Главная страница Политика Иск против захвата власти

Иск против захвата власти

20.03.2013
Татьяна РОМАНЕНКО.

фото

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ПРОВЕЛ СЛУШАНИЯ ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ «НЕСОГЛАСНЫХ»

«Сутяжник» сообщил:

Всем на Болотную или можно в суд?

«Некоторые недовольные подсчетом голосов на выборах в Госдуму избиратели и наблюдатели не пошли митинговать, а подали жалобы о подделке протоколов голосования в суды. Судьи, как под копирку отказались рассматривать.

Оказывается, по мнению судей, прокуроров и избирательных комиссий права избирателей заканчиваются моментом вброса бюллетеней в урну, подделка протоколов итогов голосования может нарушать только права избираемых партий.

Верховный суд России, беспокоясь о своей и нижестоящих судов загруженности, поддержал госчиновников, высказав анти-СУТЯЖНУЮ позицию – граждане так любят жаловаться, что нужно на корню пресекать жалобы избирателей.

Председатель ЦИК считает: так как бюллетень голосования анонимен, то и установить, чьи права нарушаются, невозможно.

фото

Граждане, не приняв такого лицемерия, обратились в Конституционный суд России – жалуются на дискриминацию (избиратели не могут, а избираемые могут жаловаться в суд), на нарушение права на свободные выборы (нет права на выборы, без его защиты), на нарушение права на судебную защиту. В отличие от судов общей юрисдикции, Конституционный суд принял жалобы граждан и 14 марта рассмотрел по существу.

Конституционному суду предстоит решить, придерживаться ли позиции гаранта Конституции – «Недовольные результатами выборов должны идти в суд». Или поддержать ЦИК, прокуроров, коллег из судов общей юрисдикции, толкающих граждан на массовые акции протеста».

Стоит ли верить президенту?

Слушание дела в Конституционном суде 14 марта проходило в присутствии не только сторон по делу, а именно заявителей, их представителей, представителей правительства, Федерального Собрания и президента, Минюста, Верховного суда и Генеральной прокуратуры, но и тех граждан, кто успел зарегистрироваться, аккредитоваться и занять место в зале заседаний.

Рассматривались жалобы О.О. Андроновой, А.В. Андронова, В.Г. Белякова, П.П. Серебрякова, О.Б. Белова, В.А. Тимошенко, Регионального отделения политической партии «Справедливая Россия» в Воронежской области, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав рядом статей российского законодательства: Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и других.

С двумя перерывами слушали с 10:00 до 17:00. Председатель КС Валерий Зорькин умело руководил процессом, так что всем хватило времени доложить аргументы в защиту своей позиции. Одному из заявителей он вежливо напомнил о том, что пересказывать заключения экспертов не нужно, мол, у всех есть тексты. А представителю президента, который слово в слово зачитывал пространные статьи законов (которые тоже у всех есть) позволил говорить без остановки более часа. Аргументация президента, «озвученная» его представителем в Конституционном суде, не отличалась оригинальностью и полностью соответствовала доводам представителей Госдумы, СовФеда, Генпрокурора, Минюста, ЦИК и Верховного суда: «Избирателя в судах не ждут, потому что фальсификация протоколов и результатов голосования никак не может нарушить избирательные права конкретного избирателя». Вот и верь после этого президенту, который под телекамеру всенародно нас посылал: «Недовольные результатами выборов должны идти в суд».

Воронежских эсеров родная партия не поддержала, и именно поэтому судами общей юрисдикции все иски регионального отделения были отклонены без рассмотрения по существу. По мнению тех судов, куда обращалось воронежское региональное отделение партии, оно не обладает пассивным избирательным правом (в отличие от всей партии) и, стало быть, сфальсифицированные протоколы не нарушили избирательных прав регионального отделения.

Эти люди защищают Конституцию

Представителям заявителей пришлось противостоять всем ветвям власти – представительной, законодательной, судебной, защищая Конституцию, биться в практически безнадежной ситуации.

Более чем убедительные аргументы заявителей нормальное гражданское правосознание воспринимает как очевидные. Действительно, если гражданином выявлена и задокументирована ложь при подсчете голосов, как без суда определить что это – подлог, подтасовка, фальсификация? И как пресечь эти деяния в дальнейшем, если избирательные комиссии не реагируют? За это дело должен взяться суд, который, тем не менее, отказывается рассматривать ваше заявление.

Приводим выдержки из выступлений стороны заявителей.

