Главная страница Политика Законы большого брата

Законы большого брата

29.06.2016
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото

На прошлой неделе наша замечательная Госдурапроститеоговорился завершила работу. Завершилась опупея. На полгода раньше, да. Но это еще около года назад было оговорено, что нынешняя дума №6 завершит работу раньше, чтоб выборы прошли раньше. Какие были причины – не вполне понятно.

То есть официально объявляли, когда решали, а как на самом деле – неизвестно. Может, думали, что кризис завершится… Или наоборот, знали, что не завершится и что самый кризис осенью пойдет еще круче – так чтоб успеть до того… Депутаты не в обиде: им зарплату за недоработанные месяцы заплатят.

В общем, закончили.

Нарышкин, глава Думы, на прошлой же неделе на радио уверял слушателей, что к Думе не пристало прозвище «бешеный (взбесившийся) принтер, но опрос зрителей с более чем 90-процентным единодушием показал, что пристало, еще как пристало!

МИНУС ДЕНЬГИ И СВОБОДА

Ну и под конец своей работы этот принтер выдал «пакет Яровой». 12 законов и изменений в законах, «антитеррористический пакет» авторства глав комитетов Думы и Совета Федерации по безопасности Ирины Яровой и Виктора Озерова (оба из «Единой России»).

Ну, там разное. Все возмущались особенно желанием лишать российского гражданства, что в Конституции, вообще-то, не предусмотрено. Но кто в наше время обращает внимание на Конституцию? Уж не депутаты Госдумы, естественно. Но обсуждение (не в Думе, конечно) было бурным, и про гражданство пункты из законопроекта вычеркнули. Ничего, осталось тоже немало.

Например, недоносительство. Но не подумайте, что это «закон Павлика Морозова»: на ближайших родственников разрешено не доносить. На остальных – надо. Про терроризм, конечно! С 14 лет начиная. Не сообщать нельзя, это статья: несообщение о преступлении. Тоже подновленная в «пакете Яровой».

По этому поводу в сети гуляет так называемый «Парадокс Яровой»:

1. Если человек знает, что ролдугины, путины, чайки, яровые и прочие воруют – и человек смолчит, то по новому закону светит десяточка за недоносительство.

2. А если человек сообщил куда надо – та же десяточка светит уже за призыв к свержению власти.

Но это так, шутки на пепелище…

Изменен смысл проведения контртеррористических операций (КТО). К нам, приморцам, КТО никогда не относилось, это в основном на Северном Кавказе, но чем черт не шутит. По-старому КТО проводили, если предотвратить теракт «иными силами или способами невозможно». По-новому для КТО достаточно решения ответственных органов.

Ну и про компенсации, то бишь отсутствие компенсаций узаконили. Теперь если сотрудники ФСБ разрушили или уничтожили какое-то имущество при исполнении, то государство больше не будет ничего компенсировать собственникам. Сами сотрудники ФСБ как не несли за это ответственности, так и не будут.

О массовых беспорядках. По новому закону за «склонение, вербовку или иное вовлечение» будут давать от 5 до 10 лет. То есть за простой призыв «выйти на улицу» дают 15 лет, а за подначивание тех, кто призывает – вот эти от 5 до 10. Сроки вообще увеличиваются по новому закону.

И самое главное, что коснется всех, это хранение переписки и звонков. То есть предлагалось первоначально хранить переписку в интернете и телефонные звонки в течение трех лет. Специалисты оценили объем трафика в 1700 эксабайт (1700 млрд гигабайт). Хранить такой объем негде, нет таких центров хранения, и чтобы их создать, понадобилось бы 70 миллиардов ненаших дензнаков, что в несколько раз больше суммарной выручки крупнейших операторов.

Ладно, законодатели пошли на уступки: хранить все теперь надо только полгода. А три года надо будет хранить логи, то есть записи о том, что был совершен звонок или отправлено сообщение. Для всего этого надо создавать хранилища, время – до 1 июля 2018 года.

Как это касается всех нас, обычных граждан? Элементарно, Ватсон. Чтобы создать хранилища для всего, чего предписала Дума, потребуются деньги. Откуда операторы их возьмут? Да с нас сдерут, естественно: повысят цену на свои услуги. А ведь сотовые телефоны сейчас есть практически в каждой семье, у каждого члена семьи. У бабушек-дедушек, конечно, не у всех, они предпочитают по старинке стационарные телефоны, особенно если дома сидят, а вот у детей – конечно, родителям же надо знать, где их дитя и чем занимается.

