Главная страница Новости Олег Кожемяко: Соблюдение санитарных требований обязательно для всех

Олег Кожемяко: Соблюдение санитарных требований обязательно для всех

07.07.2020
Пресс-служба Губернатора и Администрации Приморского края

В Приморье продолжается снижение роста заболеваемости COVID-19, однако это не означает отмену мероприятий по борьбе и профилактике инфекции. Об этом заявил Губернатор Приморья Олег Кожемяко на заседании регионального оперативного штаба в понедельник, 6 июля.

Как сообщила на заседании оперативного штаба главный санитарный врач Татьяна Детковская, за минувшие сутки выявлено 65 заболевших. Из них большинство по-прежнему во Владивостоке – 53 случая. В Артеме еще пять случаев заражения коронавирусом, в Арсеньеве – четыре. В Уссурийске, Шкотовском и Кировском районах – «плюсом» по одному человеку. Темп прироста составил 1,4%. Всего с начала эпидемии у 4732 жителей Приморья диагностировали COVID-19.

Протестировано на сегодняшний день более 176 тысяч человек. Выздоровели уже 3077 человек, не справились с заболеванием 52 человека, в том числе один за последние сутки.

«Прошу обратить внимание на необходимость соблюдения масочного режима, правил личной гигиены, на все те дезинфекционные мероприятия, которые прописаны в методических рекомендациях и санитарных правилах. От этого зависит дальнейшие снижение заболеваемости и ее стабилизация», – акцентировала внимание глава краевого Роспотребнадзора.

Олег Кожемяко отметил, что необходимо продолжить профилактику коронавирусной инфекции, усилить работу административных комиссий по проверке предприятий, общественного транспорта, мест торговли на предмет соблюдения указанных выше требований.

«Обстановка по коронавирусу требует нашего пристального внимания. Важно сделать все, чтобы экономика края, те отрасли, которые сегодня не работают, были запущены, люди могли получать услуги качественно, с соблюдением всех санитарных норм и правил. Это обязательное требование для всех», – заявил Губернатор.

Напомним, что в Приморье, несмотря на снятие некоторых ограничений, продолжает действовать режим повышенной готовности, предусматривающий ношение средств индивидуальной защиты, в том числе масок и, при необходимости, перчаток, соблюдение «социальной дистанции», минимум, 1,5 метра при помещении магазинов, парков и других общественных мест.

 
Теги:

Комментарии

орд 09:51, 09.07.2020
Балковский устроит сцену Кожемяко?
02 июня 2020 г.

Балковский устроит сцену Кожемяко?
Тендер на более чем 130 млн рублей во Владивостоке выиграла структура, чьи бенефициары могут быть связаны с командой губернатора Кожемяко и возможно замешаны в уголовных делах?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, во Владивостоке разгорается крупный скандал, связанный с закупкой оборудования для проведения культурно-массовых мероприятий для администрации города. Победитель торгов, ООО "Пасифик Экспо", может быть тесно связана с одиозным предпринимателем Максимом Балковским.

Злая молва приписывает последнему много грехов, среди которых недоброжелатели называют и якобы тесные дружеские отношения Балковского с членами команды губернатора Олега Кожемяко. Близкие к предпринимателю фирмы неоднократно выигрывали крупные господряды в регионе, и не только в Приморье. Причем случалось, что итогом такого сотрудничества бизнеса и власти становились уголовные дела.

Сумма выигранного ООО "Пасифик Экспо" контракта на поставку сценического комплекса и другого оборудования – почти 136 млн рублей. Примечательно, что конкуренцию на торгах этой конторе должен был составить как раз ИП Балковский М.А – скорее всего, герой нашей публикации.

Учредителем ООО "Пасифик Экспо" является Анна Балковская. Очень похоже, что они состоят с Максимом Балковским в супружеских, либо иных родственных отношениях. Или просто однофамильцы? Формально Балковский никакого отношения к ООО "Пасифик Экспо" не имеет. Зато он значится в некоторых других структурах, учредителем которых выступает Анна.

Например, Максим Балковский является генеральным директором ООО "Стоунз", собственником которого с долей в 66,6% значится Анна Балковская. Совпадение? Причем и у этой, и ряда других связанных с Балковскими контор есть явные признаки фиктивности, о чем мы еще скажем ниже.

Как бы то ни было, заявку Балковского на участие в закупке сценического оборудования сняли из-за ряда технических ошибок, что позволило сомневаться в конкурентности этой процедуры. В результате снижение цены одним шагом составило всего 84 тыс. рублей – не сильная экономия для бюджета. Всё это похоже на обычный российский "договорняк".

ООО "Пасифик Экспо" создано менее двух лет назад. В его штате значится всего один сотрудник. Похоже, это сама Анна Балковская, которая работает там гендиректором. Уставной капитал всего 10 тыс. рублей, любая информация о финансах отсутствует. И эта контора первым же по сути своим господрядом получает контракт на 136 млн рублей. Чиновники считают, что всё в порядке?

Торги проводила созданная в начале этого года МАУ "Дирекция общественных пространств города Владивостока". Это одна из первых закупок ведомства, и сразу же – коррупционный душок. А одним из главных идейных вдохновителей и кураторов новой структуры стал никто иной, как заместитель главы администрации Владивостока Алзат Ислаев.

Как сообщает "Коммерсант", он перешел на работу в мэрию лишь в сентябре 2019 года – за несколько месяцев до создания МАО Дирекция общественных проектов. Он же и лоббировал её создание. Ислаев считается человеком губернатора Приморья Олега Кожемяко. Ранее он работал его советником – курировал вопросы развития острова Русский.

По слухам, Ислаев стал еще одним представителем команды губернатора в мэрии Владивостока, и должен заниматься, в том числе, вопросами оприходования бюджетных средств, выделяемых на культуру и массовые коммуникации.

Достоверно о возможной связи Ислаева и Балковского неизвестно. Кто-то мог бы назвать одним из признаков близости то, что и Максим Балковский, и Анна Балковская, и Алзат Ислаев – якобы давние "френды" в социальной сети "Фейсбук".

Человек по имени Алзат Ислаев действительно состоит в друзьях на "Фейбук" с человеком, страница которого может принадлежать Максиму Балковскому. То же самое и со страницей, которая, вероятно, принадлежит Анне Балковской. Само по себе это, конечно, ничего не значит.

Фото из "Фейсбука" человека с именем Максим Балковский

Фото из "Фейсбука" человека с именем Анна Балковская

У того же Балковского в Фейсбук много других друзей-чиновников. Есть среди них, например, Анна Гоголева, заместитель директора департамента культуры Владивостока. Этот департамент должен был иметь непосредственное отношение к закупке сценического оборудования.

Там же, в друзьях у человека, чья страница может принадлежать Балковскому, есть еще один человек из команды Кожемяко – заместитель председателя правительства Приморского края Дмитрий Горфинкель. Есть там и другие крупные чиновники Приморья.

Однако, учитывая внезапный выигрыш тендера в 136 млн рублей при крайне странных обстоятельствах однофамилицей Балковского, возможная дружба предпринимателя с Ислаевым, пусть даже только на просторах "Фейсбука", выглядит подозрительно.

На мысли о "договорняке" с целью распила бюджетных средств наводят более серьёзные обстоятельства. Во-первых, по слухам во Владивостоке уже есть все необходимое оборудование для сценично-концертной деятельности. Правда, оно якобы уже сдаётся в аренду третьим лицам. И пусть стоимость этого куда меньше 136 млн рублей – другим чиновникам и бизнесменам тоже надо кормиться, так получается?

Но самое главное, в прошлом Балковский уже проходил по уголовному делу, связанному с госзакупкой. Порядка 10 лет назад уголовное дело по признакам мошенничества был возбуждено после закупок для нужд Года молодежи в Приморье.

Тогда скандал начался с того, что общественники потребовали вернуть в бюджет 11,3 млн рублей на мероприятия, выделенные в рамках Года молодежи. Речь о двух контактах на организацию мероприятий на 5,3 и 6 млн рублей, заключенных с ООО "Молодежный культурный центр "Взгляд", учредителем и руководителем которого был Максим Балковский.

При этом о мероприятиях, которые должна была организовывать контора Балковского, почему-то не сообщалось ни на сайтах ни краевой администрации, ни в СМИ, О ситуации писали журналисты во вкладке "Независимое военное обозрение" издания "Независимая Газета".

Решение по этому делу было вынесено лишь в 2017 году. Причем Балковского якобы обязали вернуть в бюджет те самые 11,3 млн рублей. Вернул ли Балковский, или нет – вот вопрос, которые следовало бы задать властям региона. Что-то не похоже.

А были ли вообще организаторы закупки в курсе, ко именно собирается в ней поучаствовать? И усматривали ли они какую-либо связь между ИП Балковским М.А и главой ООО "Пасифик Экспо" Анной Балковской?

