Главная страница Новости Суть событий с Сергеем Пархоменко

Суть событий с Сергеем Пархоменко

08.05.2021
Эхо Москвы

О.Бычкова: 21―03 в Москве. Добрый вечер! У микрофона — Ольга Бычкова. Это программа «Суть событий» и Сергей Пархоменко, что является самой сутью этого события, с нами в прямом эфире «Эха Москвы», в трансляции в YouTube, благодаря доброму, прекрасному Zoom, который может соединять самые несоединимые вещи и людей. Привет тебе!

С.Пархоменко― Привет-привет! Я очень надеюсь, что меня видно и слышано.

О.Бычкова― Тебя прекрасно видно.

С.Пархоменко― Я очень надеюсь, что в этот раз тоже. Если что, свяжемся по телефону. Да, я далеко от Москвы, но, тем не менее, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. И мы можем с вами сосредоточиться на важнейших событиях минувшей недели. А начну я с события сегодняшнего дня, очень хорошего события, очень радостного и для меня очень важного и очень дорогого. Вообще, в последнее время хороших событий не очень много в нашей жизни, поэтому не преминем на этом остановиться.

Сегодня день рождения Евгения Григорьевича Ясина, очень важного для меня человека, очень любимого человека, необыкновенно уважаемого человека, именем которого я отвечал много лет и продолжаю отвечать до сих пор на вопрос о том, кто у вас там, в России моральный авторитет — вот у вас там есть вообще кто-то, про кого можно сказать, что это человек безупречный, и что это человек, которому можно верить в любой ситуации, и этот человек, на мнение которого, на гражданскую позицию можно ориентироваться — есть там у вас кто-нибудь? И когда мне задают этот вопрос, я отвечаю: Есть. Есть два таких человека: Евгений Григорьевич Ясин и Дмитрий Борисович Зимин — два прекрасных (в таком возрасте можно уже это говорить) старика, которые фактом жизни среди нас создают какой-то ориентир, создают верную ноту.

Вот Евгению Григорьевичу Ясину сегодня исполнилось 87 лет. Он 34-го года рождения, и он по-прежнему научный руководитель ВШЭ, и он по-прежнему президент фонда «Либеральная миссия». Мы его еще помним как министра экономики Российской Федерации в очень важное время: с 94-го по 97-й год. Какое-то время он занимал такое удивительный пост, он назывался: министр без портфеля. Просто человеком он был, который присутствовал в правительстве, потому что должен же быть, на кого в сложной ситуации можно сориентироваться и у кого в сложной ситуации можно просто спросить совета.

Я не знаю, каковы в точности были его обязанности в качестве министра без портфеля, но я думаю, что он в правительстве Российской Федерации работал Ясиным.

Я поздравляю Евгения Григорьевича Ясина, желаю ему здоровья, я желаю ему сил, я желаю ему желания жить. Я недавно совсем его видел, и это было огромное удовольствие. И мы сидели у огня, разговаривали, и это было необыкновенно здорово. И это очень важно, чтобы такие люди среди нас были.

О.Бычкова― Я, конечно, тоже присоединяюсь к поздравлениям Евгению Григорьевичу. И хочу напомнить, что он на протяжении многих лет вел программу на «Эхе», и она была как раз связана с тем важным периодом реформ экономических. Это была практически энциклопедия, она освящена всем важным темам, как энциклопедия того, что тогда происходило словами и глазами очевидца.

С.Пархоменко― Он существовал в эфире «Эха» ровно в своем качестве. Он на «Эхе» работал Ясиным, не специалистом по чему-то, не обозревателем чего-то, он был Ясиным на «Эхе». И у него было свое время в эфире, и он его использовал на чрезвычайно важные вещи. Очень надеюсь, что он нас слышит и то ему будет приятно, что мы говорим о тем здесь и сейчас в эфире.

К сожалению, на этом хорошие новости закачиваются лично для меня. И, мне кажется, что важнейшим событием минувшей недели, политическим событием было появление законопроекта, я бы сказал, «о поражении в избирательных правах тех людей, которым не нравится руководство Российской Федерации», — можно было так назвать этот законопроект. Вот уместно было бы так назвать этот законопроект.

Естественно, можно было сказать, чего это вы падаете еще до выстрела, как это недавно сказал по поводу совсем другой ситуации совершенно замечательный адвокат Павлов, дескать, давайте не будем падать еще до выстрела. «А вы чего падаете? — спросят меня, — ведь это всего еще законопроект. Подумаешь, мало ли на свете законопроектов?» Вот у некоторых российских политологов есть такая специальная резиновая печать, которую они ставят на разных копиях. На ней написано…

О.Бычкова― Всё знает и любит.

