Главная страница Политика Вячеслав Дрожжин: «Мы создаем законы, нужные людям и приморской тайге»

Вячеслав Дрожжин: «Мы создаем законы, нужные людям и приморской тайге»

13.12.2017
Виктория ВАСИЛЕНКО

фото

Депутат Законодательного Собрания Вячеслав Дрожжин рассказал нашему корреспонденту о наиболее важных проблемах работы комитета по продовольственной политике и природопользованию Законодательного Собрания Приморского края в уходящем 2017 году.

Корр.:

– Самая свежая новость о законе по заготовке кедрового ореха, наконец-то его рассмотрели депутаты на очередном заседании Законодательного Собрания. Знаю, что инициатором был ваш комитет, почему?

Вячеслав Дрожжин:

– Проблема бесконтрольного и варварского «сбора» кедрового ореха в промышленном масштабе обозначилась последние года три. Только в этом году комитетом мы собирались несколько раз. На заседания комитета для обсуждения проблемы приглашались различные контролирующие органы.

Были разные мнения, предлагали ограничить сбор кедрового ореха 40 килограммами в одни руки для личного потребления. Другие предлагали к весу добавить и сокращение сроков сбора. От нашего комитета депутаты предлагали ограничить по срокам.

Около месяца назад от заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Ивана Валентик пришел ответ на наш запрос: «Да, в принципе, вы можете это сделать». А потом наш нынешний губернатор встречался с ним. Теперь уже в первом чтении вопрос был рассмотрен депутатами краевого парламента. Собирать кедровую шишку для личного пользования можно теперь только полтора месяца с 1 октября по 15 ноября.

– А если поймали, например 16 ноября, что будет тогда?

– Полиция и лесники будут ловить и наказывать штрафами. Таким образом, мы повыгоняем из лесу шишкарей – иностранных граждан, которые обустроились жить в тайге целыми станами задолго до созревания кедрача. Именно они вычищают тайгу подчистую. Калечат деревья «когтями». Становятся виновниками лесных пожаров.

Как рассказала нам на одном из заседаний комитета приглашенный депутат из Анучино, из-за варварского сбора семян кедрового ореха в тайге перестали расти маленькие деревья. Нет подлеска. Это значит, что кедрач «выгребают» полностью. Семена не успевают в землю попасть.

Не стоит забывать, что кедровая шишка одна из пищевых звеньев в цепи питания дикого зверя. И если не будет в лесу шишки, то всем обитателям будет плохо. В том числе – амурским тиграм и дальневосточным леопардам, которых мы так тщательно охраняем.

От варварского разграбления тайги теперь краевой закон заготовку кедрового ореха ограничивает сроками. Кроме того, запрещено при сборе орехов вырубать деревья и кустарники, а также применять инструменты, механизмы и устройства, которые могут повредить лесные насаждения.

Такие поправки в закон «Об использовании лесов в Приморском крае» рассмотрели в первом чтении депутаты на очередном заседании Законодательного Собрания. Законопроект подготовлен с целью защиты приморской тайги от чрезмерной антропогенной нагрузки, которую оказывают на нее сборщики кедрового урожая, и деградации лесных массивов.

– Знаю, что в Совете Федерации обсудили вопросы запрета на вырубку липы. И это заслуга депутатов вашего комитета.

– Вопрос вырубки основного медоноса – липы – на контроле комитета. Мы собирали неоднократно совещания с лесниками, прокуратурой и другими заинтересованными сторонами, писали в Москву и просили включить нашу приморскую липу в Приказ Рослесхоза.

Там уже есть три вида липы, вырубать их в промышленных масштабах запрещено. Можно только, например, для противопожарных полос или санитарных рубок. Нам рекомендовали включить липу к себе в «Красную книгу». Но мы-то понимаем, что это – билет в один конец. То, что в «Красную книгу» уже включили, назад не уберешь.

По всем этим вопросам мы взаимодействуем с депутатами Государственной Думы от любых партий, партийная принадлежность нам не важна, ведь наша задача – решить проблему, а не заниматься выяснением «у кого галифе шире». Но радует, что наш вопрос о липе рассмотрели на заседании Совета Федерации.