Еще одно дело, которое может быть связано с Балковкими, относится к Магаданской области. В марте этого года Арбитражный суд Дальневосточного округа оставил в силе решение Пятого апелляционного и Приморского арбитражного судов о взыскании по иску ООО "Инстайл" и ООО "ТО "Тихий океан" 1,6 млн рублей за неоплаченные работы по изготовлению элементов экспозиции павильона Магаданской области на "Улице Дальнего Востока" во время ВЭФ-2018.

Суть в том, что элементы экспозиции павильона были изготовлены и доставлены на набережную ДВФУ, но почему-то не были оплачены. А информация о павильоне и отчет о работах по его созданию был опубликован на сайте рекламного агентства Pacific Media – головной структуры всей бизнес-империи Максима Балковского. Еще одно совпадение?

Кажется, компания – одна из любимых жён властей Магадана, но и Приморья. Одних госконтрактов у нее на 194 млн рублей. С одной только администрацией Владивостока, которая щедро заплатила Анне Балковской 136 млн рублей, у Pacific Media контрактов уже на 38 млн рублей. С управлением культуры Владивостока – почти на 25 млн рублей.

То есть Балковского там давно и хорошо знают. При этом за 2018 год Pacific Media с уставным капиталом в 10 тыс. рублей ушло в минус на более чем 3 млн рублей с нулевой стоимостью активов. Где деньги, Зин? И это с выручкой в 18 млн рублей.

Как уже упоминалось, другие связанные с Балковскими компании тоже обладают признаками фиктивности. Уже названное ООО "Стоунз" при 10 тыс. уставного капитала вообще не имеет сотрудников. Стоимость активов компании также указана, как нулевая.

Другая контора предположительно жены Балковского Анны ООО "Творческое объединение "Тихий Океан" тоже формально ничего не стоит. При этом имеет госконтактов (преимущественно, со структурами Приморья) аж на 140 млн рублей.

Отметим, что выручка структуры резко скакнула вверх с приходом Кожемяко в губернаторское кресло. Если в 2017 году она составляла 14 млн рублей, то по итогам 2018 года уже 106 млн рублей. Рост почти в десять раз! Тоже совпадение? Не слишком ли их много?

Другие компании Балковских тоже вызывают серьёзные вопросы. И такие теперь в Приморье поставщики сценического оборудования на сотни млн рублей? Не пора ли задать вопросы администрации Кожемяко на предмет расходования бюджетных средств? Тем более перечисляемых тем, кто ранее уже мог быть замазан в скандалах с бюджетными деньгами.
орд 09:52, 09.07.2020
С чьей помощью Ксения Собчак пытается зайти на крабовый рынок России
29 апреля 2020 г.

С чьей помощью Ксения Собчак пытается зайти на крабовый рынок России
Телеведущая Ксения Собчак рассказала о том, что приобрела бизнес по добыче крабов на Дальнем Востоке.

Доли в компаниях ранее были связаны с объявленным в розыск бизнесменом Олегом Каном. Но пока, по решению городского суда Южно-Сахалинска, удовлетворившего ходатайство Следственного комитета, до 15 мая регистрация перехода прав собственности приостановлена. Основанием стало подозрение в занижении стоимости крабов при совершении экспортных операций в 2014–2015 годах.

Высокорентабельные активы

Первым о том, что Ксения Собчак пытается приобрести доли в ООО «Монерон» и ООО «Курильский универсальный комплекс» — компаниях, которые занимаются выловом краба на Дальнем Востоке, сообщил телеграм-канал «Незыгарь». Если верить этой информации, Ксения Собчак выкупила 40-процентную долю, еще 10% - супруга бывшего топ-менеджера «Роснефти» Игоря Соглаева Елена.

Ксения Собчак и Елена Соглаева заключали договоры купли-продажи с Дмитрием Пашовым, которому по документам принадлежит ООО «Монерон», и Викторией Ледуковой, которой принадлежит «Курильский универсальный комплекс».

По неофициальным же данным, к этим компаниям имеет отношение бизнесмен Олег Кан, который покинул страну, так как на него было возбуждено уголовное дело в связи с убийством в 2010 году бизнесмена Валерия Пхиденко.

Дмитрий Пашов считается человеком, близким к Олегу Кану, был членом попечительского совета благотворительного фонда «Родные острова», учрежденного при участии Кана.

Обе компании владеют крупнейшими квотами на вылов краба на Дальнем Востоке (9000 тонн). Игорь Соглаев рассказывал о том, какой это высокорентабельный бизнес. За прошлый год выручка группы составила 23 млрд руб., чистая прибыль — свыше 10 млрд рублей.

В свою очередь Ксения Собчак заявила, что заинтересовалась рыбо- и крабодобывающей отраслями еще четыре года назад. Тогда работники рыбокомбината «Островной» на острове Шикотан (Курильские острова) в ходе «Прямой линии» президенту Владимиру Путину пожаловались на условия труда. Занимавший пост губернатора Сахалинской области Олег Кожемяко поручил разобраться с проблемами рыбокомбината предпринимателю Олегу Кану, который и «решил все задачи и поставил комбинат на ноги» через фонд «Родные острова».

Собчак рассказала, что начала общаться с Олегом Каном на почве благотворительности. А когда ее старый знакомый Игорь Соглаев предложил войти с ним в бизнес по добыче крабов на Дальнем Востоке, который ранее основал Олег Кан вместе с Дмитрием Пашовым, согласилась.

Дмитрий Пашов и Виктория Ледукова решили продать бизнес из-за якобы административного давления. Сделка была закрыта 14 марта в Москве, ее сумма не разглашается. В постах «Незыгаря» речь идет о 4 млрд рублей за компании с квотами на 9 тысяч тонн краба, но не уточняется, откуда взята эта цифра.

По словам Собчак, Олег Кан на данный момент не имеет отношения к долям, которые она купила. Тем не менее продолжает консультировать менеджмент «как, наверное, лучший профессионал в этой отрасли».

Упреки и подозрения

Впрочем, после закрытия крабовой сделки события стали развиваться для ее участников неожиданным образом. Так как сообщили 18 апреля «Ведомости», городской суд Южно-Сахалинска по ходатайству Следственного комитета до 15 мая арестовал доли в двух указанных выше компаниях, а также в ООО «Приморская рыболовная компания». Их подозревают в занижении стоимости крабов при совершении экспортных операций в 2014–2015 годах. По данным издания, бенефициаром трех компаний следствие считает Олега Кана. Из-за этого регистрация права перехода долей компаний на Собчак и Соглаеву была приостановлена.

Светская львица Ксения Собчак оказалась недовольна методами борьбы со скукой россиян, сидящих дома в связи с карантином. В ответ Максим Галкин припомнил Ксении её свадебный катафалк.

В результате, опять же если довериться информации анонимных телеграм-каналов, мать Собчак, сенатор Людмила Нарусова, написала обращение к главе Верховного суда Вячеславу Лебедеву и пожаловалась на решение суда.

При этом нельзя исключать, что таким образом Людмила Нарусова могла нарушить этические нормы: закон запрещает сенаторам заниматься предпринимательской деятельностью. Будучи членом Совета Федерации, Нарусова не может быть поверенной или иным представителем по делам третьих лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, не имеет право использовать свой статус в личных целях и должна избегать ситуаций, которые ставят под сомнение её объективность и независимость. Но дочь и мать Собчак эти законодательные ограничения, похоже, не смущают.

Ксения Собчак уверена, что действия ее матери не противоречат закону. В телеграм-канале, который ведется от ее имени, появилось сообщение, что Собчак периодически просит свою мать-сенатора организовать то или иное обращение и никакой неэтичности она не видит. Когда происходит несправедливость, она всегда просит помощи в запросах, будь то бизнес или политика.

Собчак считает, что утечка подробностей сделки – это спланированная и проплаченная кампания, направленная против ее семьи. Она не удивится, если выяснится возможная связь публикаций в «Незыгаре» с владельцем «Русской рыбопромышленной компании» Глебом Франком. При этом она не знакома с бизнесменом.

В свою очередь представитель бизнесмена Сергей Извольский считает предположение госпожи Собчак о причастности к публикациям Глеба Франка ошибочное: «Мы не имеем никакого отношения к сложившейся ситуации».

Но, чтобы там не говорилось, дыма без огня, как говорится, не бывает. Год назад, когда обсуждался законопроект о введении инвестиционных квот на добычу крабов, представители отрасли отмечали, что новые правила приведут к вытеснению с рынка мелких и средних игроков, а выживут в итоге только очень крупные компании. Многие вопросы решались кулуарно, в закрытом режиме, и мнение рыбаков мало кого волновало.

В итоге передел крабовой отрасли прошел по сценарию владельца Русской рыбопромышленной компании (РРК) и зятя миллиардера Геннадия Тимченко Глеба Франка.

В результате крабовой реформы на аукционах примерно за 142 млрд рублей была продана половина квот на вылов около 46 тысяч тонн краба. Многие компании в аукционе не участвовали, в том числе и компания Олега Кана. Зато РРК, став лидером рынка, купила примерно треть выставленного на торги дальневосточного краба (около 12 тыс. тонн) за 38 млрд рублей.