С.Пархоменко― В данном случае у меня, конечно, нет такой резиновой печати. Но это было бы слишком большой банальностью и пошлостью эту резиновую печать иметь, потому что ее можно поставить в данном случае на таком законопроекте, и сразу написать: «Так и будет. Они примут это». Понятно почему — потому что могут.

Вообще очень многие политические события в России происходят и очень многие политические решения в последнее время принимаются, потому что можем. Вот у нас есть такая возможность, и мы сейчас это сделаем.

И речь идет о том, что большая группа депутатов внесла в Государственную думу законопроект о выборах, это поправка к федеральному закону о выборах Государственной думы, и в ней сказано, что не имеет права быть избранным депутатом Государственной думы гражданин Российской Федерации, причастный к деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого вступило в силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности. Почему? Потому что это террористическая или экстремистская организация. Вот я пересказываю своими словами эту формулировку. Она довольно длинная, занудная, запутанная. И это ограничение распространяется на лиц — там дальше идет перечисление, какие бывают лица: они бывают учредители, члены коллегиального руководящего органа, руководители, заместителей, заместителей структурный подразделений, то-сё — все.

Но, в том числе члены, в том числе, лица, причастные к деятельности таких организаций, например, предоставлявшие им финансирование в любой форме, например, в виде пожертвования в интернете. Так вот это решение распространяется на лиц, которые были замечены в этих ужасных грехах, как написано в законопроекте, «в срок, начинающийся за 3 года до дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации и запрете деятельности этой организации».

Что означает эта абракадабра? Она означает, что предполагается, что некоего человека можно обвинить в том, что 3 года тому назад, за три года до того, как появился этот закон, за три года до того, как Государственная дума решила, что так нельзя, что это незаконные действия, предосудительные действия, преступные действия, то есть такое действие, которое — на минуточку! — лишает человека одного из важнейших прав, закрепленных за ним Конституцией — права быть избранным, так называемого пассивного избирательного права. Активное избирательное право — это когда вы сами голосуете, пассивное избирательное право — это когда вы выставляете свою кандидатуру для голосования.

Так вот вас предполагаю лишить этого права на основании того, что за 3 года, как законодатель решил, что так нельзя, вы совершили некоторое действие. Это, я бы сказал, самое страшное законодательное преступление, которое может совершить законодатель любого законодательного органа в любой стране мира. Я чуть не сказал — в любые времена. Ну, понятно, в Средневековье это было возможно, во времена глухого и темного тоталитаризма это было возможно, сейчас я вам таких пару случаев напомню, когда принимается закон, имеющий обратную силу. Это вообще один из основополагающих принципов любой законодательной деятельности: всякий закон начинает действовать тогда, когда он начинает действовать, когда он был принят. Он не может быть обращен вспять. Человек не может нести ответственность за то, что не было незаконным, не было запрещено тогда, когда он это совершил.

На всякий случай об этом прямо сказано в Конституции Российской Федерации, в том числе, действующей даже после того, как она была изуродована этими поправками 2020 года, всеми голосованиями «на пеньках» и в багажниках, даже и после этого в Российской Федерации осталась статья 54-я, где прямо сказано: «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, — значит, что после появления этого закона людям становится как бы хуже, им становится тяжелее, они начинают нести ответственность за то, за что они раньше ответственности не несли или начинают нести большую ответственность за то, за что они раньше несли ответственность небольшую, — так вот обратной силы не имеет». Битым словом прямо сказано в Конституции Российской Федерации для таких случаев.

Люди, которые такой законопроект сейчас вносят в Государственную думу, они не могут об этом не знать. Между тем они по правилам, которые существуют в Государственной думе вместе с этим законопроектом, вносят еще некоторое количество технических документов, которые сопровождают законопроект обычно. Там есть, например, заключение о том, требуется ли какое-нибудь бюджетное финансирование в случае принятия этого законопроекта, еще там всякие технические вещи. И есть такой документ, он называется: «Перечень федеральных законов, подлежащих признанию утратившими силу или приостановлением или изменением в связи принятием этого закона».

Такой документ тоже приложен к этому законопроекту, но он очень коротенький, он состоит из одного абзаца. Там написано: «Принятие федерального закона о внесении изменений в статью 4-ю федерального закона о выборах депутатов Государственной думы — это вот то самое, что я вам только что зачел, что вам только что тут попытался растолковать. Так вот принятие этого федерального закона не потребует признания утратившими силу постановления, изменение или принятие каких бы то ни было федеральных законов.

Это ложь прямая, осознанная, это, по существу, должностное преступление, совершаемое депутатами, Государственной думы которые составляют этот документ и говорят, что перечень нулевой, не должно быть никаких федеральных законов, которые должны бить изменены или отменены в связи с принятием этого закона.