В этом вопросе мы очень поддерживаем наших пчеловодов, для которых липа – медонос. Рубят всё подчистую, ведь запрета нет!

Закон о пчеловодстве мы приняли, но почему он не работает? Сегодня мы смогли включить пчеловодство в программу сельского хозяйства. Мы голосовали за первое чтение, а до этого провели заседание комитета. Мы видим, что в программе «Сельское хозяйство» на 640 млн рублей идет снижение финансирования по сравнению с предыдущими годами. Мы сделали обращение в администрацию края о том, что просим сохранить хотя бы цифру прошлого года.

Еще один вопрос, с которым мы обратились в Государственную Думу, это проблема запрета сбора валежника. Мы говорим: «Сделайте изменение в Лесной кодекс, мы такое уже внесли в ЗакС ПК еще в 2016 году». И попросили наших депутатов в Государственной Думе. Один из них – Виктория Николаева, и еще 71 один депутат Госдумы сделали такой законопроект, внесли его, но он как был в нулевом чтении, так на том уровне и остался. В феврале 2018 года будет уже год. Почему там ничего не проходит, я не знаю. Если бы он хотя бы первое чтение прошел и они бы работали над поправками, но нет. Лежит мертвым грузом.

Между тем, жители сельской местности продолжают к нам обращаться по проблеме заготовки дров. Здесь ситуация следующая.

Было много обращений граждан, в 2016 году проводили выездное заседание в Черниговке, одна из проблем – обеспечение населения дровами. Вопрос на самом деле трудный, серьезный, и вряд ли мы его серьезно сдвинули. Люди говорят: «Мы живем в лесу, но мы не можем зайти в лес и взять дров!»

Начинаем разбираться: первое – изменение в Лесном кодексе, сухостойную древесину теперь запрещено собирать. Значит, надо менять Лесной кодекс! Надо, обращаемся, не меняют! Постановление ЗакСа ПК делаем, обращения пишем!

Еще одна задача, стоящая во главе угла, из-за которой люди не могут в сельской местности заготовить дрова. В последние годы огромное количество лесных участков отдано лесным промышленникам. Причем, эти лесные участки подходят к деревням вплотную.

Например, если человек отошел от своего дома метров на 300, всё – началась аренда. И этот человек не имеет права на этом арендованном участке поднять даже упавшую гнилую ветку. Он никогда там не получит разрешение на вырубку. Даже если дадут ему разрешение, то это будет за 50 км и дальше. Там, куда трудно добраться, необходима выскопроходимая техника!

Еще одна проблема в этом деле – подача заявок. Нам люди рассказали, что приезжали по-честному подать заявку еще вечером. В 9 утра открывается лесхоз, заходят первые несколько человек, а они в этой очереди уже 45-е! То есть эти 45 уже успели подать заявки ранее: вчера, позавчера?

Этот вопрос мы тоже поднимали в присутствии вице-губернаторов, руководителей лесхозов на заседаниях. Мы спрашивали: «Почему так выходит, в чём причина?» Отвечают: «Да, есть такое дело, но мы его искореняем».

На самом деле, в лесной отрасли произошло очень много изменений, специалисты уходят из-за маленькой зарплаты, многих сократили (это около 40% от общего числа). При этом большой объем работы. Помимо основных профессиональных обязанностей – нахождения в лесу (выделение делян, осмотр деревьев), добавилось работы от контролирующих органов, ответы на их вопросы, в том числе из прокуратуры, полиции. Поэтому складывается такая общая картина.

Еще одна назревшая в этом вопросе проблема. КППК («Приморское лесохозяйственное объединение») – на грани банкроства с миллионными долгами, но обанкротить его не могут, потому что нет документов, а долги копятся!

Еще одна проблема – это 90% полномочий, переданных федералами. Т.е. деньги должны платить федералы, но они их не платят! У нас сегодня нет документов по лесоустройству, поэтому мы не можем понять, чем мы торгуем, что на аукционы выставляем, не понимаем границы.

У компаний, которые арендуют лесные участки, такие документы есть, для себя они это сделали. И таких компаний – процентов 70%, а что есть у оставшихся 30% – не понятно.

– Словом, «темный лес»?