«Моему доверителю, как и другим доверителям, суд отказал в принятии заявления, когда он пытался оспорить расхождения в протоколах голосования. Суд указал в определении, что в обжалуемых протоколах не затрагиваются права и свободы и законные интересы заявителя. Заявитель Белов, интересы которого я представляю, считает, что сложившаяся правоприменительная практика толкует законодательство не в конституционно-правовом смысле, что привело к нарушению целого ряда прав, прежде всего, права на судебную защиту и активного избирательного права».

«Не случайно часть 2 статьи 3 ГПК РФ закрепляет недействительность отказа от права на обращение в суд. Данное право не может быть ограничено. Следует обратить внимание на Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав», который устанавливает, что с жалобами на решения и действия или бездействия, нарушающие права граждан, могут обратиться избиратели и только потом перечисляются другие субъекты обжалования. К сожалению, судебная практика исказила конституционно-правовой смысл данной нормы, и суды стали массово отказывать именно избирателям в судебной защите их активного избирательного права»

«Сама процедура выдачи заверенных копий протоколов существует для того, чтобы обеспечить честность и правильность подсчета голосов и для того, чтобы соответствующие должностные лица знали, что в случае нарушения они могут быть привлечены к ответственности. При отсутствии возможности обратиться в суд в связи с фальсификациями, становится бессмысленным административное или уголовное преследование за фальсификацию на выборах».

«Нарушения, допущенные на выборах, и ставшие известными избирателям соответствующего избирательного участка, в результате гласного и открытого подведения результатов выборов, безусловно должно считаться нарушением индивидуального права этого конкретного избирателя данного участка на участие в демократических справедливых выборах, поскольку искажения его волеизъявления могут привести к потере его голоса. Произошло ли это в каждом случае должен решать суд с учетом всех обстоятельств дела».

«Мой доверитель не оспаривает результаты выборов, он не оспаривал итоги выборов, но обратился с жалобой на действия избирательной комиссии, сегодня не оспаривается законодательство, оспаривается законодательство, как оно понимается в судебной практике, в постановлениях Верховного суда. И мы живем сегодня не по законам, а по тому, как суды понимают законодательство. Представитель ВС ссылался на финансовые ограничения, но если обратить внимание на практику Европейского суда, то ЕС четко сказал, что никакие ограничения финансовые не могут оправдывать ограничения гражданина в праве на судебную защиту».

«Так как Европейский суд по правам человека наверно будет изучать немножко расширительно, есть несколько решений суда. Там говорится – суть активного избирательного права в праве быть представленным на основе не сфальсифицированного выбора. Право избирателя или партии быть представленной в результате не сфальсифицированного выбора».

«В последние годы уполномоченный по правам человека, сотрудники его аппарата, внимательно наблюдают за изменениями в отношении избирательных прав граждан, в политической сфере. У этой сферы по сравнению с другими видами прав, такими как социальные, личные, имущественные права, аудитория меньше, но она активнее, менее равнодушная, чем та аудитория, которая востребует права социальные. Но может произойти ситуация, когда эта аудитория может возрастать в геометрической прогрессии. И как правило, если они не находят защиты в государственных сферах, в судах, нет возможности защитить свои права, эти люди, избиратели требуют защиты своего права на улицах. Уголовное право не панацея, не любое искажение результатов является уголовно наказуемым, только умышленное, все остальные могут быть оспорены только в гражданском процессуальном порядке на сегодняшний день.

Есть недобросовестные заявители, подающие заявление, а потом признающие и заключающие мировое соглашение».

«По нашему мнению государство должно гарантировать защиту активного избирательного права в судебном порядке. Нужно дать человеку доказать наличие тех или иных оснований в судебном порядке. На сегодняшний день в практике складывается принцип отрицания возможности доказывать значимые по делу обстоятельства, в том числе и те, которые могут повлечь отмену результатов».

«Таким образом, заявители просят Конституционный суд признать неконституционной сложившуюся правоприменительную практику в той части, в которой применение норм законодательства судами общей юрисдикции препятствует индивидуальным избирателям обжаловать в суды допущенные избирательной комиссией и должностными лицами процессуальные нарушения, влияющие на итоги выборов».

Решение, к которому придет Конституционный суд, будет оглашено позже, пока дата не названа.

Татьяна РОМАНЕНКО.

На фото:

«Три богатыря» – представители Госдумы, Совета Федерации и Президента (вид с тыла) на фоне судей КС

Они защищают Конституцию. Заявители и их представители после заседания.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

В Белоруссии задержали 33 богатыря из ЧВК вагнера. Что это было?

Всего проголосовало
10 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года