Ну, вот мы видим, 54-я статья Конституции должна быть отменена в связи с принятием этого закона, это совершенно очевидно. В Уголовном кодексе должна быть отменена часть 2-я статьи 20-й. Там сказано: «Закон, устанавливающий преступность деяния или усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет». Это надо отменить. И депутаты, которые вносят этот закон, знают об этом, он они врут, что это им неизвестно.

КоАП тоже должен быть отменен в части 2-й статьи 1.7. Там сказано: «Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение, либо иным образом ухудшающий положение лица — слышите? — «либо иным образом ухудшающий положение лица, — сказано в КоАП, — обратно силы не имеет.

Они вставляют в российское законодательство мину… ну, не замедленного действия… Понимаете, мина замедленного действия — это когда мы знаем, когда она взорвется. В ней есть часовой механизм, и мы знаем, что в 3 часа дня она взорвется, или завтра в полдень она взорвется. Когда взорвется эта, мы не знаем. Она может взорваться в любой момент. Российское законодательство внутри себя становится треснутым, лопнутым, внутри его появляется важнейший закон, устанавливающий возможность поразить граждан Российской Федерации любых в одном из важнейших прав — в их избирательном праве.

И этот закон раскидывает щупальца во все стороны — в сторону Конституции, в сторону КоАП. Это важнейшие документы, по которым мы живем. Конституция — это законодательный акт высшего разряда прямого действия. Уголовный кодекс и КоАП — это, собственно, то, в связи с чем нас судят, наказывают или милуют. Вот это все взорвано изнутри этим законом. И депутаты, которое это вносят, это знают. И Государственная дума, которая примет этот законопроект, будет это знать. Не говоря уже о том, что появление этого закона в отношении люде или организаций, которые призваны экстремистскими, террористическими и так далее, оно чрезвычайно опасно в смысле борьбы с настоящими, реальными террористическими организациями. Они же есть на свете, мы же знаем об этом.

Есть реально человеконенавистнические религиозные секты, есть террористические движения, группировки. И Россия формально участвует в международной борьбе с ними со всеми. Так вот, если окажется, что российское законодательство построено на этом треснутом основании, предусматривающем обратную силу, это может быть основанием для носа решений, принятых в Российской Федерации в других странах. Скажем, Россия вносит какого-то реального экстремиста вносит в интеполовский список или заявляет его к выдаче, или к аресту за пределами в Российской Федерации. И это решение может быть оспорено потому, что российское законодательство ущербное, изуродованное, гнилое внутри, содержащее в себе вот такие нормы законов, имеющих обратную силу.

Это было в нашей истории. Есть два хрестоматийных примера, о которых говорят юристы, когда они вспоминают о таких ситуациях с обратными силами. Два случая. Один очень старый. Это 1929 год, когда был принят закон… постановление Президиума ЦИК СССР. Закон об объявлении вне закона должностных лиц, граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в СССР. Это был закон о невозвращенцах 29-го года.

Вот он предусматривал прямо, там было сказано в одной из статей этого закона: настоящий закон имеет обратную силу. То есть можно было объявить вне закона должностных лиц, бежавших из СССР давно, до того, как этот закон был принят.

И вторая история — это история конца 60-х годов, история о двух валютчиках знаменитых, людях, которые были арестованы и судимы за валютные операции, которые в то время были запрещены в Союзе. За обмен долларов на рубли можно было получить уголовное наказание. И огромное количество получали уголовное наказание.

И вот в отношении двух крупных, как тогда считалось валютчиков — одного была фамилия Рокотов, а другого Файбишенко — был применен закон, в соответствии с которым они были приговорены к смертной казни и расстреляны. Хотя в тот момент, когда они совершали свое преступление, торговали этими несчастными долларами, не было в законе предусмотрено ни смертной казни за такого рода деяния, ни даже предельного срока движения свободы (тогда это было 25 лет, может быть, даже 20 лет, я не помню точно), Так вот нельзя было. Но в отношении них было применено задним числом с применением этого принципа обратной силы.

Это осталось в истории советского, а потом российского права в качестве двух хрестоматийный позорных примеров, когда под законодательство сначала российское, а потом советское была подведена вот такая мина, которая, по существу лишает всю законодательную систему страны устойчивости, логики, внутренней взаимосвязи и так далее.

Зачем это делается так легко? Дело в том, что у российской власти, сконцентрированной сегодня в Кремле уже много лет вокруг президента России, появилось ощущение, и это ощущение она передает всем своим исполнительным органам — а Государственная дума, несомненно, является просто таким голосовательным отделом Кремля, подразделение администрации президента, которое преназначено для того, чтобы принимать разные законы… России по существу упразднено разделение властей, отменена системе сдержек и противовесов, демонтирована, нет разделения между законодательной и исполнительной властью, именно это ставит под вопрос законность российских законов. Мы про это говорили в предыдущей передаче и, может быть, пару передач назад, что в современной России невозможно принять такой аргумент: Ну, как, это же по закону? Да, это по закону, в том смысле, что этот закон принял сам исполнитель.