– Это действительно «Темный лес»! Но мы всё равно своим комитетом продолжаем добиваться, чтобы сельское население перестало испытывать проблему в заготовке дров. Вот, например, Тернейский район, там почти каждый поселок находится внутри арендованного леса.

Как раз в этом году и в следующем будут заканчиваться около половины всех арендных договоров. И вот наше предложение, которое мы отдали предыдущему губернатору:

«В радиусе 5 км от любого населенного пункта не отдавать лес в аренду, не проводить аукционы, а отдать его населению».

Мы об этом везде писали и обращались, и я считаю, что делаем мы всё правильно.

Виктория ВАСИЛЕНКО, фото: vladivostok-news.net

Комментарии

Володя 22:15, 15.12.2017
Создавайте законы для заграницы, перевыполняйте план, но нам лучше жить по преступным понятиям многополярного русского мира.
ПОЛИЦИЯ?! Да кто ж ее посадит? 13:31, 16.12.2017
Полицейский украл из отдела сотни стволов на миллионы рублей
[Дата] 23 октября 2017 г.
Полицейский украл из отдела сотни стволов на миллионы рублей
Полицейский украл из отдела сотни стволов на миллионы рублей

Внештатный сотрудник полиции по линии борьбы с экстремизмом в Ростове-на-Дону похитил из камеры хранения оружия 418 пистолетов, карабинов и ружей, а также 17 400 патронов к ним.

Список украденного занимает 56 страниц, его стоимость превышает 12 миллионов рублей по ценам черного рынка. По данным следствия, 25-летний молодой человек занимался хищениями в течение семи месяцев. Помимо стволов, изъятых у нарушителей и сданных на хранение, он воровал служебное оружие ЧОПов.

Водитель для полковника

В 2012 году родной дядя 18-летнего Саши Гулова познакомил его со своим старинным другом, полковником полиции Виталием Гетмановым. Общались изредка, в основном во время семейных торжеств, когда за столом собирались родственники и друзья семьи. В 2014-м Саша Гулов попросил Гетманова помочь с трудоустройством — и тот взял его к себе внештатным сотрудником по линии борьбы с экстремизмом (Гетманов занимал должность заместителя начальника управления «Э» ГУ МВД по Ростовской области). Соответствующий приказ за номером 99 был издан 22 февраля 2014 года.

В сентябре 2014 года полковника Гетманова назначили начальником территориального отдела полиции №3 по Кировскому району города Ростова-на-Дону. Формально это можно считать даже небольшим понижением: из кресла начальника самостоятельного управления областного главка офицер переехал в кабинет начальника отдела города. Но о таком назначении мечтают многие офицеры органов внутренних дел — не секрет, что руководящая должность «на земле» больше нравится полицейским, чем высокие кабинетные кресла.

При всех преимуществах новой должности Виталия Гетманова было в ней несколько недостатков. И один из них — отсутствие персонального водителя. Поэтому очень скоро после переселения в кабинет отдела полиции №3 полковник пригласил своего бывшего внештатника перейти к нему в отдел, чтобы возить его на личной машине. Ну а заодно прикрепил к группе тылового обеспечения отдела, чтобы в свободное от поездок время было чем заниматься. Коллеги говорят, что Сашу Гулова новый начальник ОМВД представил личному составу старшиной отдела, но сам Гетманов в своих показаниях это категорически отрицает: мол, не было такого, всегда говорил, что он — внештатник. Стоит отметить, что зарплата внештатным сотрудникам полиции не положена.

Тыловой скандал

Группа тылового обеспечения, среди прочего, отвечает за хранение изъятого у граждан оружия и вещественных доказательств по уголовным делам. Практически во всех отделах российской полиции для этого предусмотрены разные сейфы, но в одном помещении — камере хранения оружия. Считается нормой, что вход в эту камеру находится в дежурной части: с одной стороны — табельное оружие сотрудников полиции, с другой — гражданское оружие и вещдоки.

Естественно, доступ в эту камеру открыт далеко не всем. Так, в отделе полиции №3 Ростова-на-Дону таким правом были наделены всего 12 человек: начальник ОМВД, два его заместителя из четырех, четверо оперативных дежурных и четверо помощников дежурных по разбору с задержанными. Кроме того, имели право входить в камеру материально ответственный офицер группы тылового обеспечения, начальник городского управления МВД, его заместители и четыре офицера — но их там никто никогда не видел.