Ну и ключи. Организаторы распространения информации, то есть интернет-компании, обязаны передавать ключи, которыми шифруется трафик, в органы безопасности страны. В ФСБ то есть.

ШЕСТЬ ГОСДУМОВСКИХ УДАРОВ

Бизнес-омбудсмен Титов назвал эти законы глупостью. К Валентине Матвиенко, главе Совета Федерации, обращаются, чтобы она их не подписывала. Хотя что – она, решает совсем другой человек.

Специалисты говорят о законах более развернуто. Вице-президент и технический директор Mail.Ru Group Владимир Габриелян назвал законы «шестью ударами» по интернет-отрасли, которые поставят ее на грань выживания. В статье для РБК последствия закона он описал так:

«По подсчетам независимых экспертов, расходы операторов связи только на внедрение системы составят 3,9 трлн рублей: это стоимость оборудования, которое потребуется докупить, чтобы хранить данные в течение шести месяцев. Расходы организаторов распространения информации в интернете – или, говоря проще, интернет-компаний – составят примерно столько же. Таким образом, суммарные затраты могут превысить 5 трлн рублей – для отрасли это непосильное бремя», – предупреждает Габриелян.

«Размеры хранилищ, которые для этого потребуются, беспрецедентны: все заводы в мире, производящие системы хранения данных, несколько лет подряд должны будут работать исключительно на Россию».

Государству это не обойдется ни во что, раз платить должны будут операторы связи (в том числе интернет-комании)? Конечно, ни во что. И даже более: это ничто будет с минусом. Потому что есть такой у нас налог на прибыль. А прибыли у компаний не будет – они ее будут тратить на создание хранилищ информации. То есть это минус поступлений в бюджет государства!

В общем, в прогаре будут все.

Ну и насчет ключей, которые следует передавать правоохранителям. «Все современные методы шифрованного общения, говорит специалист, – подразумевают хранение данных ключей у участников разговора или переписки. Таким образом, компании обязаны отдавать то, чего у них нет».

Свое слово сказал и Сноуден. Как вы помните, это бывший сотрудник американского АНБ, получивший убежище в России после раскрытия информации о программах электронной слежки. Он назвал требования «антиэкстремистских законов» невыполнимыми, а закон – несправедливым и отнимающим свободу у каждого русского: «Новый российский закон о «Большом брате» – невыполнимое, несправедливое попрание прав, которое не должно быть подписано».

Сноуден обращает внимание, что требование хранить контент на протяжении 6 месяцев будет неисполнимым для небольших интернет-провайдеров. Крупные, возможно, выживут (хоть и поднимут цены), и таким образом в стране больше станет компаний, а то и монополий.

Кроме того, отметил Сноуден, «массовое наблюдение не работает». «Закон отнимет деньги и свободу у каждого русского, не увеличивая безопасность», – написал он в Твиттере.

АНТИОБЩЕСТВЕННИКАМ – УЧЕТ, ОРГАНАМ – ПОДСЧЕТ

«Пакет Яровой» – не единственная подлянка, узаконенная нашим бешеным принтером. Есть еще закон «Об основах системы профилактики правонарушений РФ». Он был внесен по инициативе МВД РФ еще в 2013 году, а 10 июня 2016-го его приняла Госдума, 15-го числа одобрил Совфед и 23-го и подписал президент. В силу документ вступает с 21 сентября. То есть три года МВД закон пробивало – и наконец пробило.

«МВД удалось узаконить сбор данных о гражданах РФ, никогда не привлекавшихся к уголовной или административной ответственности, пишет «Фонтанка». – Закон возвращает к жизни советские понятия «антиобщественного поведения» и профилактического учета, которые в 1990-е годы законодатели тщательно вычищали из всех нормативных документов».

фотоНу да, у нас же ностальгия по совку? Ну да, все говорят, что никогда так хорошо не жили, как в советское время, при незабвенном Леониде Ильиче. Конечно: любовь, комсомол и весна. Комсомольские собрания, первомайские демонстрации, парады и дефицит. И да, молодость, а это бесценно.

Новый закон не в силах вернуть молодость, комсомол и так далее, но зато возвращает понятие «антиобщественное поведение». Определение нечеткое: это не влекущие за собой административную или уголовную ответственность действия физического лица, нарушающие общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц. Каковы эти нормы, не сообщается. Типа, сами знаете.