Человечество изобрело систему разделения властей ровно для того, чтобы иметь возможность пользоваться таким аргументом. Да, одни люди принимают законы, а другие люди, должностные лица на основании этих законов принимают конкретные решения и опираются на эти законы, и оправдывают себя этими законами. В России это уничтожено. В России одни и те же люди, по существу, и принимают законы и исполняют законы, и контролируют эти законы. В том смысле, в каком и разделение властей с третьей, судебной ветвью тоже уничтожено.

Так вот у этого единого законодателя, исполнителя, контролера, каким сегодня является администрация президента, появилось ощущение, что они могут окончательно расправиться со всякой оппозицией. Они могут остаться одни на политической площадке, они могут полностью удалить с игрового поля — они же относятся к этому, как и игре, как к партии, которую можно выиграть — удалить с этого поля любое противодействие. Вот это будет шахматная партия, в которое есть одни белые — стоят на всех 64-х клетках или, наоборот, одни черные, не знаю, каким они играют цветом. Важно, что это один цвет, а оппонента никакого не существует. И стул напротив — пуст. И это даже не игра с самим собой. Это просто передвижение фишек, фигур по доске без какого бы то ни было противодействия. Так они представляют себе российскую политику, российское властестроение, управление российским государством и вообще всей системой российской жизни в ближайшее время.

Это иллюзия, так не будет. Не бывает ни в авторитарном государстве, ни в тоталитарном государстве, чтобы власть осталась одна. Просто те, кто противостоят ей, кто представляет из себя оппозицию в том или ином понимании этого термина, начинают действовать в других формах.

Вот есть очень красивая фраза, универсальная и справедливая: Если вы затыкаете рот кому-то, то вы ему развязываете руки, то есть вы предлагаете ему действовать в других формах, по другим правилам, другими приемами. Раньше вы с ним разговаривали, а теперь вы с ним будете драться. Вот такой перевод этого прекрасного и очень мудрого и остроумного афоризма, на мой взгляд.

Вот так это и будет происходить. Это означает, что оппозиция переходит в другие формы существования, в полностью не зарегистрированные, скрытные, подпольные. Вот мы получаем все больше и больше сведений об этом. Объявлены не только иностранным агентом, но теперь подводимый под экстремизм ФБК*, и вообще всё, что с этим связано, всякие штабы и так далее. Руководство их постепенно передвигается за пределы Российской Федерации.

Сегодня или, по-моему, вчера стало известно о том, что лидеры этого признанного иностранным агентом ФБК*, покидают Россию. И весь расследовательский центр и центр, который готовит их видеопродукцию, чрезвычайно популярный — напомним, что в их активе есть фильмы, которые смотрели миллионы людей, а бывает, что даже сотни миллионов людей, — так вот это всё уезжает из России, перемещается пока в Грузию, но оно может ездить и двигаться более-менее столько, сколько нужно.

Понятно, что это будет в любом случае удобней, практичней и дешевле, чем подвергаться этим бесконечным ограблениям. Ведь давно уже обыски в этих структурах есть просто форма грабежа. Являются и выносят все, до чего дотянулись. Выносят всё, включая кофеварки, у них уносили, колонки музыкальные, не говоря уже о компьютерах, камерах и монтажном оборудовании.

О.Бычкова― Бутерброды даже.

С.Пархоменко― Бутерброды съедали тоже, да.

Это будет существовать в других формах. И последнее, что я напомню, это то, что произошло в последние ни (а другое еще несколько месяцев назад) — два случая, когда люди, объявленные таким образом вне закона — несколько дней назад это был Леонид Волков, бывший глава региональных штабов после Алексея Навального*, второй человек после Навального, а несколько месяцев назад Денис Камалягин, один из первых пяти человек, объявленных в своем качестве иностранным агентом, — они намеренно отправили свое финансирование людям, которые объявили их вне закона.

О.Бычкова― Давай мы остановимся сейчас на этом.

С.Пархоменко― Я вернусь к этим двум совершенно исключительным…

О.Бычкова― Про эти 30 рублей расскажем после небольшой рекламы. Это программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. Буквально 3 минуты, и мы обратно.

НОВОСТИ

О.Бычкова: 21―33 в Москве. Добрый вечер еще раз. Ольга Бычкова. А самое главное, что Сергей Пархоменко в прямом эфире «Эхо Москвы», в прямой трансляции «Эхо Москвы» на основанном канале в YouTube с программой «Суть событий». И остановился ты на примере двух этих политиков, которые попытались в качестве иностранных агентов кого-то финансировать.