В конце 2015 года крупное ростовское предприятие в связи со сменой собственника проводило инвентаризацию. В ходе сверки основных фондов выяснилось, что три служебных пистолета Иж-71, приобретенные еще в 2003 году для охраны завода, в связи с отсутствием условий хранения были временно переданы в тот самый отдел №3 полиции города Ростова-на-Дону. Бухгалтер направил запрос: на месте ли эти пистолеты? Увы, их не нашли. Бухгалтерия обратились в вышестоящую инстанцию — управление МВД города. Там сразу назначили служебную проверку, и о пропаже трех единиц оружия стало известно уже не только сотрудникам третьего отдела.

Среди тех, кто по долгу службы получил информацию о ЧП, был прокурор района — он занимался ремонтом своей квартиры и, как того требует закон, сдал в полицию на временное хранение свое охотничье, личное и гражданское оружие (травматический пистолет). Охотничьи ружья были на месте, а вот пистолетов нет ни одного — ни «Макарыча», ни «Лидера»… Запахло жареным.

Прижали к стенке

Уже вечером того злополучного дня 1 марта 2016 года, когда обнаружилась пропажа, старший лейтенант Бутырский был вызван в отдел. Ему приказали срочно найти пропавшие стволы. В самом деле, личное оружие надзирающего прокурора — это не какие-то там служебные пистолеты посторонней фабрики. Бутырский работал всю ночь: по журналам учета поступающего оружия он составил список всего того, что должно быть на хранении, и сверял его с реальностью. К 04:00 2 марта тыловик подвел итог: все табельное оружие в наличии (оно хранится в той же камере, но в других сейфах), из изъятого и добровольно сданного пропало 376 единиц хранения, в том числе 118 патронов и 258 ружей, карабинов и пистолетов. (Позже следователи регионального управления Следственного комитета России уточнили: при переучете забыли посчитать 49 стволов, уничтоженных в установленном порядке.)

В пять утра 3 марта оперативники управления собственной безопасности ГУ МВД России по Ростовской области задержали старшего лейтенанта Бутырского. И начали опрашивать всех сотрудников отдела. Действительно, по документам единственный, кто прикасался к оружию, был он. Офицер всячески отрицал как свою причастность к хищениям, так и то, что в камеру хранения оружия кто-то входил, кроме него. Но быстро выяснилось: это, мягко говоря, не соответствует истине.

«На первом опросе Гулов, пытаясь ввести следствие в заблуждение, рассказал, что лично принес Бутырскому пистолет ТТ, а потом из разговора того по телефону понял: оружие было продано. Более того, Бутырский якобы дал ему пять тысяч рублей из своих денег, — рассказал «Ленте.ру» следователь по особо важным делам первого отдела по РОВД (преступления против личности) СУ СКР по Ростовской области, старший лейтенант юстиции Сергей Гордеев. — Показания Гулова вызвали сомнения, да к тому же рано утром в отдел полиции явился гражданин, который сдал незаконно хранившийся газовый пистолет, указав в объяснении, что его ему подарил именно Гулов».

Внештатника вновь вызвали в СКР. На допросе он признался, что взял ствол из камеры хранения оружия, но по документам этот пистолет уничтожен. Причем похитил он его буквально только что, накануне скандала. И Бутырский ничего об этом не знал. Однако уже на следующем допросе, 10 марта, Гулов вдруг заговорил: как оказалось, у него были два знакомых, Александр и Виталий Фроловы, и они покупали оружие у Бутырского. Все похищенное может быть у них.

В погоне за стволами

Следователи быстро установили, что проживающий в соседнем Краснодарском крае Александр Фролов не знаком с Бутырским, а вот с Гуловым дружит более 10 лет. Только за последние полгода они созванивались более трех тысяч раз, буквально по 20 раз в день. Виталий Фролов живет в Республике Адыгея и тоже не знаком с Бутырским — зато с Гуловым они разговаривали по телефону почти каждый день: аппаратура сотовых операторов зарегистрировала больше 1700 соединений за шесть месяцев.