А каковы формы профилактического воздействия? Это профилактическая беседа, профилактический надзор и профилактический учет. «По мнению юристов, – уточняет «Фонтанка», – именно этот пункт закона МВД пробивало больше остальных. Не секрет, что полиция, как и другие ведомства, описанные в статье 5 «Субъекты профилактики правонарушений» (прокуратура, ФСБ, органы местного самоуправления), имеет данные на людей, попадающих в их поле зрения, но не привлекавшихся по КоАП РФ или УК РФ. Это потенциальные правонарушители, собирать данные на которых законом до 23 июня было категорически запрещено». И приводит мнение-воспоминание специалиста:

«В советской милиции никаких учетов, кроме как общеуголовных, никогда не было. Либо это был тот же Информационный центр, что и сегодня, либо подразделения для себя составляли картотеки. Даже несовершеннолетних всегда ставили на учет в связи с их поведением, попадавшим под статью. Всем остальным, начиная с антисоветчины, заканчивая андеграундом, интересовалось КГБ, – рассказывает бывший сотрудник уголовного розыска, ныне замдиректора АЖУРа Евгений Вышенков.

– Но в периоды идеологических обострений, а они всегда происходили в переломные моменты истории, начиналась травля непохожих на советского человека. И поручали это, конечно, обыкновенным постовым. Так, например, после смерти Сталина боролись со стилягами. Наказать по закону их было трудно, но задерживали, составляли бумаги и отправляли в институты. А там уже комсомольская организация могла поставить вопрос вплоть до исключения из вуза.

А в начале перестройки на улицах появились панки. Милиции поручили их вновь задерживать, но что дальше было делать – непонятно. Фактически комсомола уже не было, и панкам было все равно, напишут ли им в институт. При этом милиция всегда относилась к таким поручениям с раздражением и, следовательно, лишь отписывалась о проделанной работе.

Сегодня подобный аналог можно найти в показателе участковых, когда им вменили штрафовать тех, кто переходит улицу в неположенном месте. Если посмотреть на эту графу, то мы увидим – 99% таких нарушителей – мигранты. И, конечно, это липа. С середины 1990-х годов, когда вспыхнули националистические и экстремистские движения, оперативные подразделения МВД и ФСБ начали составлять уже такие учеты. Но это уже была другая история, не имеющая к идеологии никакого отношения».

В советское время, между прочим, были народные дружинники. В студенчестве нас тоже отправляли патрулировать улицы с красными повязками на рукаве. Формальность, конечно, для галочки, отбыть общественную нагрузку и все. Да и что могли девчонки, только что справившие совершеннолетие и ничего не умеющие? Хулиганов задерживать? Или, может, бандитов? Не смешите мои тапочки. Ну да, еще комсомольские собрания, исключение из комсомола…

Все это умерло вместе с Советским Союзом. Но полиция, правопреемница советской милиции, пытается гальванизировать труп. В компании с другими желающими – силовиками и чиновниками. Зачем это им надо? А на всякий случай. Чтоб было. Ментам, к тому же, ради отчета. И вообще всем силовикам.

Вести профилактические беседы с «несогласными» и ставить их на профилактический учет – это же гораздо проще и приятней (и безопасней), чем бандитов вылавливать, наркопритоны ликвидировать или коррупционные действия пресекать. А зачем это Думе?

Ну как – зачем. Ей сказали – она проголосовала. Начальству виднее! А может, депутаты в силу специфического умственного развития реально думают, что такая профилактика изменит кое-где общественную атмосферу в лучшую, то есть приемлемую для начальства сторону? Мечтать, как говорится, не вредно.

«Конечно, все уже было. Еще в начале девяностых участковые по инерции выписывали некие официальные предостережения советского образца о необходимости прекратить «антиобщественный образ жизни», что было суть ни к чему не обязывающей бумажкой, которая, однако, шла в отчеты. Примеры, когда подписавший такой листок «антиобщественный элемент» исправился, истории неизвестны», – иронизирует «Фонтанка».

ЖРИ, ЧТО ДАЮТ!

Помните анекдот не то позднего Застоя, не то ранней Перестройки про двух кур – нашу и заграничную? Тогда как раз появились бразильские, кажется, куры – кругленькие, жирненькие, внутрь тушки потроха вложены. И наши на этом фоне – синенькие, тощенькие, хорошо если без перьев.