С.Пархоменко― Я говорил вот о чем. Я вспомнил две выходки, надо сказать, чрезвычайно остроумные и профессиональные. Одна совершена Денисом Камалягиным, редактором «Псковской губернии», одним из первых пяти людей, которые в физическом качестве объявлены иностранными агентами в России. А другую такую же сделал буквально пару дней назад Леонид Волков, бывший глава региональных штабов Алексея Навального* и вообще второй человек во всех навальновских структурах после самого Алексея Навального.

Они послали свои деньги намеренно, демонстративно, какие-то 30 сребреников в рублевом эквиваленте. Я уж не помню, что там было в оригинале — тетродрахмы или динарии, сестерции. В общем, они послали какую-то смешную сумму.

Вот Волков послал депутата справедливороссу из Свердловской области по имени Андрей Альшевских, которых был соавтором законопроекта, который запрещает баллотироваться гражданам, причастным к деятельности экстремистских организаций. А Камалягин пошел широким бреднем и отправил это сразу нескольким человекам: губернатору Псковской области, главе администрации, депутату Государственной думы от Псковской области.

И вот он рассказывает «Медузе» («Медуза» у нас теперь тоже иностранный агент, чтобы вы знали): «Я им отправил средства по номеру телефона, которые были привязаны к мобильному банку — это Камалягин говорит, — в последнем отчете Минюст отчитался, что они получили финансирование от иностранного агента. В этот момент Государственная дума приняла закон об аффилированных с иностранными агентами лицах. По идее, эти товарищи, которые будут участвовать в выборах, не менее, чем на 15% своей площади должны указывать, что они связаны с иноагентами. Я это сделал еще в январе. Мне интересно, что будет. Когда я придал это огласке, депутат, глава администрации, губернатор, прислали мне деньги назад. Но это, конечно, так не работает. Они страстно возмущались в провластных Телеграм-каналах, какая я скотина. И пока для них никаких правовых последствий не наступило. Но еще рано, а мне уже хуже не будет».

Таких случаев будет очень много. Я абсолютно уверен, что сейчас прольется золотой дождь на всех этих провластных кандидатов. Не останется ни одного кандидата Государственной думы, ни одного губернатора, ни одного мэра, ни одного единороссовского злодея, кто не получит свои 30 сестерций в том или ином эквиваленте от какого-нибудь иностранного агента или какого-нибудь экстремистского штаба Навального*. И это будет очень весело.

Но это приведет к очень серьезным последствиям. Это приведет к одной из двух ситуаций, других вариантов нет. Одна: оставить в законодательном смысле всё, как есть и просто штамповать судебные решения, потому что, несомненно, найдутся люди, которые попытаются судиться с теми, кто получил этих 30 сребреников и не выполнил того, что предписано ими же принятым законом и, как ни в чем ни бывало, продолжает избираться в думу или губернатором, или быть государственным служащим высокого ранга.

Будут суды, и суды должны будут штамповать заведомо незаконные решения с их точки зрения, с точки зрения того самого закона, который принят в рамках этой системы, заведомо незаконные решения о том, что этих конкретных людей это не касается: данные 30 сребреников не являются 30 сребрениками. Данный агент или экстремист, который и послал, не является настоящим иноагентом или экстремистом, или он не по настоящему послал или они по-настоящему не дошли и так далее.

Либо это вал этих решений, каждое из которых когда-нибудь будет оспорено, либо это принятие какого-то еще сверх того, третьим слоем законопроекта буквально о том — ну, знаете, после законопроекта, имеющего обратную силу можно принимать уже всё что угодно, — где буквально сказано, что ранее принятый закон распространяется на вот такие категории граждан, а на сякие категории не распространяется.

И вслед за принципом запрета на закон имеющий обратную силу, по существу, это будет означать демонтаж принципа равенства людей перед законом. Для одних — да, для других — нет.

Это следующая трещина в этом законодательном здании, которую мы можем сдать. И на этом поле теперь будет происходить борьба с оппозицией и борьба оппозиции за свое право функционировать.

Так что эта зараза расползается дальше. Если кому-то кажется, что можно точечно в одном месте так схитрить — нет. Это развивается дальше, и это выталкивает оппозицию за пределы вот уже в прямом смысле правового поля, потому что не остается этого правового поля. Это уже не полеводство, а какое-то подсечно-огневое земледелие.