Тут неожиданно пришло спецсообщение из соседнего региона: сотрудниками ГИБДД Краснодарского Края 7 марта в городе Лабинск были задержаны два автомобиля — «Газель» под управлением местного жителя Александра Фролова и Range Rover с номерами Ростовской области. В багажнике джипа обнаружены автомат Калашникова и два полуавтоматических ружья «Сайга-410», внешне не отличимых от автомата Калашникова. А пассажиром в джипе был… начальник УВД по городу Ростов-на-Дону полковник полиции Дмитрий Тарасенко.

Все это оружие по документам числилось хранящимся в том самом ОМВД №3. Начальник УВД объяснил, что пытался вернуть украденные стволы, так как получил информацию от оперативников отдела собственной безопасности, что часть похищенного находится в соседнем регионе. По словам Тарасенко, в связи с риском исчезновения оружия он решил действовать сам. Начальству доложил — но рапорт оформить не успел.

Интересно, что, как следует из материалов уголовного дела, оперативную информацию о месте нахождения украденного автомата и ружей начальнику УВД полковнику полиции Тарасенко Д.В. доложил оперуполномоченный ОСБ капитан полиции Тарасенко А.Д. То есть речь идет, скорее всего, об отце и сыне. А информация была, естественно, получена, от источников, персональные данные которых в соответствии с законом «Об оперативно-разыскной деятельности» не подлежат рассекречиванию.

Сдал назад

Поняв, что обман не удался, Гулов замолчал. И только через три недели, 29 марта, вдруг попросил о досудебном соглашении. Это разрешенная законом процедура, при которой в обмен на полное признание и активное разоблачение других участников преступной деятельности обвиняемого приговаривают в упрощенном порядке к не более 2/3 максимального срока предусмотренного законом наказания.

«В ходе допроса Гулов полностью поменял свои показания. Заявил, что Бутырский не виновен. И подробно рассказал, как выносил оружие. Пользуясь тем, что он единственный, кто носит оружие из камеры хранения в службу тыла и обратно, он стал выносить и кое-что для себя. По дороге краденое прятал в помещении серверной на первом этаже отдела (туда, кроме него, никто не ходил), а потом переносил в личный автомобиль и вывозил с территории отдела полиции. Сперва говорил, что начал воровать в ноябре, затем вспомнил: первые стволы вынес в июле», — рассказывает следователь СУ СКР по Ростовской области Сергей Гордеев.

Стоит отметить: 29 декабря 2015 года начальник ОМВД №3 Гетманов рапортом доложил в ГУ МВД по Ростовской области, что в отделе проведена проверка условий хранения оружия и недостатков не выявлено.

В ходе следствия сотрудники СКР в Краснодарском крае нашли на территории фермерского хозяйства, принадлежащего Фроловым, схрон, из которого изъяли более ста стволов. Обнаружили еще несколько тайников, где, в частности, был спрятан один из двух пистолетов прокурора. У пистолета уже был сбит номер. Но больше 300 единиц оружия найти не удалось. Продано, а кому — пока неизвестно.

Стволы на миллионы

Масштабы хищений оружия Гуловым и компанией у ростовских полицейских обескураживают. Среди похищенного — автомат Калашникова, пистолеты Макарова, Иж-71 (это служебный вариант ПМ, под патрон 9х17), ТТ, Марголина и «Викинг», нарезные карабины и полуавтоматические гладкоствольные ружья семейства «Сайга», охотничьи полуавтоматы «Вепрь» и СКС, гладкоствольные ружья и травматические пистолеты, револьверы и обрезы…

Список украденного занимает 56 страниц. Причем боеприпасы прописаны всего несколькими строчками. К примеру: патрон калибра 9х18 — 334 штуки, по цене 2 рубля 54 копейки за штуку, на общую сумму 848 рублей 36 копеек.

Стоимость украденного составляет, по данным следствия, 2 миллиона 815 тысяч 285 рублей 81 копейку. Но это балансовая цена: так, пистолет Макарова там оценен в 4340 рублей 40 копеек, пистолет ТТ отечественного производства — 1236 рублей 00 копеек, граната Ф-1 — 93 рубля 96 копеек, АКМ-74 – 2336 рублей 93 копейки. Боевой автомат Калашникова за две тысячи триста тридцать шесть рублей девяносто три копейки!

