А нас-то за что?

03.11.2015
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото

В Москве в Библиотеку украинской литературы 28 октября явились с обыском на предмет поисков экстремистской литературы. И нашли! Журнал «Барвинок» (что-то вроде всем знакомой «Мурзилки»), в котором обнаружился флаг «Правого сектора» (в России запрещен, т.к. признан экстремистской организацией). Ну и еще какие-то книжки без библиотечного штампа (например, книги Дмитро Корчинского, к которому и в Украине сложное отношение, не говоря уж о России). Экстремистские, ясен перец.

«Их подбросили!» – закричали сотрудники библиотеки. Странно. Раньше подбрасывали только наркотики или (реже) оружие. Подбрасывать книги? Почему бы и нет, это ж библиотека. И штампа-то библиотечного нет!

Тем не менее обыск провели по всем правилам, изъяли не только книги, но и документы, жесткие диски, флэшки, лазерные диски и прочие электронные носители информации. Директора библиотеки Наталью Шарину арестовали до выяснения обстоятельств, в ее квартире тоже обыски.

Тут следует сделать небольшое отступление «на личности». Библиотека эта не украинская (по принадлежности), а вполне себе московская, даже, говорят, департамента госдумы. Наталья Шарина с 2008 г. директор этой библиотеки – ее как опытного библиотечного работника попросили навести там порядок, поскольку в больших помещениях библиотеки стали собираться разные общественные организации националистического толка, причем как украинские, так и российские. Сама Шарина вполне себе запутинка, украинского языка не знает. Но есть рвение! За него и назначили директором.

Как она боролась с общественными организациями националистического толка, рассказывает в Фейсбуке Всеволод Чернозуб:

«Ровно пять лет назад, в начале ноября 2010 года, Алексей Лапшин, интеллектуал и публицист, пригласил поговорить о фильме «Голод». Кино о Бобби Сэндсе, ирландском сепаратисте, умершем в 81-м году после тюремной голодовки, показывали как раз в Библиотеке украинской литературы. Библиотека слыла опальной, Лапшин там устроил киноклуб, в общем, хорошая была история.

После фильма стали обсуждать политический террор, национальные и сепаратистские конфликты. В общем, темы, широко интересные узкому кругу лиц.

Наталья Шарина притаилась на последнем ряду и час молча все слушала. Потом ее прорвало. Я сперва даже не понял, что эта бойкая тетка и есть директор библиотеки. Прорвало ее как старую советскую плотину. Товарищ Шарина немедленно обозвала Лапшина, меня, Матвея Крылова и других спикеров необразованными, поверхностными людьми, давно не читавшими книг. А она вот читала «Государство и революция» Владимира Ильича Ленина и там вся политическая правда…

фотоВ общем, полчаса мы слушали эту наигранную истерику опытного партработника. Финал был очевиден – киноклуб Лапшина торжественно запретили. Нас выставили на улицу. Не хочу совсем уж омрачать образ товарища Шариной – она дала нам забрать пальто и не вызвала ОМОН. Кто ж знал, что через пять лет...»

И тут немедленно вспоминаются обычные люди, даже правоверные коммунисты 30-х годов, которые верили, что Зиновьев и Бухарин, а также Тухачевский, Блюхер и прочие – враги народа, шпионы и так далее. Когда же приходили за ними, они очень удивлялись: «А нас-то за что?» А вот за то. За веру в коммунизм и в Сталина.

Параллель просто напрашивается, что и вдохновило Аркадия Бабченко на фантазию:

«Сейчас в камере в Лефортово товарищ Шарина, наверное, пишет письмо Путину: «Как верный сталинец, патриот России, всю свою жизнь и силы отдавшая на борьбу с агентами Каспарова и Немцова… Произошла трагическая ошибка! Я все объясню! Позвоните товарищу Сталину! Он разберется!»

Ошибается старшина запаса: не в Лефортово Шарину определили – не дошел ход, как говорится. Зато вполне в традициях ночью подозреваемой Шариной была устроена очная ставка со свидетелем Сергеем Сокуровым, бывшим сотрудником Библиотеки украинской литературы, профессиональным читателем. Протокол следственного действия, этот дивный документ, какой-то доброжелатель немедленно выложил в сеть, чтобы им могли насладиться как можно больше народу.

«Не надо быть большим специалистом, чтобы понять, является ли книга русофобской. Я являюсь профессиональным читателем и могу определить в украинской книге бытовую русофобию».

Это говорит свидетель Сокуров, работавший, между прочим, главным библиотекарем. И он не только профессиональный читатель, но и писатель: в 2009 году была издана его книга об украинско-российских отношениях «Мотивы новой Руины», а Шарина отказалась устраивать в библиотеке ее презентацию. Нет, конечно, это не натуральный 37-й год, это его художественная обработка, натуральное «Собачье сердце». Вряд ли персонажа стоит ассоциировать с Шариковым – все-таки профессиональный читатель и даже писатель. Швондер, не меньше.

Суд, определивший меру пресечения подозреваемой Наталье Шариной, состоялся все-таки не ночью, а днем. Уголовное дело, понятно, по 282 статье УК РФ (возбуждение национальной ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Подозреваемая вину не признала. Прокурор тоже проявил странную мягкость: «Она не судима, официально работает, является гражданкой России. Доказательств, что она может препятствовать расследованию, нет». В общем, домашний арест.

Это не единственное «библиотечное дело». Вот что пишет на своей страничке Первая Научно-популярная библиотека:

«Друзья, у нас весьма странные новости. В связи с арестом директора библиотеки украинской литературы в Москве начались чистки библиотек. Как ни удивительно, подобная участь не минула и нашу Первую научно-популярную. Из нашей коллекции «вежливо попросили убрать» монографию российского историка, доктора исторических наук, профессора факультета антропологии, именного профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергея Абашина «Национализмы в средней Азии: в поисках идентичности». Информации о включении книги в список экстремистской литературы мы не нашли. Но все же, мы не можем не подчиниться «просьбе» убрать книгу с наших полок. Ситуация нам эта явно не по нраву. Темные времена, друзья, но Наука должна выстоять».

Минюст тоже не нашел эту книгу в списке экстремистской литературы – и отыграл назад: можете вернуть, но обходитесь с ней аккуратнее.

Да и в деле Натальи Шариной наметился намек на попятное движение: «Дело в отношении Шариной может быть закрыто по решению прокуратуры как возбужденное необоснованно», — сказал Интерфаксу источник в правоохранительных органах, также пояснив, что распространение экстремистской литературы инкриминировать сложно. «Собеседник агентства рассказал, что в библиотечных фондах могут храниться книги различного содержания. Трудно, по его словам, собрать доказательства, что Шарина распространяла запрещенные книги». 

И все это – в конце октября, ближе к Самхейну, Дню всех святых, Хеллоуину, празднику сил зла.

У Рэя Брэдбери есть повесть «Тени грядущего зла» (в другом переводе «Что-то страшное грядет»), в котором злые волшебники, которых называют «люди осени» (или «люди октября» – из-за чего повесть не была переведена на русский язык в советское время) в конце октября появляются в Зеленограде (то бишь Гринтауне) со своим злым волшебством. И очагом сопротивления становится библиотека.

Наши библиотеки вряд ли такими очагами станут, ведь они «не могут не подчиниться «просьбе» убрать книгу с наших полок». Темные времена, да.

Что-то страшное грядет.

Марина ЗАВАДСКАЯ.

Фото из ЖЖ Мальгина.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему Путин так спешит поправить Конституцию?

Всего проголосовало
4 человека
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года