Вот такая история. Мы видим на самом деле эти вытеснения в другое поле. Для меня самый яркий случай — это то, что происходит с прессой, что происходит с медиа. После того, как государство разрушило традиционную систему российских медиа, лишила их возможность зарабатывать, экономически стоять на ногах, получать рекламу, инвестиции, реальные, разумные, деловые инвестиции, — после этого на этом пепелище выросли такие удивительные грибы, выросли очень наскоро, мобильно созданные медиа, очень аскетичные, очень простые, быстро возникающие, быстро исчезающие, быстро передвигающиеся с места на место. И в России — на минуточку! — расцвела расследовательская журналистика в совершенно других формах. Кто-то думал, что он останется вообще без свободной прессы, что ему удастся вообще изгнать из России всякую неподконтрольную прессу, всякое самостоятельное медиа. А вместо этого получили расцвет, вместо этого получили бум расследовательской журналистики.

И мы видим, что происходит с «Важными историями», той же самой «Медузой» иностранным агентом.

О.Бычкова― «Холод» прекрасное издание.

С.Пархоменко― «Проектом», The Bell и бог знает, кого только нет, тех, кто занимается сегодня активно этими расследовательскими проектами.

Точно так же это происходит с разного рода гражданскими проектами, которые начинают работать в незарегистрированных формах. Мне, конечно, на ум, прежде всего, приходит «Диссернет», которого нет. После того, как российские ученые много лет пытались бороться с разного рода мошенничеством, но институциональными способами, в рамках академии наук, в рамках разного рода институционализи́рованных организаций, после этого образовался «Диссернет», который просто сообщество людей, просто сеть, у которой нет ничего, никакой формальной структуры, ни офиса, ни банковского счета, ничего. И таких гражданских проектов в России сегодня все больше, которые существует в таких формах.

Так будет существовать и российская оппозиция — в юридически не существующем, не созданном, не формализованном виде.

Все больше этих законов, которые рассчитаны на одни категории, на одних неприятных людей, но не рассчитаны на других, приятных людей, с точки зрения власти. Вот еще один. Я просто упомяну его. Это поправка очередная к закону об увековечивании Победы советского рода в Великой Отечественной войне 41-45-го годов. Статья, которая запрещает формально законодательно отождествление целей, решений и действий руководства СССР, командования, военнослужащих СССР с целями, решениями и действиями руководства нацистской Германии.

Что это означает на практике? Это означает, что мы — Россия, как формальная, официальная институция — должна будет признать, что не существовала пакта Молотова — Риббентропа, не существовало вступления Советского Союза во Вторую мировую войну на стороне нацистской Германии, которая по существу означала работа этого пакта Молотова — Риббентропа о ненападении между Советским Союзом и Германией и существования секретных протоколов к нему, на основании, которых была разделена Восточная Европа: это вам — это нам, это ваш кусок — это наш кусок.

И эти секретные протоколы были приведены в исполнение, эти границы были перерисованы в реальности вот так, как это было предложено людьми, которые разрабатывали этот договор. То, что я сейчас говорю — это отождествление целей и действий руководства СССР? Да, это отождествление целей и решений руководства СССР. Они действовали вместе рука об руку в соответствии с этим договором.

И все это будет толковаться произвольно. Вот это отождествление — а это нет. То, что говорят кремлевские пропагандисты о том как им нравится Гитлер, и какой он был отличный до того, как он совершил несколько неосторожных решений относительно окончательного решения еврейского вопроса и всякого такого — мы слышали от это от людей, которые высказываются от имени российской власти, которые являются непосредственными исполнителями пропагандистских заданий. Это не отождествление целей, как нам предстоит узнать после того, как этот закон будет принят.

Так что этот демонтаж российской правовой системы продолжается. Будет ли это принято окружающим миром? Как это ни странно, я здесь перейду к одному частому делу, которое демонстрирует очень важную, интересную вещь — то, что не все, что называется, дозволено, что можно, конечно, играть в любые игры здесь, внутри, но как только вы вылезаете наружу, выясняется, что все-таки существуют какие-то принципы.

Но это так выяснилось после того, как Россия аннексировала Крым, после того, как Россия, по существу спровоцировала и спонсировала во всех смыслах войну в Восточной Украине — выяснилось, что мир не готов этого принять. Выяснилось, что можно как угодно пропагандистски обеспечивать эти события внутри России, но за пределами России это не работает.

Вот есть частный случай такого же. Это дело ЮКОСа. Меня довольно часто расспрашивают о нем, довольно часто меня просят к нему вернуться. Почти перед каждой передачей я получаю от своих слушателей какие-нибудь записки и комментарии в Фейсбуке, которые просят: «Ну, а про ЮКОС-то есть какие-нибудь новости?» Есть. Вот сейчас есть новости.

Как вы помните, может быть, я об этом говорил несколько месяцев назад, дело о 50 миллиардах, которые были присуждены акционерам ЮКОСа за счет России специальной высшей арбитражной инстанцией в Гааге, это дело медленно движется к некоторому своему окончательному утверждению. Там было много разных этапов. Было решение международного арбитража в Гааге, потом было решение просто местного, районного суда города Гааги о том, что высший арбитраж не имел права принимать такого решения, это якобы не входит в его компетенцию.