Еще две трети квот распределились между разными компаниями. Среди победителей «Восход» сына губернатора Приморского края Олега Кожемяки Никиты, дочерняя структура Преображенской базы тралового флота «Аква-инвест», связанной с экс-сенатором Александром Верховским, а также компания «Островной краб», часть которой контролирует Сбербанк.

По подсчетам Forbes, основанным на данных Росрыболовства, первое место по объему квот на краба делят Северо-Западный рыбопромышленный консорциум и группа «Русский краб» Глеба Франка, с примерно 14 500 тонн у каждого.

И вот когда все так замечательно устроилось, на сцене появляются новые фигуры с амбициозными планами. По словам Соглаева, у новых инвесторов есть договоренности об увеличении пакета и дальнейшей консолидации бизнеса. Рассматривается возможность покупки других крабовых компаний, как на Дальнем Востоке, так и в Северном рыбохозяйственном бассейне. Кроме этого, есть планы по созданию на Дальнем Востоке кластера по переработке краба в Приморском крае. Соглаев говорит, что речь идет об инвестициях «в сотни миллионов долларов».

«Ближний круг»

Существует версия: пригласив Собчак в бизнес, Кан хотел заручиться поддержкой «ближнего круга» и сделать свой бизнес более открытым.

Впрочем, Глеб Франс также относится именно к этому кругу. А поэтому крайне любопытно, как дальше будут развиваться события. Людмила Нарусова, похоже, догадывается, в чьих интересах закончится эта история. Во всяком случае сенатор уже попросила министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева ходатайствовать о включении компании дочери в число тех, кто получит государственную поддержку из-за пандемии - перед комиссией правительства по повышению устойчивости развития российской экономики.

А в Совет Федерации, в свою очередь, поступило обращение о возможном конфликте интересов в связи с письмом Нарусовой в Верховный суд. Рассмотреть обращение сенаторы планируют в течение месяца.

«А если слон вдруг на кита налезет — кто кого сборет?», - спрашивал герой известной детской книги. Вот это, вероятно, нам и предстоит увидеть в ближайшее врем
орд 09:53, 09.07.2020
Крабовый король Олег Кан весь в белом
27 мая 2020 г.

Крабовый король Олег Кан весь в белом
Олега Кана российская пресса называет «крабовым королем» – он много лет назад одним из первых в стране серьезно занялся крабовым промыслом и созданные им компании были лидерами по располагаемым квотам на вылов краба.

Ему в заслугу ставят развитие экспорта в основные страны – Японию, Южную Корею и Китай, благодаря чему краб подорожал в несколько раз, а владельцы квот, купившие их у государства еще в 2000-х, стали миллиардерами.

В 2018 г. федеральные телеканалы стали показывать расследования о крабовом бизнесе в России – имя Кана упоминали в связи с контрабандой краба и убийством конкурента, предпринимателя Валерия Пхиденко. Примерно в это же время бизнесмен уехал из России, где впоследствии был обвинен в убийстве, контрабанде и заочно арестован.

Крабовым бизнесом в России заинтересовались новые люди, и активнее других – Глеб Франк, владелец Русской рыбопромышленной компании и зять миллиардера Геннадия Тимченко. В октябре 2019 г. около половины всех квот было продано на аукционах новым владельцам за рекордные для отрасли деньги. Кан же рассчитывал на сохранение в стране «исторического принципа», когда квоты закрепляются за прежними владельцами на следующие 10–15 лет.

Самыми активными участниками аукционов были именно структуры Франка. А основанные Каном компании – «Курильский универсальный комплекс» (КУК) и «Монерон» – лишились примерно половины располагаемых квот и в их новом распределении не участвовали. Следственный комитет считает Кана бенефициаром компаний, а сам он утверждает, что выполняет в них роль неофициального советника.

Кан рассказал «Ведомостям», что Франк хотел купить обе компании, они это обсуждали, но не сошлись в цене.

Весной 2020 г. в этой истории появился новый персонаж – телеведущая и бывший кандидат в президенты Ксения Собчак, которая договорилась о приобретении 40% долей в КУКе и «Монероне». Но суд не дал зарегистрировать сделку, арестовав доли на основании уголовных дел против Кана.

Кан обратился в Следственный комитет с просьбой провести честное расследование. «Ведомости» ознакомились с копией обращения, его поступление в СК подтвердил сотрудник правоохранительных органов, а представитель ведомства отказался от комментариев. Кан объяснил, что считает эти уголовные дела заказными – в интересах новых владельцев крабового бизнеса в России, следует из его обращения. Имен он не называет, но считает, что следователи скрывают от председателя СК Александра Бастрыкина свои истинные цели.

Многие свои проблемы Кан связывает с Франком. Представитель Франка по просьбе «Ведомостей» прокомментировал утверждения Кана.

Уголовные дела и переговоры с Глебом Франком

– Чем, вы считаете, вам должен помочь Александр Бастрыкин?

– В своем заявлении Александру Бастрыкину я описываю происходящее со мной на протяжении последних двух-трех лет – о давлении и уголовном преследовании. До последнего времени я надеялся на справедливость. Я бы хотел, чтобы Следственный комитет разобрался в ситуации и провел независимое расследование. Считаю, что следствие против нас было ангажировано.

– И как вы сейчас можете описать вашу ситуацию?

– То, что происходит сейчас со мной, – это просто беспредел. Я много лет назад основал крупный бизнес по добыче краба, но уже несколько лет им не занимаюсь. Тем не менее меня упорно связывают с компаниями КУК и «Монерон», которые являются крупными добытчиками краба – суммарно они добывали около 19 000 т краба до аукционов в 2019 г. А началось все в декабре 2018 г., когда на федеральных каналах стали выходить сюжеты, в которых мне приписывали контрабанду и организацию убийства бизнесмена Валерия Пхиденко, которое произошло в 2010 г. А после уже было заведено дело о контрабанде и возобновлено старое дело об убийстве Пхиденко. И до сих пор на меня выливаются тонны грязи.

ООО «Курильский универсальный комплекс»

Владелец (данные ЕГРЮЛ на 11 ноября 2019 г.): Виктория Ледукова (100%).
Финансовые показатели (РСБУ, 2018 г.):
выручка – 6,7 млрд руб.,
чистая прибыль – 5,8 млрд руб.
Квоты на добычу краба в 2020 г. – 5193 т.

ООО «Монерон»

Владелец (данные ЕГРЮЛ на 31 октября 2014 г.): Дмитрий Пашов (100%).
Финансовые показатели (РСБУ, 2018 г.):
выручка – 6,5 млрд руб.,
чистая прибыль – 5 млрд руб.
Квоты на добычу краба в 2020 г. – 3996,7 т.

– Почему, как вы думаете?

– Все началось, когда пошли разговоры о том, что будут аукционы по распределению квот на добычу. Я сразу тогда понял, что к нам будет пристальное внимание. А в 2017 г. на стол президенту легло письмо о необходимости выставить на аукционы квоты, в итоге это, как известно, закончилось продажей половины всех крабовых квот в октябре 2019 г. Еще раньше мы стали обсуждать, что это может произойти, и искали партнера для бизнеса. Я тогда сказал партнеру и другу Дмитрию Пашову: вы будьте внимательны, может, стоит приобрести стратегического партнера для безопасности бизнеса. То есть я еще за два или три года предвидел эти аукционы.

– С кем были переговоры и какие предложения поступали?

– Партнерство предлагал Глеб Франк, владелец Русской рыбопромышленной компании (РРПК), в течение трех последних лет с ним было около 10 встреч – в Корее, Китае и России. На переговорах были я и Пашов. Франк в первую встречу предложил купить 20% РРПК за $200 млн. Мы отказались: это не наш профиль, мы специализируемся на крабе, а РРПК добывает рыбу. Через какое-то время на федеральных каналах стали выходить сюжеты о крабовом бизнесе, в которых упоминали меня. Я тогда понял, что если с Глебом о чем-то не договоримся, то он на этом не остановится.

На очередной встрече летом 2018 г. он предложил продать ему и КУК, и «Монерон» за $150 млн. Обе компании тогда за год приносили столько прибыли, [что] в итоге мои коллеги отказались. Франк сказал им, что скоро будет реформа и в результате у вас ничего не останется. Так что или вы согласитесь, или потеряете все. Были и другие встречи, но в итоге я Глебу сказал, что никаких переговоров не будет до тех пор, пока не прекратятся нападки по телевизору. И надо сказать, что около трех месяцев была тишина. Мы даже стали вести совместную деятельность с Франком – человек из нашей команды был устроен в его компанию «Примкраб».

Комментарии Сергея Извольского, представителя Глеба Франка

«В 2018 г. «Примкраб» (дочка РРПК) – это бизнес по добыче порядка 2500 т краба в Приморской подзоне, который был приобретен в июле 2017 г. на аукционе Федерального агентства по рыболовству за $180 млн (10,3 млрд руб.). Став мажоритарным владельцем РРПК в 2018-м и проведя ротацию топ-менеджмента компании, Глеб Франк стал активно заниматься трансформацией и повышением эффективности, в том числе за счет привлечения лучших управленцев с рынка труда.