И вот встречаются две куры на прилавке, и заграничная нашу спрашивает: «Ты почему такая тощая?» Наша нос воротит, не отвечает. Заграничная пристает: «Нет, ты скажи! Вот меня зерном кормили, пивом поили, а ты почему такая синяя?» Наконец наша поворачивается и гордо говорит: «Зато я своей смертью умерла!»

Вот примерно эту перспективу открывает нам новый закон, принятый Госдумой. Она запретила ГМО. Вообще-то истерика давно существовала: ах, ах, это масло из генно-модифицированной сои, эта картошка тоже генно-модифицирована! Отрава! Есть нельзя! Непоправимый вред организму! Хотя научных данных о вреде ГМО не существует.

Не существует! И изменяют генетическую структуру растений не из желания отравить людей, а чтобы они были стойкими к вредителям и прочей гадости. И что-то никто не умер из-за того, что питался этой продукцией.

Но 24 июня депутаты одобрили в третьем чтении законопроект, запрещающий «выращивание и разведение растений и животных, генетическая программа которых изменена с использованием методов генной инженерии». Теперь заводить семена для посева генно-модифицированных растений можно будет только для проведения научных исследований и экспертиз.

Но с какой бы стати на опытных полях выращивали растения для научных исследований, если результаты исследования не будут ни в коем случае применены, если результаты заранее запрещены законом?

К тому же правительство имеет право запретить ввоз генно-модицированных растений и животных, а также продукции с использованием ГМО. Штраф за нарушение запрета — до 50 тысяч рублей для физических лиц и до 500 тысяч рублей для юридических лиц. Так что здравствуйте, синие куры и гнилой картофель!

Ну и про заповедники. В последний день работы шестого созыва депутаты внесли поправки в закон «Об особо охраняемых природных территориях». Изначально предполагалось, объясняет «Медуза», что поправки коснутся только вопроса о размещении отходов в Крыму: парламентарии должны были разрешить Крыму и Севастополю до 2020 года использовать «объекты размещения отходов», созданные еще в то время, когда полуостров был украинским.

Однако ко второму чтению в документе появился пункт, разрешающий создавать «биосферные полигоны» на территории любых государственных природных заповедников по решению правительства. Сейчас «биосферные полигоны», предназначенные для занятий туризмом и спортом, можно строить исключительно за пределами заповедников и национальных парков. Депутаты эту норму изменили, по сути разрешив строить гостиницы и спорткомплексы на территории заповедников.

Понятно, что инициативу депутатов раскритиковали «Гринпис России», Всемирный фонд дикой природы и Русское географическое общество. Они отмечают, что поправки фактически уменьшают количество территорий заповедников и ослабляют режим их охраны. Но кто же слушает Гринпис, WWF и Географическое общество?

И ПРЯНИК НА ЗАКУСКУ

фотоЧтобы подсластить пилюлю нашей палаты… то бишь Госдумы №6, вот вам история про пряник. «Тайга-инфо» сообщила, что в Улан-Удэ местный предприниматель стал выпускать пряники, на которых глазурью выведены слова: «Денег нет, но вы держитесь!» И подпись – сами знаете чья.

Пряники стали расхватывать – ну согласитесь, приятно же съесть пряник с цитатой из Медведева. Бессмертные же слова, и хорошо, что не в граните отлиты, а в прянике. А какой подарок этот пряник родным, близким, знакомым и дальним знакомым!

Потом пряники исчезли. Говорят, запретили.

Потом снова появились но уже без фамилии премьера и уже не по 50 рублей, как раньше, а по 200. Молодец предприниматель, быстро сориентировался. Редкий, конечно, случай, когда из слов представителя власти посторонний человек, не имеющий отношения к нефти, извлек прямую выгоду!

Когда к предпринимателю подступили журналисты, тот закричал: это не я, не я! Не я придумал! Это мне заказали! Ваш же журналист заказал!

Да какая разница – кто.

Жаль, что наш Владхлеб спит и не видит чудесной возможности навариться на словах премьера. Это же не экстремизм?

Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото: тайга.инфо

Комментарии

Гриф 23:28, 30.06.2016
Заставь дурака Богу молиться... Или дуру. Разницы нет. Но результат один. На шкуре почувствуем скоро.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

В каком костюме и где хотели бы вы праздновать Хэллоуин?

Всего проголосовало
19 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года