Потом было решение апелляционного суда Нидерландов, которое отменило решение этого районного суда.

Теперь дело слушается в последней, возможно, инстанции — в Верховном суде Нидерландов. Непонятно, когда там будет принято решение. По некоторым утечкам это должно произойти в середине сентября нынешнего года, но, возможно, это затянется и до конца года. Но вот там, в Верховном суде тихо-тихо это дело движется. И появился официальный документ, подписанный генеральным прокурором Нидерландов. Он является юридическим советником суда, его зовут Пауль Влас. И есть такая процедура в этом судопроизводства Верховного суда Голландии, когда прокурор предлагает некоторую рекомендацию суду на правах главного юридического советника суда. И в данном случае рекомендация эта в пользу акционеров ЮКОСа. И считается, что она очень сильно подрывает вообще какие бы то ни было шансы России оспорить это решение и избежать выплаты 50 миллиардов, которые теперь уже не 50 миллиардов, а 60. Потому что со временем эта сумма увеличивается в соответствии с первым решением этого арбитражного суда. Так есть этот механизм, в котором эта сумма по определенной формуле становится всё больше и больше в ожидании того, что она будет выплачена.

Так вот в этом письме. Это довольно сложный, надо сказать, юридический документ. Даже эта небольшая выжимка из него, которая была распространена в качестве пресс-релиза генерального прокурора Нидерландов — я как-то в это всё вчитался и попытался это все перевести. Генеральный прокурор последовательно рассматривает большое количество кассационных жалоб, внесенных Россией, и приходит к выводу, что речь идет об игнорировании практики международных судов. И такое игнорирование не может иметь успеха. Вот это тот самый случай, когда российским представителям кажется, что эти выкрутасы проходят внутри страны, то можно так же работать на внешнем рынке. Нельзя. Там это не работает. Там есть закон.

И там было много всяких формальных придирок. В этих российских жалобах ставилось под сомнение законность самого понятия инвестиции, самого понятия инвестор в значении, в котором используется в основополагающих документах для этого судебного дела. Там есть главный документ. Он называется «Европейская энергетическая хартия». Документ, который Россия подписала, но потом не ратифицировала, собственно, на этом основании отказывается его исполнять. Хотя при подписании Россия брала на себя обязанность исполнять его даже и до ратификации.

И там существуют попытки придраться к понятиям «инвестор», «инвестиции», попытки придраться к роле секретаря арбитражного суда, что будто бы он как-то позволил себе нечто большее, чем просто секретарские обязанности. Прокурор рассматривает это всё и говорит: «Нет, это нормальная практика. Это закон. Невозможно игнорировать существующую законную практику и делать вид, что вы работаете вне нее. Это так не работает.

Похоже, что на этой неделе произошел прецедент, в какой-то мере напоминающий эту историю, не в России, а в Украине. Впервые в украинский бюджет вернулись деньги семьи Виктора Януковича и его самого, Виктора Януковича, беглого украинского президента бывшего. Впервые было принято решение, что полтора миллиарда долларов, которые принадлежали ему и его близким возвращены в Украину. Об этом сообщил заместитель министра иностранных дела Украины Евгений Енин.

Надо сказать, что мне немножко странно, что нет более высокопоставленных источников. Но я перепроверил по нескольким своим собеседникам в Украине, хорошо информированных, хорошо ориентирующихся в российской политики. Они сказали мне, что этому заявлению можно верить.

Там можно разных обстоятельств, по которым именно ему поручили обнародовать это решение, но похоже, что это не на пустом месте. Действительно 87% этих денег в наличной форме (остальное ценные бумаги), и это действительно, чрезвычайно интересный прецедент, когда политик, который пытался построить внутри своей страны такую эксклюзивную юридическую ситуации, в которой ему можно, наткнулся на мировую правовую практику, которая оказалась непробиваемой, и в конце концов у него деньги эти просто отобрали и вернули.

На фоне истории с ЮКОСом, которая продолжается и будет еще продолжаться, по меньшей мере, видимо, до конца этого года. Это бесконечное дело, а дальше еще начнется, как мы знаем, огромная серия национальных судов, которые будут построены на этом решении Верховного суда Нидерландов, и это будут решения о том, что ответственность за этом за этот долг, за эти уже сегодня 60 миллиардов долларов (а с каждым днем эта сумма будет расти) будет возлагаться на разные формы российского имущества — материальные, нематериальные, включая торговые марки, включая культурные ценности и прочее. То есть эта череда судов будет продолжаться еще много лет, но она будет уже направлена в какую-то одну сторону.