«Примкраб» в 2018 г. работал существенно ниже своего потенциала, тому было несколько причин, основные – управленческая неготовность команды к вызовам нового на тот момент для компании бизнеса, отчасти обусловленная географическим разрывом между Москвой и Владивостоком в семь часов и нехваткой промыслового флота.

Акционеры «Примкраба» и РРПК, в том числе Глеб Франк, встречались со всеми крупными игроками рынка добычи рыбы и краба, включая Олега Кана и его делового партнера Дмитрия Пашова. В 2018 г. Кан и Пашов инициативно вышли на «Примкраб» с предложением о сотрудничестве, поскольку знали, что у компании есть операционные ограничения, связанные с мощностью промыслового флота. В то время группа Кана располагала группировкой в два десятка судов.

С Олегом и его партнером Пашовым, как, впрочем, и с другими игроками рынка, обсуждались операционные вопросы, в основном связанные с привлечением судов в тайм-чартер. В итоге у компании Кана взяли в тайм-чартер одно судно на два месяца работы в Приморской подзоне. Одновременно с этим «Примкраб» фрахтовал суда с экипажами еще у нескольких судовладельцев («Антей», «Грань», «РК Восход» и др.).

В 2019 г. в ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» были приняты поправки, предусматривающие введение квоты на добычу (вылов) крабов в инвестиционных целях. Учитывая опыт аукционов 2017 г., акционеры «Примкраба» и РРПК встали перед выбором, как приобрести необходимое количество флота для работы на новом виде квот: купить суда у существующего игрока или на международном рынке и модернизовать под нужды промысла?

Олег Кан действительно предлагал свою компанию на продажу, и на нее много кто смотрел из крупных финансово-промышленных групп, однако в 2018 г. Кан сильно ее переоценивал.
Мы не видели и не видим стоимости в исторической квоте на добычу краба, так как считаем, что государство и дальше будет продвигать инвестаукционы в крабовом сегменте. Исходя из этого, мы оценили краболовный флот Кана приблизительно в $150 млн. Его такое предложение не устроило, поскольку он видел потенциал в исторической квоте и активно отстаивал свою позицию через различные ассоциации и СМИ.

После того как стало публично известно, что в отношении Кана возобновлено расследование уголовного дела об убийстве, мы прекратили общение, так как с людьми, находящимися в федеральном розыске, никаких взаимоотношений и совместных дел не практикуем.

С учетом опыта аукционов 2017 г. в рамках подготовки к аукционам 2019 г. группа «Русский краб» («Примкраб» – в оперативном управлении) заранее приобрела на международном рынке еще 13 судов (к уже имеющимся шести), провела их модернизацию, поставила под флаг РФ и полностью уплатила необходимые фискальные платежи. Суммарные затраты группы на приобретение флота из 19 судов составили порядка $80 млн.

Что касается инвестиций в РРПК: в 2018–2019 гг. РРПК совместно со своим инвестконсультантом «Сбербанк CIB» прорабатывали вопрос привлечения международного финансового инвестора в компанию. Напоминаем, что компания реализует крупный инвестпроект на «Адмиралтейских верфях» в Санкт-Петербурге по строительству 10 супертраулеров для производства филе и сурими на сумму более 65 млрд руб. В период переговоров с инвесторами Олег Кан еще не находился в федеральном розыске за убийство, и мы не исключаем, что консультанты или банкиры могли довести ему суть материалов, подготовленных для роуд-шоу.

В шорт-листе у банков было более 30 потенциальных инвесторов, среди них крупные суверенные фонды.

Нам неизвестно ни об одном списке инвесторов, где бы значился Кан. Можно предположить, что он, безусловно, располагал ликвидностью, которую компания планировала получить в рамках инвестпроцесса, однако никогда бы не прошел комплаенс процедуры самой компании и банков, с которыми работает.

В настоящее время РРПК приостановила переговоры со всеми инвесторами ввиду рыночной ситуации и на 100% выполняет свои обязательства по финансированию данных проектов из собственного денежного потока».

– Вы с Франком когда виделись в последний раз?

Это было в 2018 г., осенью. Я был тогда готов на любые условия. Но он сказал: «Не могу на ситуацию влиять. Колесо запущено. Извини». (Сергей Извольский, представитель Глеба Франка: «Расследования, заметки, сюжеты об Олеге Кане – это вполне очевидная реакция журналистского сообщества на официальные обвинения правоохранительных органов в контрабанде и убийстве. Называть «заказом» свободу журналистской деятельности, базирующейся на открытой и общедоступной информации, как минимум, некорректно. Мы сосредоточены на развитии своего бизнеса. Кан – вне периметра наших интересов». – «Ведомости».)

– Вы поэтому решили уехать из России к концу 2018 г.?

Олег Кан

Сооснователь группы «Монерон»

Родился в 1967 г. в Невельске (Сахалинская обл.). Окончил Дальневосточный технический институт рыбной промышленности и хозяйства
1992
начал работу в Невельской базе тралового флота на рыбопромысловых судах, после стал мастером обработки и старшим мастером в компании «Каниф интернешнл» (Невельск)
1995
генеральный директор российско-японского СП «Вакканай» (по 2009 г.)
2008
приобретал и развивал компании, владеющие крабовыми квотами, совместно с партнером Дмитрием Пашовым. Эти компании после реорганизации вошли в ГК «Монерон»
2018
с мая советник генерального директора Приморской рыболовной компании

– У меня была запланирована поездка. Я поехал, а потом уже узнал, что, оказывается, и уголовное дело, и эти обыски пошли, когда я уже был в Японии. Ну и вот до сегодняшнего дня нахожусь за границей – в одной из стран Юго-Восточной Азии. Мы искали выход из этой сложной ситуации: говорили со следователями, писали жалобы на протяжении года-полутора. Но безуспешно: было предвзятое отношение и полное игнорирование.

Замечу, что мы не были против инвестквот на крабов по аналогии с рыбой, когда часть квот (20% в рыбодобыче. – «Ведомости») продавалась бы тем, кто строит суда или заводы в России. Если бы правительство так решило, мы могли бы построить 10 пароходов на две компании.

– Тогда почему в аукционах по продаже около 50% квот на краба с обязательством построить краболовы не участвовали?

– Меня на тот момент уже не было, компаниями владели и управляли Пашов и мой сын Александр [Кан]. Они в итоге решили не участвовать, и я это поддержал. Мы надеялись, что напряжение снизится, но этого не случилось. Цель Франка была в том, чтобы на аукционах была минимальная конкуренция, чтобы купить лоты по минимальной цене. На этом мы и успокоились, но ничего не закончилось: на аукцион не пошли, а давление продолжилось. Половина квот у этих компаний все же осталась – это около 10% всей добычи. И в итоге и КУК, и «Монерон» на сегодняшний день не закредитованы в отличие от участников аукционов, здоровые компании с хорошим балансом. Если будет следующий аукцион, то они вполне могли бы участвовать. Вот почему доли в компаниях арестованы после того, как в них решили зайти новые учредители.

При чем здесь Ксения Собчак

– Давайте проясним ситуацию: СК считает вас бенефициаром крабового бизнеса, совладелицей которого едва не стала Ксения Собчак. А вы же говорите, что уже не имеете к нему отношения. Тогда почему вы вели переговоры с Франком и общались перед сделкой с Собчак? Получается, что вы оказываете на него существенное влияние, не будучи владельцем.

– Я основатель этого бизнеса. Но в последние годы я им не занимался и не управлял, документы не подписывал, на совещаниях не присутствовал, команды не давал, в распределении прибыли не участвовал. У меня был сын в компании КУК и Пашов в «Монероне». С ними я всегда поддерживал диалог по поводу этого бизнеса. Конечно, я всегда даю советы и своему сыну, и своему другу.

Насколько мне известно, Игорь Соглаев (бывший топ-менеджер «Роснефти» и А1. – «Ведомости») вышел с предложением, увидев, что у нас проблемы. Это показалось хорошей идеей: самим это не вытянуть. В итоге Соглаев решил войти в эту сделку и пригласил Ксению как инвестора. Мы с ней были знакомы – сотрудничали по благотворительным проектам, поэтому она говорила и со мной. Она могла бы помочь как медийный ресурс: как эпатажная журналистка с известным именем могла бы доносить чиновникам, что это прозрачный и законопослушный бизнес.

– То есть новые партнеры в этом бизнесе – это медийный и административный ресурс?

– Скорее, медийный. Нам нужна помощь в том, чтобы кто-то рассказывал, как устроен промысел, о наших инвестициях в социальные объекты и т. д., а у нас их много. Мы создали благотворительный фонд «Родные острова» в 2016 г., на благотворительность мы потратили около 150 млн руб. Спортивный комплекс УТЦ «Восток», который спонсировали и КУК, и «Монерон», обошелся в 2,7 млрд руб. Рыбокомбинату «Островной», в который инвестировала компания КУК, удалось погасить на 1,8 млрд руб. только долгов перед банками.

