Главная страница Политика «Приморский партизан» Алексей Никитин против системы

«Приморский партизан» Алексей Никитин против системы

03.04.2013
Наталья ФОНИНА

фото

Я уверен, система полицейского государства рухнет…

Редакция «АВ» следит за ходом судебного процесса по делу «приморских партизан». Судя по тому, что лично мне, корреспонденту «АВ», пришлось увидеть и услышать в зале суда, я полагаю, что суд не намерен объективно рассматривать дело. Адвокаты «приморских партизан» заявляют множество ходатайств о грубых нарушениях следствия и об исключении из дела недопустимых доказательств, полученных с нарушением закона. Но суд неизменно отказывает в удовлетворении этих ходатайств.

О том, что происходило в Кировке, рассказал один из «приморских партизан» Алексей Никитин в интервью корреспонденту «АВ».

– С чего началась история «приморских партизан»? В СМИ появлялись разные версии…

– Все возникло из-за беспредела кировской милиции, которая развивала активную продажу героина у нас в Кировке. Я полагаю, что в теме был госнаркоконтроль города Лесозаводска. Мы прекрасно знали, чем занимаются кировские милиционеры и их люди.

Кировская молодежь, которая «ходила» под ментами, искала, кто согласится обменять химку на собственную машину. Машину быстренько переоформляли на нового хозяина, а потом так же быстренько задерживали обменявшего авто на химку с наркотиком на руках.

А дальше по накатанному сценарию – менты таким образом «возвращали» химку и разводили человека на автомобиль.

У ментов в селе Марьяновка своя территория. Неподалеку огромные плантации конопли. У них там отстроен настоящий дворец, где они отдыхают и делают, что хотят. Посторонних на эту территорию не пускают, смотрят, чтобы никто не заехал в деревню.

Молодежь, которая ходит под ментами, бесшабашная. Все началось в 2007 году, когда мы стали оказывать сопротивление беспределу ментов: высматривали и жгли конопляные полянки, пытались остановить молодежь, которая подсаживалась на наркоту.

Мы знали многое. Вот все и началось. Мы мешали их деятельности. И началось противостояние: менты буквально нас убивали, уничтожали, делая все возможное, чтобы мы уехали из Кировки. Были и покушения...

Однажды напали на Александра Ковтуна прямо в подъезде, когда он возвращался после тренировки. Только он вставил ключ в дверь, мужчина, поджидавший его в подъезде, накинулся на А. Ковтуна. В руках у неизвестного оказался нож. Первый удар нападавшего, видимо, предназначался в сердце, но Александр прикрыл область сердца рукой, и удар ножом пришелся в левую руку. Второй раз нападавший попал в область сердца, но Александр вовремя оттолкнул нападавшего и выбежал из подъезда.

Покушались и на мою жизнь. Я возвращался домой поздно, шел через мост над рекой, на другом конце моста стояли четыре человека. Когда я поравнялся с ними, услышал: «Есть сигарета?» Я ответил отрицательно, потому что не курю.

Эти четверо, оказалось, поджидали меня. После моего ответа, они напали на меня, вонзая какой-то острый предмет, похожий на шило, в голову, в живот и в ноги, избивали руками и ногами. Из-за острой боли в теле я не мог шевелиться и даже кричать. После этого я еле добрался до дому.

То, что случилось в моем гараже в 2008 году, видели многие. Во-первых, моя мама была свидетелем тому, какую бойню устроили менты в моем гараже. Сначала они открыли по нам огонь из стволов без всякого предупреждения, мы разбежались в разные стороны. У моему знакомому Ивану пуля прошла по касательной к голове.

Некоторые из ребят побежали ко мне в гараж, который находится напротив многоэтажного дома. В гараже к тому времени уже прятался Михаил, его встретили на улице люди из банды Поберия, которую крышевали менты. Люди из банды Поберия избили его железными трубами и проломили череп.

Шамин и те, кто убегал от ментов, устроивших обстрел, спрятались в гараже. Но менты взломали ворота гаража. Они устроили в гараже бойню. Когда моя мама попросила прекратить беспредел, сказав, что она вызовет милицию, ей ответили, что они и есть милиция. Всех, кто находился в гараже, избивали битами, их просто убивали…

Сухораду выпустили из больницы на следующий день, хотя ему требовалось лечение, потому что менты заставили…

Потом его похитили менты и увезли за Кировку. Они издевались над Сухорадой, топили его в проруби. Дело происходило зимой. Он не мог добраться домой самостоятельно и выполз на дорогу. Мальчишки искали, куда он делся, и наконец нашли, иначе он мог просто-напросто замерзнуть.

Илютикова тоже вывозили менты, заставляли копать себе могилу.

Моя мама писала по поводу случая в гараже заявление, но ему не дали ходу. Никаких мер после написания заявления не было принято.

В связи с тем, что нас просто убивали, мы были вынуждены временно уехать из Кировки. Я уехал со своей будущей женой во Владивосток. Некоторые из ребят тоже уехали из Кировки.

– Какой-то результат вашего противостояния ментам, по твоему мнению, был? Изменилось что-то в поселке Кировском?

– Я считаю, что изменилось, стало потише, сотрудники кировской милиции, о которых шла речь в моем заявлении о беспределе кировских ментов, почти все не работают на настоящий момент в милиции. После обращений и открытых заявлений их, очевидно, попросили написать заявления об увольнении по собственному желанию.