После этого прецедента Януковича это начинает выглядеть довольно убедительно. Начинает казаться, что да это возможно. В мире так бывает, когда выясняется, что у всяких игрушек есть финал. Когда-то это кончается.

И у меня осталось несколько минут, и я их хочу посвятить совсем другому сюжету. Мы видим на протяжении всей этой недели развитие этой вакцинной дипломатии, которую ведет Россия. Много разговоров про Бразилию, куда проталкивали силой российскую вакцину, и это встретило, в конце концов, довольно серьезное сопротивление тамошних властей. Много разговоров про разные европейские страны. Действительно, поражаешься тому, до какой степени нелепо российская власть распорядилась той возможностью, которую, по всей видимости, действительно предоставили ей российские ученые, сделавшие эту вакцину. Можно было нормально, спокойно, разумно, сотрудничая с другими разработчиками, других вакцин, вести борьбу с эпидемией.

Но Россия предпочла повести себя по-другому. Я опять говорю, Россия что-то такое сделала, предпочла, решила и так далее, но мы имеем в виду российское руководство всякий рад, прежде всего, президента Путина, который несет личную ответственность за это. И мы помним, как это вначале было устроено, как он вмешался в процесс, лично он — в процесс разработки, тестирования вакцины, объявил ее готовой тогда, когда она готова совершенно не была, дискредитировал ее, таким образом, заставил весь мир говорить об этом как о неком политическом решении, а не о событии в области микробиологии, в области медицины.

Так вот мы видим, как это превращается в дипломатическую нелепость, и как это превращается внутри России в фантом, в отрыв реальности того, что мы видим вокруг, от пропагандистской информационной картины, которую для нас рисуют.

С.Пархоменко: Давайте не будем падать еще до выстрела. «А вы чего падаете? — спросят меня, — ведь это законопроектQТвитнуть

Мы видим, что Россия полностью выходит из каких-то бы то ни было противоэпидемических ограничений, объявляя эпидемию преодоленной, опасность миновавшей. И мы видим, что в тех странах, где существует тот же грех, но где существует реальная, объективная статистика, это приводит к довольно тяжелым обстоятельствам.

Вот я нахожусь сейчас — не буду больше этого скрывать, да это никакой не секрет — в стране под названием Греция. Год тому назад эта страна исключительно точно, тонко, удачно и успешно прошла через первую волну эпидемии и была одной из европейских образцов того, как страна может вести себя разумно.

Сегодня здесь я бы сказал, эпидемический хаос. Сегодня здесь, по существу, не исполняются разного города ограничения. А они существуют, государство их предлагает, но люди относятся к этому наплевательски.

Я вот видел, например, тут Пасху православную — в Греции православная церковь играет очень важную роль — и Пасха была совершенно разгульной по этой части. Никто ничего не стесняется и не опасается. Но результат, который мы видим, цифры, они полностью отражают эту тяжелую картину. А в России нет. В России это разорванная реальность. В России сегодня то, что сегодня существует в телевизоре, в государственной пропаганде, — это совершенно картина не соответствует тому, что мы видим своими собственными глазами вокруг и что мы можем предполагать, видя мировой опыт.

О.Бычкова― Это была программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. На этом закончим. Скажу, что в следующем часе в программе «Сканер», мы как раз будем говорить о то, как разные страны мира пытаются преодолеть эту пандемию, и будут ли открываться границы, если будут, то на каких условиях и при каких обстоятельствах.

Это будет после 22 часов. Спасибо всем!

* организация, которую власти России считают иностранным агентом

Теги:

Еще в рубрике «Новости»

Приморские спортсменки взяли «бронзу» на чемпионате России по гребле на «драконах» Бесплатную юридическую помощь окажут приморцам Ежесуточный показатель заболеваемости COVID-19 в Приморье преодолел отметку в 100 человек США готовят новые санкции против Москвы в связи с отравлением и тюремным заключением Навального «Оранжевый» уровень опасности в Москве из-за жары продлили до вечера вторника Уголовное дело завели на жительницу Красноярска, силой заставившую ребенка извиниться перед своим сыном В петербургской больнице пациентов с коронавирусом разместили на матрасах в коридоре Приемная кампания стартовала в вузах и колледжах Приморья Мобильные пункты вакцинации в Приморье увеличили время работы. АДРЕСА США готовят новые санкции против России из-за ситуации с Навальным Москва пробила дно Антипрививочники чаще всего разделяют мнение об искусственном происхождении коронавируса СЕ требует от России улучшения «митингового» законодательства Права лесбиянок в Чечне: домашнее насилие, убийства чести, коррекционные изнасилования
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Bellingcat с The InsideR провели расследование и считают, что Дмитрия Быкова отравили тем же, что и Навального. Что думаете об этом?

Всего проголосовало
21 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года