Если бы мы хотели приобрести серьезный административный ресурс, то нашли бы более влиятельную в бизнесе фигуру. Но такая нас не интересовала, потому что, найдя ее, мы лишились бы самостоятельности, не смогли бы управлять политикой компании. А Ксения – человек публичный, она как раз не влияла бы на бизнес-процессы, и компании бы работали спокойно. Я считаю, что [на нас] обратили внимание, как раз когда КУК и «Монерон» начали вкладывать деньги в дорогостоящие социальные проекты. Конкуренты тут же посчитали деньги.

Еще мы стали заметнее, потому что раньше наш бизнес состоял из нескольких десятков компаний в разных регионах Дальнего Востока и только несколько лет назад мы их объединили, остались КУК и «Монерон». И теперь они все зарегистрированы в Сахалинской области и платят там налоги.

Но если говорить о сделке, то, думаю, мы сделали правильный выбор. Шум вышел теперь совсем на другой уровень, поэтому надеюсь, что теперь следователи объективно подойдут к нашему вопросу.

– Рыбокомбинат «Островной» вы упомянули как социальный проект, но вы же там были инвестором. Странно, если там не было экономического интереса.

– Инвестором был КУК. Это абсолютно невыгодная для него была история. После того как на прямой линии в 2016 г. сотрудники «Островного» пожаловались президенту Владимиру Путину, что им месяцами не платят зарплату, ко мне обратился губернатор Олег Кожемяко (Кожемяко был губернатором Сахалинской области с 13 сентября 2015 г. по 26 сентября 2018 г. – «Ведомости») с просьбой помочь в восстановлении этого предприятия и его антикризисном управлении. Сын выкупил долги, погасил обязательства перед банками, выкупил выведенные за периметр предприятия квоты. На все это было потрачено около 2 млрд руб. КУК, со своей стороны, все обязательства выполнил – думаю, губернатор был доволен. После этого имущество предприятия с торгов выкупила группа «ДВ-рыбак», и сейчас, насколько мне известно, предприятие успешно работает: там строится современный флот, заводы и т. д. То есть поручение президента было выполнено.

– Но если это не денежное мероприятие, то тогда цель была заручиться поддержкой у администрации президента, у которой эта сделка была на контроле?

– В какой-то степени так и было. Но, как видите, нам это не помогло.

– Насколько я понимаю, там тоже ситуация сложилась неблагоприятно, раз Игорь Быстров, отвечавший за проект в бытность зампредом правительства Сахалина (с мая 2015 г. по май 2017 г.) в мае 2019 г. был арестован и обвинен в превышении полномочий?

– Я считаю эти действия неправомерными, никакого превышения полномочий там не было. В данной ситуации он – пострадавшая сторона.

– Сделка с Собчак по факту не состоялась. В чем смысл арестов имущества, нельзя же вечно не регистрировать сделку?

– Наверное, конкурентам нужен тайм-аут, чтобы отговорить новых учредителей не связываться с нами. Не исключено, что будут аукционы на вторую половину квот, и в этой ситуации и я, и мои партнеры – серьезные конкуренты. Но суд не может запретить сделку. Сделка – это воля двух сторон.

Крупные компании и контрабанда несовместимы

– Во всей этой истории у вас сложился не самый лучший образ: обвинения в убийстве, контрабанда, лоббизм со стороны сенатора Людмилы Нарусовой. Как вы сами эти факты можете объяснить?

– В тех телесюжетах утверждалось, что краб контрабандой отправляется в Японию и Корею. Но это не так: эти страны уже как минимум 10 лет, а может быть, больше не принимают ни одного килограмма браконьерского краба. С этими странами у России подписано соответствующее соглашение против браконьерства, у этих стран прямая связь с нашими таможенными органами о поставке всех морепродуктов и рыбы в том числе. Мне также вменяют занижение таможенной стоимости. Весь наш груз шел через российские порты, где проходил таможенную очистку. Там все органы пограничные, инспектора – они все, отвечаю за свои слова, перетряхивают полностью всю документацию и физически пересчитывают краба.

Кроме того, в море нас всегда проверяли с особой тщательностью – уже года три. Но ни разу за три года (и раньше тоже) у нас не было нарушений правил рыболовства. Браконьерство процветало в 1990-х. Мы же, наоборот, в те годы покупали компании, капитализировали их и боролись с их практикой браконьерства. Да и тем более у наших компаний было столько квот, что не до браконьерства. Я вас уверяю: последние минимум 10 лет крабовый бизнес – белый и пушистый. И, конечно, он прибыльный, и им выгодно заниматься на Дальнем Востоке: рядом основные потребители из азиатских стран.

В подробности уголовного дела об убийстве я не хотел бы вдаваться, но преследование было остановлено уже в 2012 г. И непонятно, почему оно возобновлено. А про Нарусову могу сказать, что она всегда проявляла интерес к проблемам рыбаков и была против отмены исторического принципа. Сейчас многие представители нашей отрасли увидели в ней поддержку и надежду на защиту своих интересов.

– Но как только у вас появились партнеры и после обращения Людмилы Нарусовой к министру сельского хозяйства Дмитрию Патрушеву компании сразу же включили в список системообразующих. Получается, вам на тот момент удалось воспользоваться этим ресурсом? (20 мая «Монерон» исключен из списка.)

– Они подходят по критериям, почему же их не включить? Многие обращались с этим вопросом: сахалинская, приморская ассоциации [рыбопромышленников]. И самое главное, в системообразующие после этого внесли не только нашу компанию, а целый ряд компаний из нескольких регионов.

– Ваш оппонент – Глеб Франк, и он приходится зятем Геннадию Тимченко. Вам не кажется, что вам не по зубам тягаться с такими конкурентами?

– Я не думаю, что Геннадий Николаевич [Тимченко] был в курсе всех событий. Но считаю, что к этой проблеме необходимо привлечь внимание. На рынке должна быть здоровая конкуренция, и тогда будет видно, кто на что способен. Все профессионалы признают: мы одни из лучших на этом рынке.

– Про аукционы: как вы сами считаете, должен быть исторический принцип или справедливо периодически отдавать квоты новым собственникам, которые инвестируют в строительство судов в России?

– Мы не против аукционов, но конкуренция должна быть честная. А в России много примеров, когда это было не так и государство теряло гораздо больше.

Но аукцион в октябре 2019 г. принес государству рекордные 142 млрд руб. – это деньги только за право 15 лет добывать крабов. Плюс еще инвестиции на строительство судов. Это выглядит как хорошая программа по модернизации отрасли, где, как принято считать, используется старый флот.

Сумма большая, но там значительную часть забрали по начальной цене. На один лот подаются три или четыре компании, но по номиналу без торгов берет одна компания. Вопрос: зачем? Средняя рыночная стоимость этих лотов – $80–90 млн. Но тот же «Русский краб» Франка взял их по $50 млн. То есть экономия на одном лоте – $30 млн, а если умножить на 10 лотов, то $300 млн. Если бы КУК и «Монерон» участвовали, такой цены бы не было, $80 млн – это был бы минимум. Как считаете, стоит такие компании придушить? Стоит! Но если бы они участвовали, то выручка государства была бы больше на 50 млрд руб. Тем более у этих компаний нет кредитной нагрузки – и они спокойно могут участвовать в новых аукционах, если государство решит их провести.

Вообще, на краба всегда был ажиотаж. А тут в 2019 г. такие лоты и по номиналу! И надо сказать, что лоты эти крупные, по 1000 т, стоимостью минимум $50 млн. Плюс к каждому лоту привязывают строительство судна – еще $25 млн. Малый и средний бизнес не потянул бы такие затраты, и, как мы видим, новых лиц в этом бизнесе практически не появилось.

В качестве доказательства своей логики могу привести пример: «Монерон» недавно участвовал в аукционе и победил. Итоговая цена была космическая: лот всего на 40 т волосатого краба на западе Сахалина ушел за 488 млн руб. А почему? Потому что был ажиотаж и здоровая конкуренция. (Сергей Извольский: «Аукционам на инвестиционные квоты в отрасли уделялось повышенное внимание. В октябре 2019 г. группа «Русский краб» приобрела 10 лотов из 31 на Дальнем Востоке и ни одного на Северо-Западе ввиду высокой конкуренции. Федеральный бюджет получил от всех участников – а это десятки компаний – рекордные 142 млрд руб. Это кратно превышает налоговую отдачу от этого вида промысла за весь период действия «исторического принципа» с 2008 по 2018 г. На российских верфях впервые за многие десятилетия размещены масштабные заказы на постройку 35 новых судов-краболовов. Итого общий инвестиционный эффект в российскую экономику превысит 200 млрд руб.». – «Ведомости».)

– Как вы оцениваете позицию по реформе Росрыболовства и Минсельхоза, которые курируют рыбодобычу? Ведь если посмотреть отзыв Минэкономразвития, то там указано, что возражений не было лишь у РРПК и связанной с ней ассоциации. Отзыв Минэка был негативным, но, несмотря на это, реформа согласована и в итоге проведена.