Если пересчитать похищенное по ценам черного рынка, то получится немного другой результат — 12 миллионов 355 тысяч рублей. И это минимум.

Внештатный сотрудник полиции по линии борьбы с экстремизмом крал оружие не покладая рук на протяжении 216 дней. Если балансовую стоимость похищенного разделить на этот срок, то получится, что он каждый день клал в карман 13 034 рубля. Или 391 012 рублей в месяц. По мнению следствия, эти деньги он делил с братьями Фроловыми.

Предсказуемый финал

Дело братьев Фроловых сейчас слушает суд. По данным следствия, Гулов только выносил оружие, а продавали его они. Сейчас идет активный поиск покупателей. По оперативной информации, узнав о неприятностях Гулова, братья кинулись обзванивать покупателей. На их имущество, в том числе на дом в Краснодарском крае, наложен арест. Не исключено, что именно Фроловым придется возмещать ущерб.

Также рассматривается в суде уголовное дело в отношении руководителя группы тылового обеспечения старшего лейтенанта Бутырского. По версии следствия, он превысил должностные полномочия, доверив оружие внештатному сотруднику полиции, что привело к тяжким последствиям. Подозрения в хищении с Бутырского сняли.

Под суд отправились и все четверо оперативных дежурных ОП №3 Ростова-на-Дону — они не имели права выдавать Гулову ключи от камеры хранения оружия. Им вменяют в вину халатность. Кроме того, по результатам следствия своих должностей в полиции лишились 12 офицеров, в том числе начальник УВД Ростова-на-Дону Тарасенко. По некоторым данным, одному из них через суд удалось восстановиться.

Что касается самого Гулова, то Батайским районным судом Ростовской области он был осужден на четыре года лишения свободы в колонии общего режима. Суд принял во внимание, что осужденный заключил досудебное соглашение и имеет на иждивении маленького ребенка.

Приговор уже вступил в законную силу. Нехитрые подсчеты показывают, что за каждую украденную единицу оружия и боеприпасов Гулов проведет в местах лишения свободы 118 минут.

И право на условно-досрочное освобождение никто не отменял.
888 08:10, 17.12.2017
А кому нужны твои законы и Конституция РФ,если их даже гарант Конституции РФ презедент Путин публично с бандитским пафасом не признает??????
Газпромовские ворюги Михаил Сироткин и Кирилл Селезнев ограбили самого Путина 11:38, 18.12.2017
На днях стала достоянием гласности коррупционная схема, позволявшая сотрудникам ОАО «Газпром межрегионгаз» выводить из бюджета российской газовой монополии огромные суммы. По некоторым данным, руководила процессом «распиливания» газпромовских денег замгендиректора по экономике и финансам Наталия Коноваленко.

Следы махинаций привели к руководству «Газпрома»

Как писали СМИ, курирующая в «Газпром межрегионгазе» направление госзакупок Коноваленко вместе с несколькими своим знакомыми создала сеть подставных фирм, раз за разом побеждавших в аукционах на поставку компании разнообразных товаров и услуг. ООО «АНТ-Информ», ООО «Газстрой Северо-Запад», ООО «ПроджектТехнолоджи» и ООО «Арма» оказались перекрестно связаны своими владельцами, учредителями и выгодополучателями. По очень осторожным предварительным оценкам, деятельность этой сети приводила к завышению расходов «Межрегионгаза» примерно на 30%. Что в абсолютных числах только за полтора года – с начала 2013 по середину 2014 – принесло ее создателям порядка 400 млн рублей.

Даже такая огромная, разветвленная и сложно организованная компания, какой является «Газпром», вряд ли будет безучастно смотреть, как нечистоплотные сотрудники выводят из ее бюджета целые состояния. В конце концов, именно для этого и существуют службы внутренней безопасности, контрольно-ревизионные управления и иные специфические органы. Объяснить тот факт, что злоумышленники годами безнаказанно «доили» «Газпром», перекачивая государственные деньги в собственные карманы, можно лишь одним способом – если допустить, что их прикрывал кто-то очень и очень влиятельный, входящий в число высших топ-менеджеров госкорпорации.

