с просьбой обратился парень-магистрант. Он занимается изучением Восточной Азии и хотел поступить ко мне в аспирантуру. Молодой человек свободно владел английским, корейским и японским языками. Я тогда работал в филиале ДВГТУ в Уссурийске. Немец, конечно, ничего не знал об этом вузе, но хотел учиться под моим руководством. Но когда я представил его, приехавшего в мое тогдашнее учреждение (где не было вообще никакой научной базы), то подумал, что лучше этому магистранту к нам не ехать. И ему отказал.

- Помогаете нашим российским ученым с публикациями в зарубежных изданиях?

- Конечно. Меня приглашают стать соавтором ученые из Уссурийска и Владивостока. Я анализирую собранные материалы, дополняю работу новыми данными и т.д. Так как мое имя известно в научных кругах, затруднений с публикациями не испытываем. Эта работа не приносит мне никакой финансовой выгоды, но позволяет моим коллегам вырваться на международный уровень науки. К тому же это дает много новой информации и, соответственно, толчок для развития.

Роман ВИНОКУРОВ

Справка:

Александр Ким:

Кандидат исторических наук, доцент, автор порядка 100 научных публикаций на русском, английском и корейском языках. Его работы также публиковались на китайском, венгерском, немецком, испанском, португальском и французском языках. Его 32 статьи входят в рейтинги Scopus и Web of Science - известных в мире баз данных с возможностями отслеживания научной цитируемости публикаций. Специализируется на изучении общества, истории, археологии, этнографии, международных отношений стран бывшего СССР, Китая и Кореи. Преподавал в ПГСХА, филиале ДВГТУ, школе педагогики ДВФУ (все - Уссурийск), в университете Корё (Сеул), Академии изучения Кореи (г. Соннам, оба - Южная Корея), в Рурском университете (Бохум, Германия). Стажировался на кафедре истории Сеульского национального университета (Южная Корея), занимался научными исследованиями в Гарварде (США).

Комментарии

Андрей Коваленко 02:48, 15.02.2018
Спасибо Рома за интересное интервью. Знаю Александра давно. Умный и целеустремленный человек. Удачи ему.
Ценный 17:06, 18.02.2018
источник.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Путин сказал, что в соцсетях мало позитива. Почему?

1. Это правда, для него там мало позитива.
2. Потому что идет охота за лайки.
3. Потому что он не понимает черный юмор, а его там полно.
4. Не там ищет позитив. Пусть смотрит свой телевизор.
5. Что посеял, то и пожинает.
6. Потому что Путин не постит котиков.
7. Потому что не там смотрит. На самом деле там полно смешного и пошлого.
 

Всего проголосовало
4 человека
Прошлые опросы

▴ Мифы и враньё о пенсионной реформе

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года