– Отношение к этому неоднозначное. На Госсовете в октябре 2015 г. («По вопросам развития рыбохозяйственного комплекса». – «Ведомости») этими ведомствами была озвучена позиция на этот счет: оставить исторический принцип как основополагающий. Именно он обеспечивал рост показателей рыбной отрасли, поскольку был понятный горизонт планирования.

Вместе с тем нужна и модернизация, и здесь могла бы быть использована система инвестиционных квот. Но почему исторический принцип надо было изменить именно для промысла крабов? Если это высокомаржинальный бизнес, то тогда обложите его налогом, но принципы не должны меняться. Основной принцип важен для любого бизнеса – крабового, нефтяного, зернового.

– Основной контролер рыбодобычи и экспорта – это ФСБ. В последние годы именно пограничная служба ФСБ активно закручивала гайки, и их контроль некоторые компании считают избыточным. Вам не кажется, что, предъявляя вам и вашим коллегам обвинения в контрабанде, ФСБ тем самым расписывается в собственной неэффективной работе?

– Из крупных рыбопромышленных компаний никто не заинтересован в браконьерстве: ни собственник, ни судовладелец, ни капитан судна. Потому что это очень большой риск и на кону благополучие компании и людей.

Что ФСБ сейчас инкриминирует контрабанду КУКу и «Монерону» – очень странно, потому что именно пограничная служба ФСБ отвечает за контроль над уловами в России. Система мониторинга Росрыболовства и сама ФСБ не раз отмечали, что в последние 10 лет браконьерских нарушений не было.

В 1990-х газеты пестрели новостями о том, что задержали очередное панамское, марокканское, монгольское судно – так называемых подфлажников. Я не помню, когда такие задержания были за последние 3–5 лет. Это говорит о лишь о том, что если не ловят иностранных нарушителей, то и российские рыбодобытчики ничем таким тоже не занимаются. Да и тот самый исторический принцип и долгосрочное закрепление квот лишают смысла заниматься чем-то подобным крупным рыбопромышленникам. Безусловно, есть мелкое браконьерство, его тяжело искоренить, но в промышленных масштабах его точно нет.

Могу назвать три причины [не заниматься браконьерством]. Первая: при существующем многоступенчатом контроле в случае браконьерства ты автоматически теряешь квоты, т. е. право на работу. Вторая: браконьерство ведет к сокращению ресурсной базы. Никто из рыбопромышленников, имеющих квоты, не заинтересован в этом. Это прямые экономические потери. Третья: браконьерская продукция рушит рынок. Рыбаки не только не занимаются браконьерством, они ненавидят браконьеров, даже мелких.

Кому доступны крабы

– В России крабы не самый популярный продукт. Но вы как раз тот человек, кто первым занялся этим промыслом. Расскажите, почему вообще стали заниматься таким экзотическим бизнесом?

– Интересно быть первопроходцем. Я еще в детстве любил ловить рыбу, а моя мать была заслуженным работником рыбного хозяйства: она работала мастером по пошивке траловых сетей в базе тралового флота. После службы в армии я закончил Дальрыбвтуз по специальности инженер-технолог рыбной промышленности. После этого работал мастером по обработке рыбы на норвежском судне, на нем я пошел в первый рейс. Потом перешел в советско-корейскую компанию «Каниф интернешнл». Краба тогда вручную обрабатывали. На Сахалине было много японцев, они скупали всё практически за бесценок и вывозили. Ну а затем мне предложили возглавить российско-японское предприятие «Вакканай», когда мне было 27 лет.

– При подготовке к аукционам много говорилось о том, что это самый рентабельный вид промысла. И это было одним из мотивов проведения аукционов. Расскажите, всегда ли он был таким?

– Еще 4–5 лет назад краб продавался за $7/кг в Южной Корее, временами опускаясь и до $5, а в прошлом году цена доходила до $35. Могу сказать, что я и коллеги раскачали этот рынок, наладив торговлю с основными странами-покупателями. Особенно кладезь открылся, когда российского краба стал покупать Китай с его огромным потреблением. Там наша продукция сейчас пользуется большой популярностью – и за счет этого высокая цена и хорошая рентабельность. Средняя рентабельность по чистой прибыли в рыбной промышленности – 52%. У компании по добыче крабов без кредитной нагрузки она, конечно, выше – 60–70%. Но пожинать эти плоды отрасль начала совсем недавно.

– Правда ли, что Китай и Япония особенно трепетно относятся к качеству продукции и далеко не всем удается с ними успешно работать?

– Не скажу, что это было трудно. Нам удавалось быстро и конструктивно выстраивать диалог. Главное, понимать специфику этого рынка: от качества цена зависит напрямую.

– Можно ли в ресторанах в России попробовать крабов, которые добывают «Монерон» или КУК? И в каких? Можно ли найти их в Москве?

– У нас был опыт поставок в сеть «Ла маре», но логистика очень тяжелая с Дальнего Востока: сложно поставлять живого краба на 8000 км. Это отражается на качестве. Но в Москве продаются крабы, добываемые в Северном бассейне. Нашего краба можно попробовать в ресторанах на Сахалине, в Приморье.

– В 1930-х Был такой довоенный плакат: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». Потом, уже в 1950-х, призывали общепит пропагандировать краба, который, мол, недооценивают жители СССР. Сейчас же это премиальный деликатес. Почему все так изменилось?
– Это миф, что когда-то краб был в свободной продаже. Он и тогда, и сейчас был источником валютной выручки, тем более в советское время – знаменитые консервы Chatka. Что касается плакатов, то я помню такие же плакаты, которые убеждали, как полезна черная икра. И самое главное, у русского человека с советских времен есть убеждение, что красная, черная икра и крабы – это малодоступный продукт.

В странах Азиатско-Тихоокеанского региона к нему другое отношение. И цена соответствующая. Надо понимать, что есть такое понятие, как традиционная кухня. Если русский человек ест больше мясных продуктов, то в Азии предпочитают морепродукты.

– Что за продукцию выпускает завод в Невельске?

– В декабре 2017 г. начал работать завод, инвестиции составили более 250 млн руб. Это брендированная продукция в потребительской упаковке. Но есть одно «но». Продукция продается практически по себестоимости, потому что нельзя сегодня развивать рынок с дорогим продуктом, а краб для россиян – это все-таки деликатес. Поэтому пока это работа на перспективу. Мы хотим относительно недорогим продуктом заинтересовать людей. Краб для состоятельных продается на рынке и в магазинах, а продукция завода – для домохозяек. Продукция фасуется в небольшие упаковки по 150–200 г, и, соответственно, она недорогая – это и мясо краба, суп с крабом и морепродуктами, разнообразная рыба. Каждый может купить себе немного и попробовать.

Завод находится рядом с причальным комплексом, свежие уловы напрямую поступают в цех переработки. Начали продавать в сетях Южно-Сахалинска, сейчас продукция, насколько я знаю, есть в сетях по Дальнему Востоку. Она нацелена исключительно на внутренний рынок.

Несостоявшиеся планы

– Какие планы по развитию бизнеса вы строили, пока не уехали из России? Планировали вы проекты, ориентированные на российских потребителей, а не только на экспорт?

– Думаю, я бы оставался советником в КУКе и «Монероне». У нас был план развивать огромный крабовый кластер в Приморском крае. Учитывая, что там рядом граница с Китаем, мы могли бы перенести центр торговли с территории иностранных государств – Кореи, Японии и Китая – в южную часть Хасанского района в Приморском крае. И там бы были созданы и базы, и кластер, и рабочие места, и центр формирования прибыли был бы в России, а не за границей. И китайцы покупали бы здесь небольшими партиями, а не мы бы поставляли по 50 т в китайский порт. Цена [экспортная] в таком случае была бы выше. Плюс там могла бы быть и инфраструктура – туризм, рестораны. Были переговоры с китайскими компаниями о совместной работе в этом направлении, во Владивостоке на Восточном экономическом форуме много общались с ними. И это, на мой взгляд, могло бы стать очень крупным региональным проектом.

– Осталось ли у вас желание заниматься бизнесом, социальными проектами, благотворительностью в России?

Желание есть, но пока мне его только отбивают. И это очень обидно, но я надеюсь, что справедливость восторжествует.
орд 09:54, 09.07.2020
Губернатор Лимаренко на "браконьерских" угодьях
19 июня 2020 г.

Губернатор Лимаренко на "браконьерских" угодьях
Пока мэр Охи Сергей Гусев расплачивается должностью из-за праведного гнева губернатора, сам Валерий Лимаренко может расслабляться в заповедной зоне "крабового короля" Олега Кана.

Как передает корреспондент The Moscow Post, суд досрочно прекратил полномочия мэра Охинского района Сергея Гусева по иску от губернатора Валерия Лимаренко. В ходе разбирательства был подтвержден факт нарушения градоначальником законодательства о противодействии коррупции. Глава Сахалина Валерий Лимаренко очень избирательно подходит к тем, кому оказать недоверие. Бдительность губернатора ослабевает во время отдыха на заповедных зонах "авторитетного" бизнесмена Олега Кана?