Когда показывали по РЕН-ТВ репортаж, засняли машину наркоторговца, который частенько приезжал к кировскому менту по фамилии Безугленко. Когда оператор пытался заснять на видеокамеру номера машины, на которой приехал наркоторговец, они выбежали и якобы стали кричать, чтобы не снимали номера машины.

В компьютере, который у нас изъяли, на самом деле было много компрометирующего материала против кировских милиционеров. Имелись кадры, на которых запечатлены менты непосредственно на конопляных полях. Кировские менты, как мне известно, потом еще занимались вывозом левого леса. У них пилорамы свои есть. Как известно, через пилорамы легко осуществлять вывоз левого леса. Вот они и занялись лесом.

– По твоему мнению, существует ли перспектива того, что система, как я полагаю, нашего полицейского государства однажды будет сломлена?

– Я уверен, что она рухнет. И это видно из того, как действует правительство и главный единорос Путин. Путин повышает зарплаты тем, кто носит оружие (ментам). Чего он боится? Почему бы не повысить зарплаты обычным людям, от которых зависит, я считаю, многое: например, воспитателям или нянечкам в детском саде, врачам, пенсионерам? Почему хватает денег только на вооруженную «армию» ментов? Ведь на них-то деньги выделяют, значит, средства в каких-то «закромах» все-таки есть?

Зачем тогда говорить с экрана телевизора, что на пенсионеров и прочие малоимущие категории граждан денег не хватает? Да и за что им, имею в виде ментов, повышать зарплаты? За то, что они сидят в кабинетах, ничего не делают и строчат отписки, от которых люди просто в шоке? За то, что они и без того взятки берут? Они их не перестанут брать и с повышением зарплат, я так считаю…

Народ дошел до точки, до крайней черты… Поэтому я не верю, что невозможно сломить систему, хоть что говорят мне… Да, она уже сломлена. Люди это прекрасно понимают. Это лавина, ее просто не остановить. Считаю, что это неизбежно! Был просто психологический ход: переименовали «милицию» в «полицию». А на самом деле, обыкновенная смена названий, ни к чему не обязывающая. Остались в системе» взяточники и коррупционеры, так считаю… И люди прекрасно это понимают… Их не обманешь.

– Каковы результаты проверок по заявлениям, написанным в прокуратуру и другие инстанции?

– Никаких проверок в смысле того, каким образом должны были проводиться проверки, не было. Фиктивные, как я считаю, о которых потом отчитывались, что, якобы ничего не подтвердилось, проводились. Никакого результата, естественно, как я считаю, от таких карманных проверок и быть не могло.

У меня масса свидетелей, которые могли бы подтвердить и ментовский беспредел и то, что ко мне применяли пытки…. Но кто их опросил? Никто! Мне устраивали гонения и в СИЗО. Поливали из шланга холодной водой, это просто не передать, какое давление оказывалось… Есть ли те, кто действительно проведет проверку, а не выполнит очередной «государственный заказ»? Веры им нет, потому что больше нацелены скрыть правду… Я буквально добивался того, чтобы мне выдали ту или другую справку. Душегубка, да и только… Хотелось бы верить, что однажды кто-то действительно будет намерен установить истину…

Наталья ФОНИНА

P.S. Просим организовать объективную проверку по поводу кировских милиционеров. И не просто «попросить их» уволиться по собственному желанию. Просим организовать объективную проверку по сведениям о применении пыток к «приморским партизанам» в ходе предварительного следствия. Поскольку все наши открытые обращения через «АВ» не вызвали должной реакции на уровне Приморского края и до сих пор не проведено надлежащей проверки с опросом всех свидетелей, адресуем все материалы и подтверждающие документы непосредственно в антикоррупционную комиссию города Москвы, которую возглавляет Владимир Николаевич Мамаев, и новому министру МВД Колокольцеву.

По поводу применения пыток в ОРЧ-4 (ныне называется отделом по линии уголовного розыска УМВД России по Приморскому краю) я обратилась не так давно. Зарегистрировать запрос оказалось проблемой. Наконец, зарегистрировали.

Я просила организовать интервью с господином Миляевым – начальником отдела по линии уголовного розыска. В итоге, получила отписку, что якобы господин Миляев как должностное лицо не уполномочен давать интервью.

Кто ответит за пытки? Кто имеет право пытать людей в застенках полиции и отделов по линии уголовного розыска, пусть даже виновных в совершении преступления? Где гарантия, что они виновны? Где доказательства, что они виновны?

И, наконец, на какой уровень пало следствие, по моему мнению, оно ограничивается пытками, в поисках доказательств? Не потому ли слово «мент» из благородного превратилось в ругательное? И кто виной тому: пытающие или те, кто оправдывает пытки и ментовской беспредел?

В ответе на мой запрос за подписью начальника УМВД России по Приморскому краю Н.Н. Афанасьева написано, что по поводу пыток проводились проверки ранее, и ими якобы не установлены факты применения пыток.

Господин начальник УМВД России по Приморскому краю Николай Николаевич Афанасьев! Скажите, пожалуйста, как проводились проверки? Мне они чем-то напомнили «карманные» проверки…

Я предлагала опросить свидетелей по поводу пыток в отношении братьев Соболевых. Мне отказали, сказав, что это бесполезно. Алексей Никитин пишет, что никто не опрашивал свидетелей по поводу пыток в отношении него. Как можно провести проверку без опроса свидетелей?

Вынуждена обратиться инстанцией выше, поскольку все открытые обращения на местном уровне не находят должного ответа и реакции.

Теги: Протесты
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему Путин продолжает режим строгой изоляции для себя после вакцинации?

Всего проголосовало
9 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года