Вычислить такого человека оказалось непросто, однако вполне возможно. Мы пройдем по всей цепочке, начиная от «закупочно-накруточной» группы компаний, свившей свое гнездо в «Газпром межрегионгазе», и до их высокопоставленной «крыши», по всей вероятности, отнюдь не безвозмездно позволявшей прокручивать эти финансовые махинации.

Заговор заместителей

Итак, роль заместителя гендиректора Наталии Коноваленко нам уже понятна: вместе со своими знакомыми она организовала всю схему – от контроля за электронной площадкой, на которой выставлялись тендеры, до фирм-прокладок, поднимавших стоимость необходимых «Межрегиногазу» закупок и выводящих затем полученную «дельту» в свою пользу.

Одним из ближайших коллег Коноваленко является Анатолий Еркулов – тоже заместитель гендиректора «Межрегионгаза», но уже по инвестициям и капстроительству. Одновременно он возглавляет ООО «Газпром инвестгазификация» и владеет 25% акций некоей компании «Трансстрой». А другими 25% ее акций владеет сама госпожа Коноваленко. Вновь мы видим сложное переплетение интересов, буквально повторяющее распределение ролей в коррупционной схеме фирм-прокладок, созданных специально для распила госзакупок.

Есть в этой компании и еще один заместитель гендиректора «Межрегионгаза» - а с 2012 года еще и член правления и начальник департамента по управлению имуществом и корпоративным отношениям самого "Газпрома" - Елена Михайлова, курирующая в компании вопросы корпоративных и имущественных отношений. На свой ответственный пост госпожа Михайлова, работавшая до этого скромным адвокатом в компании «Частное право», была назначена в возрасте 26 лет. Одной из первых ее задач на новом месте работы стал перевод активов региональных сбытовых компаний под контроль «Межрегионгаза». Часть активов по пути странным образом испарилась, а другая, как, например, принадлежавший «Мосэнерго» комплекс зданий на Раушской набережной, прямо напротив Кремля, оказался продан в разы ниже рыночной стоимости. Причем не кому-нибудь, а «Частному праву», что наводит на определенные размышления о роли в процессе самой Михайловой.

Но зам генерального – это всего лишь зам генерального, для крышевания масштабной коррупционной схемы калибр все же неподходящий. Кто помог нескольким заместителям, объединившимся ради повышения собственного благосостояния не вполне законными методами, не привлекать к своей деятельности лишнего внимания?

Любящий муж

Супругом Елены Михайловой в настоящее время является Михаил Сироткин - начальник департамента по управлению корпоративными затратами «большого» «Газпрома». По своей должности он контролирует все госзакупки, осуществляемые как центральным аппаратом российского газового гиганта, так и его многочисленными дочками. И судя по всему, именно он имеет прямое отношение к тому, что с 2012 года электронная торговая площадка, на которой Наталия Коноваленко потихоньку прокручивала махинации с деньгами «Межрегионгаза», неожиданно стала обслуживать закупки еще 211 газпромовских компаний, а число тендеров и объем проходящих через площадку средств скачкообразно выросли чуть ли не на несколько порядков. Во всяком случае, именно в 2012 году Сироткин и возглавил департамент по корпоративным затратам.

На предполагаемую роль «крестного отца», а то и мозгового центра всей операции по уводу сотен миллионов бюджетных рублей из «Газпрома» в личные карманы Сироткин подходит идеально. Он, например, обожает работать и отдыхать в Европе, причем делает это не в одиночестве или с женой, а в веселой компании девушек-моделей из модных агентств. В 2012 году во Францию его сопровождала фотомодель Кристина Воронина, а в 2013 году в Швейцарии и Италии он побывал уже с другой моделью - Александрой Чеботаревой. Во Францию, правда, от направился с Ангелиной Фирсовой, а в 2014 году променял ее на Елену Елеонскую. В отличие от других девушек последняя заканчивала не модельные курсы, а Академию МВД.