С иском 20 мая обратился сам губернатор Валерий Лимаренко, указав что Гусев нарушает антикоррупционное законодательство и не справляется со своими обязанностями. Причиной недоверия Гусеву стали якобы "многочисленные жалобы местных жителей".

Дело "провернули" поразительно быстро. Гусева обвинили в браконьерстве - чиновник слишком переусердствовал в охоте на уток. В ходе разбирательства мэра Охи также обвинили в том, что он не указал в декларациях около 1 млн рублей доходов. Об этом писал "Коммерсант".

Удивительно, как при "поступающих непрерывно" претензиях относительно работы Гусева, общественность взволновалась, узнав о его отставке. По Охе прокатились одиночные пикеты, в соцсетях появились группы в поддержку Сергея Гусева, запущена петиция. Какая удивительная полярность мнений. Или защитники мэра, что, в другом городе живут?

Символично, что Гусев - последний избранный на прямых выборах мэр в Сахалинской области. После прихода в регион Олега Кожемяко практика прямых выборов была свернута. Он в свое время в Охе потерпел обидное поражение - выдвинутый с его подачи заместитель министра ЖКХ области Денис Кан, двоюродный брат ныне скрывающегося за границей "крабового короля" Олега Кана, проиграл. Так к власти взошел представитель КПРФ Сергей Гусев.

И вот, новый губернатор Лимаренко не упустил возможности выбить кресло из-под мэра. Известно, что в Охтинском районе особо развито добыча рыбной отрасли, которая приносит миллиарды. А потому глава региона решил поставить туда своего человечка? Не будет ли это "человек" Кана, которого также пытался продвинуть Кожемяко?

Заветные заповедные зоны

Иронично, как на фоне скандала о браконьерстве Гусева, который так смаковали сторонники Лимаренко, сам губернатор тихонько летает в заповедники Сахалина со всеми атрибутами "мужских развлечений".

И здесь, внимание. База отдыха, куда частенько наведывается Лимаренко, принадлежит не абы кому, а подмявшему под себя рыбную и крабовую отрасль Сахалина бизнесмену Олегу Кану, который находится в международном розыске по подозрению в совершении убийства.

Как пишет "Современный Сахалин": "Есть версия, что точкой пересечения интересов могла стать продолжающаяся браконьерская деятельность Кана на севере Сахалина, о которой наверняка известно высокопоставленному чиновнику. Все рыбопромысловые участки в этом районе острова скуплены людьми, представляющими интересы крабового короля, они ведут здесь промысел кеты, корюшки и, по некоторым сведениям, краснокнижной калуги, которая в последующем отправляется в порты Пуссана, в Южную Корею".

Помимо подозрений в убийстве конкурента, предпринимателя Валерия Пхиденко, а адрес Кана звучали обвинения с незаконном вылове и контрабанде краба. На Сахалине давно говорят, что Олег Кан плотно связан с уголовным миром. Как сообщали "Вести", бизнесмен через подставных лиц управлял компанией, занимавшейся контрабандой дальневосточного краба. В нелегальной схеме использовались панамские "фирмы-прокладки".

Учитывая весь этот рой обвинений в сторону бизнесмена, то, что нынешний губернатор Лимаренко вовсю может рыбачить на его местности, вызывает, как минимум, недоумение. А как максимум – сомнения в законности таких развлечений…

Полеты проходят под грифом секретности: нередко высокопоставленных пассажиров даже не регистрируют. Оно и не удивительно: на такие рейсы могут обратить внимание правоохранительные органы. Похоже, и губернатору Лимаренко есть, что скрывать, учитывая, что он отдыхает на территории, вероятно, связанного с браконьерством человека.

Более того, один такой рейс, по сведению того же издания, может обходится региональной казне в кругленькую сумму: час полета стоит около 300 тысяч рублей, не считая топлива. Учитывая время в пути – это может быть около 1,5 млн рублей за полет в одну строну и обратно. Плюс обслуживание техники и время ее простоя, пока чиновники расслабляются.

То есть Лимаренко может развлекаться на землях скандального предпринимателя, да еще и за счет местных жителей?

Как говорят знающие люди, лишних в этих местах не бывает. Только свои и только приближенные. И вот здесь уже интересно. Неужели нынешний губернатор является "приближенным" беглого Олега Кана?

Избирательный гнев Лимаренко

Местные диванные аналитики не раз отмечали, мол, преследование крабового короля Олега Кана совпало со сменой власти на Сахалине. Якобы лично Лимаренко мог повлиять на ход дела против скандального бизнесмена. А теперь он развлекается в его заповедной зоне? Вряд ли такой влиятельный человек, как Кан мог оставить свои владения без присмотра и позволил бы пускать туда "чужаков".

Секрет Полишинеля, что у Кана были свои люди во власти. Среди таких называют Дмитрия Пашова. Он — известный человек на Сахалине, депутат областной думы, крупный рыбовладелец, гендиректор предприятия "Монерон" и председатель правления Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области.

Недавно "НТВ" опубликовал кадры с веселого пикника, организованного авторитетным бизнесменом Олегом Каном. Пирует авторитетный бизнесмен в кругу своих приближенных, которые помогли построить ему крабовую империю на Сахалине. Был там и депутат Дмитрий Пашов.

Тем не менее, он по-прежнему трудится на своей должности. Если бы целью Лимаренко было "очистить" регион от сомнительных персонажей, следует полагать, одной отставкой мэра Охи не ограничилось бы.

Более того, если уж Лимаренко встал на тропу борьбы с коррумпированными мэрами, то, может, ему стоит обратить свое внимание на места, где разросся самый настоящий "левиафан".

Ранее The Moscow Post рассказывало, как в городе Макаров, на реке, питающей городской водозабор, местный предприниматель Валерий Сафронов строит рыбоводный завод. Местные опасаются, что это может грозить загрязнением питьевой воды. Однако действия властей легко предугадать, поскольку бизнесмен Сафронов уже неплохо "спелся" с мэром Андреем Красковским.

Например, как писало РБК, однажды на одном из предприятий Сафронова во время выборов устроили свой пункт голосования. Одна из наблюдателей Анна Петрова заметила, что на завод стекаются голосовать не только рабочие, но и сторонние люди. Как уверяла Петрова, их привели поддержать действующего мэра Красковского. Вот только возмущения женщины о нарушениях, по ее словам, обернулись тем, что Сафронов схватил ее за шею и принялся душить.

Но, по всей видимости, скандалы из городка Макарова до Лимаренко не долетают. Беспокоят его, похоже, лишь те места, куда можно усадить очередного "своего" человечка.

Лимаренко связывают с нынешним замруководителя Администрации Президента Сергеем Кириенко - они знакомы еще по многолетней работе в "Росатоме". Среди некоторых сахалинцев по-прежнему высказывается мнение, будто Валерия Лимаренко региону навязали.

Однако губернатор трудится на своей должности с декабря 2018-го и за полтора года, похоже, уже успел освоиться. Скорее всего, благодаря тому, что практически перетащил "свою команду" во власть Сахалина. При этом среди назначенцев есть довольно спорные личности, которые отметились в крупных скандалах во время работы с Лимаренко в "Росатоме". Об этом писало The Moscow Post.

С момента своего назначения он принял достаточно много кадровых решений. Самые хлебные места получили не только выходцы из "Росатома", где раньше в поте лица трудился господин Лимаренко, но и из Нижегородской области, где Лимаренко долго работал в правительстве. Впрочем, Нижегородская область тоже негласно считается "вотчиной" Кириенко.

Вот и история с попавшим в "опалу" мэром Сергеем Гусевым выглядит уж очень притянутой и намеренно раздутой. Вряд ли Валерий Лимаренко летает к устью реки Самарга, к базе Олега Кана, чтобы обмозговать жалобы жителей и проблемы отстрела уток в области. Природа чаяний губернатора, следует полагать, совсем иная. И сводится она, похоже, исключительно к личным интересам
rr 22:03, 10.07.2020
Где это все публикуется, кроме форума АВ?
орд 14:18, 20.07.2020
"Крабовое дно" Ксении Собчак
08 мая 2020 г.

"Крабовое дно" Ксении Собчак
Вдова и дочь Анатолия Собчака на протяжение долгих лет попадают в различные скандалы. Крабовый, наверняка, не последний.

Что могут две дамы, имеющие деньги? Причем досталось им все не за таланты и какие-то особые достижения в труде или бою – всего лишь волею случая. Имя вдовы и дочери первого мэра Санкт-Петеребурга Анатолия Собчака почему-то дорогого стоит! Вот это они и демонстрируют стране без устали уже десятилетия. В поведении мамы и дочери разбирался корреспондент The Moscow Post.

Их жизнь – это череда скандалов. Разница между которыми лишь в том, что одни получали огласку независимо от их желания и даже вопреки. Хотя… Может, обе уже настолько оторвались от реальной жизни, какой живут их сограждане, что воспринимают все шиворот-навыворот.

