Главная страница Политика Кто боится правды в деле «Приморских партизан»?

Кто боится правды в деле «Приморских партизан»?

06.05.2016
Татьяна Демичева

27 апреля 2016 года судья Приморского краевого суда Каракуян немного неожиданно для меня начала судебное заседание с предупреждения о том, что она закроет судебные заседания по делу «приморских партизан» из-за моих публикаций по рассматриваемому в настоящее время краевым судом эпизоду об убийстве предполагаемых наркодельцов, инкриминируемое Александру и Вадиму Ковтуну, Алексею Никитину, Максиму Кириллову и Владимиру Илютикову. А меня привлекут к уголовной ответственности, если я продолжу публикации по этому делу, в том числе о процессуальных моментах (с моей точки зрения, о нарушениях закона). Якобы своими публикациями я оказываю давление на присяжных. Хотя я никаких газет присяжным не давала и не собираюсь этого делать. Да и присяжные не имеют права читать прессу об этом процессе.

На мои возражения и просьбу разъяснить, какие я допустила нарушения конкретно и где я могу обжаловать такое указание суда, судья Каракуян сообщила, что своими статьями я ничего не нарушила, но она меня предупредила на будущее и обжалованию это не подлежит.

Считаю эти угрозы попыткой воспрепятствовать осуществлению моего конституционного права на свободу выражения мнения, а также прав широкой публики на получение общественно-значимой информации. Эти права закреплены в Конституции РФ (статья 29) и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 10).

 

Мои статьи по данному делу:

Один эпизод и много странностей в деле приморских партизан

https://www.arsvest.ru/rubr/346/32937

Суд обращает внимание на странности в деле Приморских партизан

http://www.arsvest.ru/rubr/5/33008

Приморские партизаны: небрежные экспертизы и забывчивые понятые

http://www.arsvest.ru/rubr/5/33066

Приморские партизаны: кто рулит процессом?

http://www.arsvest.ru/rubr/5/33189#comment_40085

 

 

Что бы значили эти угрозы о привлечении меня к уголовной ответственности за продолжение репортажей из зала суда и закрытии судебного процесса, совершенно незаконно и необоснованно? Чья-то месть за правдивые публикации или что-то другое, более глобальное?

 

Сначала я думала о том, что сейчас судят двух невиновных – Алексея Никитина и Вадима Ковтуна. Поэтому пошла слушателем в эти судебные заседания. Тем более, что началось сотрудничество российских адвокатов в международном проекте «Невиновность» после встреч группы из шести российских юристов (в числе которых имела честь быть и я) с профессорско-преподавательским составом в университетах г.Сан-Диего и штата Вашингтон в г.Сиэтл в марте этого года. Цель данного проекта - не только оправдание невиновного, но и наказание виновных лиц, совершивших преступление, за которое осуждены другие лица.

По моему мнению, осуждение не виновных - это не только трагедия для конкретного человека и его близких, но и удар по всему правосудию и обществу в целом. Наказание должны понести те лица, кто в действительности совершил преступление. Только так можно справиться с преступностью.

 

Теперь, после обнаружения многих странностей в данном уголовном деле и угрозы привлечении меня к уголовной ответственности за публикации о них, имеющие широкую общественную значимость, у меня появились думы, а не убили ли наркодельцы или их крышеватели из правоохранительных органов рабов на своих плантациях для устрашения других лиц? Ведь имеются сведения, что насильно (под угрозой физической расправы) заставляют людей работать бесплатно на плантациях конопли в приморской глубинке (статья «Дурман-трава за решетку привела», «АВ» № 12 (1201). Или, может, они убрали своих подельников в результате разборок между собой, а вешают убийства на парней?

 

Слишком уж много странностей в данном деле. Они постоянно выскакивают, как шило из мешка. Кто боится правды? И кто рулит процессом?

 

27 апреля в судебном заседании ещё одна странность проявилась: две дополнительные сложные комиссионные экспертизы начали проводить в г.Владивостоке в 10 часов 14 апреля 2016 года, то есть до вынесения судом постановления о их назначении. На вопрос эксперту-организатору (при его допросе в зале суда), почему указано время начала проведения 10 часов 14 апреля, тот бодро ответил, что в это время поступил звонок, чтобы были готовы к проведению экспертизы. Когда судья Каракуян сообщила ему, что судебное постановление о назначении экспертизы в их учреждении было вынесено гораздо позднее – в 14 часов, эксперт быстро перестроился и сказал, что это «техническая ошибка». Опять небрежность приморских экспертов или что-то более серьезное? На изучение двух новых экспертиз адвокатам суд дал всего 40 минут и на согласование позиций с подсудимыми 15 минут, хотя сторона защиты просила дать время им хотя бы до обеда.

 

Удивительно, но в каждом судебном заседании по делу «приморских партизан», где я присутствовала, начиная с 24 марта 2016 года, высвечивались странные вещи, с моей точки зрения – существенные нарушения норм процессуального уголовного закона. Однако не всегда таковыми их признавал суд. Например, два разные следственные действия с участием одних и тех же лиц в одно и то же время – не существенно, по мнению суда. Как и то, что адвокат у подозреваемого или обвиняемого – близкий родственник начальника межрайонного следственного отдела. По моему мнению, это семейный подряд в правоохранительных органах. Однако у суда – другое мнение. Раз не имеется в деле указания начальника следствия в письменном виде с личной резолюцией (а ведь кто-то дал указание проводить следственные действия, и где этот документ?), то якобы нет и подтверждений участия в одном деле мамы-адвоката Ш. и сына-следователя Ш., по мнению суда. Должностная инструкция начальника межрайонного следственного отдела, якобы, тоже не доказательство в уголовном деле, по мнению и прокурора, и суда. Поэтому и отказано в ходатайстве о признании недопустимыми доказательствами протоколов допроса Александра Ковтуна и протокола проверки его показаний на месте с участием адвоката Ш.

 

В странах развитой демократии судья берет отвод от ведения дела, если в нем участвует его сосед по лестничной клетке, а у нас семейные подряды в правоохранительных органах - вроде как норма. По моему глубокому убеждению, так быть не должно.

 

Судебные слушание по данном делу продолжатся в Приморском краевом суде 19 мая в 10 часов.

Татьяна Демичева, заместитель председателя президиума ОДПК «Хранители закона».

Теги:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Зачем Путин подписал закон о продлении полномочий до 2036 г.?

Всего проголосовало
19 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года