В быту господин Сироткин предпочитает комфорт. Поэтому за последние несколько лет он приобрел несколько объектов недвижимости, среди которых - квартира в Брюсовом переулке, буквально в сотне метров от Кремля, отличный коттедж в рублевском поселке Горки-2, пара апартаментов в элитном подмосковном пансионате «Жемчужина» и вилла во Франции. О таких мелочах, как автомобиль Porsche 911 Carrera 4S, даже и говорить не приходится.

На все эти элементы роскошной жизни вряд ли хватит официальной зарплаты, даже если это зарплата топ-менеджера богатейшей российской компании. Так что уведенные у «Газпром межрегионгаза» 400 млн рублей оказались бы тут весьма кстати. Да и нет никаких гарантий, что начальник департамента по управлению корпоративными затратами не вписался в какие-нибудь еще схемы перераспределения финансовых потоков из государственного или корпоративного бюджета в собственные карманы
грипп 18:22, 18.12.2017
«Маховик правосудия», похоже, начал раскачиваться в обратную сторону – в СИЗО-1 города Владивостока оказались те, кто инициировал возбуждение уголовных дел в отношении представителей «лесной отрасли» Приморья

Как стало известно корр. делового портала «Золотой Мост», на днях в СИЗО-1 г. Владивостока был помещен бывший руководитель «лесного отдела» УЭБ и ПК (управления экономической безопасности и противодействия коррупции) УМВД по Приморскому краю Сергей Яценко, который буквально совсем недавно вышел в отставку. Господина Яценко и еще двоих оперов «лесного отдела» следователи СКР подозревают в совершении преступления по ст. 290 ч. 5 УК РФ (взятка). Якобы речь идет о том, что сотрудники полиции, отвечавшие за борьбу с «лесным браконьерством», сами оказались не прочь получить «мзду» в Чугуевском районе за то, что «не увидели» нарушений.

Примечательно, что именно «лесным отделом» во главе я господином Яценко было инициировано возбуждение уголовного дела против Ёкуба Фозилова – предпринимателя из Дальнереченска, который вот уже два года содержится в СИЗО. Помимо незаконных порубок, Фозилову в вину вменяют организацию преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). Сам Фозилов и его родственники считают все обвинения полностью сфальсифицированным сотрудниками «лесного отдела». Известно, что, находясь под стражей, в 2015-2016 гг. Ёкуб Фозилов неоднократно писал жалобы и заявления, где указывал на «коррупционные действия» сотрудников «лесного отдела» УЭБ и ПК УИВД по Приморскому краю, в том числе – Фозилов тогда обвинял в коррупции и самого Яценко. Однако тогда эти заявления оказались без ответа…

Вместе с тем, история показывает, что практически все руководители приморской полиции (теперь уже – бывшие, — прим. Авт.), причастные к «делу Фозилова», в настоящее время обвиняются в совершении должностных преступлений – Нестеров, Шамратов, теперь еще и Яценко. И, хотя эти дела напрямую не связаны с Фозиловым, есть основания полагать, что уголовное дело дальнереченского предпринимателя тоже не мешало бы проверить на «юридическую чистоту». Кто теперь даст гарантию, что работая по «делу Фозилова», сотрудники «лесного отдела» были объективны? Защита Фозилова намерена еще раз направить материалы по фальсификации уголовных дел в Генеральную прокуратуру РФ и Следственный комитет РФ, чтобы ход расследования «взяточного» дела сотрудников «лесного отдела» был взят под тщательный и особый контроль.

В настоящее время «дело Фозилова» направлено для рассмотрения по существу в Лесозаводский городской суд – так как в Дальнереченске просто не нашлось судей, которые бы не рассматривали дела якобы «подельников» Фозилова, выделенные следствием в «отдельное производство

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему день Конституции РФ – не выходной?

1. А чтоб не было времени читать Конституцию, потому что за ее чтение вслух могут оштрафовать.
2. Потому что этот день — совсем не праздник, а настоящее горе для некоторых.
3. Потому что Конституцию давно фактически упразднили.
4. Потому что сделают праздничный выходной только для новой, путинской Конституции.
5. Да сколько уже было этих Конституций! Каждую праздновать что ли?
 

Всего проголосовало
13 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года