"Ленправда" еще в далеком 2002 г. писала о том, как обокрали студентку Ксюшу. Колье из черного жемчуга, бриллиантовое колье, часы с бриллиантами и т.д. – всего "побрякушек" вынесли на сотни тысяч долларов.

Та история Ксению Собчак ничему не научила, потому как впоследствии при обыске у нее в квартире нашли 1 миллион евро, 480 тысяч долларов, полмиллиона рублей, деньги были разложены по конвертам – то ли получила, то ли наоборот, должна была отдать-передать дальше. Об этом писал "Коммерсант".

Ну, деньги хранит каждый по-своему – кто в тощем кошельке, кто украл столько, что мешки с деньгами просто валяются по квартире, или вот по конвертам. Но почему некоторые пытались называть это "местью властей оппозиционерке Ксюше"? Это она – обязанная этой власти всем - оппозиционерка?! Деньги, кстати, ей вернули.

Как сообщал блогер "ЖЖ" IOV75, якобы мама Собчак Людмила Нарусова была произведена целительницей Джуной в княгини. Поговаривали, что титул получила и дочка, однако глава Российского императорского дома официально объявила, что "К.Собчак не совершила ничего, что могло бы сделать ее достойной какой бы то ни было высочайшей награды. Скорее, к сожалению, она сделала все возможное, чтобы об этом не возникло даже мысли". Ее слова приводила "Газета.СПБ".

"Дворянке" Нарусовой нашлось место в Совете федерации, которое она и занимает без малого два десятка лет, - от Тувы, потом от Брянской области, потом снова от Тувы. А вот Ксюша в 2018 г. метила в Президенты РФ. Более негодящей компании для победного шествия главного героя найти было нельзя! Молчу о других кандидатах, сейчас речь не об этом. Но как апофеоз – кандидатша Собчак, пытавшаяся прикрыться как фиговым листком графой "против всех". Мол, вы не за меня голосуете - против власти! Никого не смогла обмануть, получила полтора процента голосов – это меньше статистической погрешности. Правда, в столичной психбольнице имени Ганнушкина за нее, по слухам, проголосовали почти 4 процента - аж 12 психов.

"Недворянка" Собчак любит иногда блеснуть "красным словцом". Как утверждал авторы сайта "Папарацци", якобы светской диве принадлежат слова в отношении детей: "Пусть сдохнут эти мелкие гаденыши! Я детей не люблю, пусть спят, где хотят. Почему дети важнее, чем я!". Так вопила Собчак, когда рабочих, которые ремонтировали ее квартиру, заставили делать перерывы на дневной сон соседских детей и не греметь вечером. И через слово мат-перемат… У нее диплом МГИМО или курсы на рынке?

Ну, и как? Думаю, можно сказать: живут Нарусова с Собчак не среди нас и не только в другой стране, но и на другой планете. Однако новый вдруг разгоревшийся только что скандал для большей части публики превзошел все, что было доселе. Его масштаб смело можно оценить как грандиозный и по всем параметрам – действующим лицам, бешеным деньгам, степени защиты.

Крабовая королева?

Собчак, видать, решила не просто перейти в разряд тех, кто сам заказывает музыку другим, - сразу шагнуть в "полукоролевы". Пошла в компаньонки к сбежавшему еще в конце 2018 года из страны "крабовому королю" Олегу Кану, пыталась купив доли по 40 процентов в его компаниях "Монерон" и "Курильский универсальный комплекс". Их общая выручка превышает 23 миллиарда рублей, чистая прибыль за прошлый год – около 10 миллиардов. Покупка обошлась Собчак, говорят, в 4 миллиарда.

И останавливаться возле "трона" и даже делить его Ксюша не собиралась – планировала создать общую мощную компанию и стать лидером рынка по ловле краба. Стать "крабовой королевой". При том, что в очень выгодном бизнесе и без Собчак хватало детей – зять Геннадия Тимченко (человека из ближнего круга президента, кто не знает), сын губернатора Олега Кожемяко, многодетный отец экс-губернатор Дарькин.

Отсюда, кстати, и пошла гулять версия, что Кан пригласил давнюю подругу Собчак в свой бизнес, чтобы прикрыться ею от конкурентов, от уголовного преследования (в феврале его заочно арестовали), от административного давления. Точности ради следует уж тогда говорить, что "крышу" себе он решил соорудить многослойную, с большим запасом. И даже не двойную, а тройную и с чердаком! Он прикроется Собчак, ее в случае нужды прикроет сенатор Нарусова, а сама, ежели что, прикроется Советом федерации!

И вроде все так ладненько выстроилось. Ходят слухи, что Нарусова якобы даже успела через министра Дмитрия Патрушева добиться внесения компании "Монерон" в список системообразующих предприятий России со всеми вытекающими из этого… Но тут-то и случился облом-с. Сначала сделку по купле остановила налоговая служба, а потом и городской суд Южно-Сахалинска наложил арест - компании фигурируют в уголовных делах.

И здесь начинается нечто и вовсе фантасмагорическое. На защиту собственности дочки бросается сенатор Нарусова. Она попросила председателя Верховного суда РФ разобраться с теми, кто мешает гражданке Собчак купить выгодный бизнес и "принять предусмотренные законом меры".

Член Совета федерации, не знает элементарных законов страны, которой руководит? Не знает, что несогласный с решением суда должен обратиться в следующую судебную инстанцию, в данном случае - в облсуд? Не понимает, что не смеет столь откровенно нагло вести себя? Да она и не умеет по-другому!

Кстати, теперь Совет федерации озабочен тем, как выйти из этой ситуации, (А может, и нет. После ареста прямо на заседании СФ на глазах замерших сенаторов коллеги Арашукова их уже, поди, ничем не пронять). Но реагировать после огласки с письмом на всю страну придется. Ну, вот зачем она писала, да еще на бланке сенаторском?!

И вот здесь самое-то интересное. Меня удивляет, почему народ удивляет поведение Нарусовой? А когда она вела себя по-другому? И если у нее все получалось раньше, чего она должна стесняться сейчас? И разве это первый случай, когда она встает на защиту близких ей людей, встревая в уголовные дела? Нет!

В 2009 году сенатор Нарусова все силы бросила на защиту от уголовного преследования своего друга Владимира Палихаты, президента концерна "Росэнергомаш". Об этом писал "Коммерсант". Тогда следователь по особо важным делам СКП Андрей Гривцов вплотную приблизился к самой верхушке группировки, специализирующейся на рейдерских захватах.

Злые языки поговаривают, что Нарусова сделала все! Подняла все свои связи, забросала органы письмами – на бланках Совета федерации - в защиту Палихаты, требовала лично себя допросить в качестве свидетеля того, какой это замечательный человек!

В результате следователя Андрея Гривцова обвинили в вымогательстве у Палихаты самой большой в истории ведомства взятки в 15 миллионов долларов (что было совсем не по чину, это был уровень члена правительства или генпрокурора, что ли), арестовали, опозорили на всю страну заказухами в прессе.

Только в 2012 году следователя оправдал суд в первый раз, в 2014 году – второй раз и окончательно. А дело было развалено, Нарусова победила. Что, тогда в Совете федерации хоть кто-то обмолвился о "неэтичном" поведении сенатора?!

Самое главное. Принципиальное отличие той криминальной истории от нынешней состоит всего лишь в одном - в этот раз у сенатора Нарусовой оказались мощные противники, ей не по зубам! Которые могли себе позволить привлечь СМИ, разжечь скандал на всю страну. Это самое главное и самое печальное.

Телеведущий Владимир Соловьев заранее публично пожалел коллегу Собчак: ну, не понимает она во что влезла, что это не просто криминальный бизнес, а гиперкриминальный… Возражу: да она приучена брать все, что захочет. По другому вести себя Людмила Нарусова и Ксения Собчак попросту не умеют.

Добавить комментарий

:
:
:

Еще в рубрике «Новости»

Как вести себя на допросе в полиции, чтобы не сесть Оборона на Добрынинской Флот российских олигархов Организаторы крупнейшей на Дальнем Востоке лаборатории по производству синтетических наркотиков предстанут перед судом В хабаровске позорно арестовали активиста за поддержку Сергея Фургала Оперштаб Приморья: Всплеcк COVID-19 зафиксирован в четырех муниципалитетах Более 4 тысяч специалистов учреждений соцобслуживания Приморья получили доплату за работу в особых условиях Как написать научную статью, несмотря на нехватку времени Переработку дикоросов организовали на «дальневосточном гектаре» Дальневосточные колледжи получат 544 миллиона рублей грантовой поддержки в 2021 году Дискомфорт На Грани Конфликта Аксессуары для сварки с превышением радиационного фона выявила Владивостокская таможня В Приморском крае по итогам недели прирост количества выявленных заболевших COVID-19 составил 10% Итоги пандемии: предлагаемая зарплата в Приморье упала на 3 тысячи рублей
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

В Белоруссии задержали 33 богатыря из ЧВК вагнера. Что это было?

Всего проголосовало
18 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года