Главная страница Новости "Сегодня у нас праздник". Неожиданный поворот в деле "Седьмой студии"

"Сегодня у нас праздник". Неожиданный поворот в деле "Седьмой студии"

08.02.2019
Сергей Хазов-Кассиа, svoboda.org

Режиссёр Кирилл Серебренников в Мещаском суде
Режиссёр Кирилл Серебренников в Мещаском суде

Радио Свобода продолжает серию репортажей из Мещанского районного суда Москвы, где проходит процесс по делу "Седьмой студии". Предыдущие репортажи читайте по этим ссылкам: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9.

Художественного руководителя "Седьмой студии" Кирилла Серебренникова, генерального продюсера Алексея Малобродского и генерального директора Юрия Итина обвиняют в хищении 133 из 216 миллионов рублей, выделенных в 2011–2014 годах на театральный проект "Платформа". Вместе с руководством "Седьмой студии" на скамье подсудимых бывший директор Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Министерства культуры Софья Апфельбаум.

5 февраля в Мещанском районном суде состоялся допрос очередного свидетеля обвинения – Татьяны Жириковой, бухгалтера, участвовавшей во внутренней проверке "Седьмой студии" в 2014–2015 годах, а после устроившейся в компанию главбухом вместо уволенной Нины Масляевой, уже под конец существования проекта.

Татьяна Жирикова рассказала, что в 2014 году её знакомая Инна Лунина позвала её поработать с "Седьмой студией": саму Лунину пригласила Екатерина Воронова, которая в мае 2014-го обнаружила недостачу в 5 млн рублей и вынесла этот вопрос на обсуждение с руководством. Лунина рассказала Жириковой, что на памятной встрече в кабинете Кирилла Серебренникова в "Гоголь-центре" в июне того же года обсуждали, не стоит ли полностью "закрыть фирму", но по настоянию Серебренникова решили всё же привести документацию в порядок. Лунина получила за эту работу 600 тыс. рублей, из которых 160 тыс. она заплатила Жириковой.

Юрий Итин, Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников
Юрий Итин, Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников

Жирикова уверяет: бухучёт в классическом понимании в "Седьмой студии" не вёлся вовсе. "В процессе работы я поняла, что это люди искусства, они далеки от бухгалтерии, они все в своих творческих процессах… Ни Катя [Воронова], никто не знал, как ведётся учёт и что там происходит", – говорит Жирикова и, уточнив, что она "охреневала" от театральной бухгалтерии, начинает объяснять суду, как конкретно нужно было её вести. Впрочем, кажется, ни суд, ни участники процесса ничего в её лекции не поняли. Нина Масляева на допросе в суде заявляла, что передала в 2014 году всю бухгалтерию в полном порядке: все документы были распечатаны и подшиты в папки. Татьяна Жирикова эти показания опровергает: "Всё было просто свалено в коробки, пришлось проделать огромную работу, чтобы разобрать это по контрагентам", – говорит она.

Примерно половина из выделенных государством денег была обналичена через десяток "виртуальных" компаний и ИП и внесена в "чёрную" кассу – об этом в процессе подробно рассказывали сами обнальщики, Нина Масляева и её помощница Лариса Войкина, которая заведовала "чёрной" бухгалтерией. В договорах с обнальными фирмами прописывались выдуманные услуги по организации и проведению мероприятий, но поскольку реально эти услуги не оказывались, не было и нормальных закрывающих документов, суммы в актах сдачи-приёмки ставились наобум, печати часто не соответствовали фирмам. Жирикова легко определяла "виртуальные" договоры – они были составлены по одному шаблону, и к ним не было нормальных закрывающих документов. Большая часть операций по расчётным счетам "Седьмой студии" вовсе не разносилась по бухгалтерским счетам в "1С Бухгалтерии". Работа Жириковой и Луниной заключалась в том, чтобы собрать первичную документацию по всем официальным договорам и привести бухгалтерию хоть в какой-то удобоваримый вид. Жирикова занималась 2014 годом, Лунина (её должны допросить в одном из следующих заседаний) – 2011–2013 годами.

Со слов коллег по "Седьмой студии" Жирикова знала, что обналиченные деньги шли на серые зарплаты и гонорары, а также и на приобретение декораций, костюмов и прочий реквизит, вот только эти материальные ценности никак не учитывались в бухгалтерии и не ставились на баланс. Из-за этого в 2014 году, когда некоторые из спектаклей "Седьмой студии" шли на сцене "Гоголь-центра", возникла проблема: "Седьмая студия" выставляла счета театру за аренду оборудования, которого не было на балансе компании. Всего же у "Седьмой студии" было имущества на 7 млн рублей, 5 млн из них стоил рояль "Ямаха".

Нина Масляева
Нина Масляева

Жирикова точно не знала, как расходовались обналиченные деньги в 2011–2014 годах, не имела отношения к "чёрной" кассе, но рассказала, что видела массу отчётов о проданных билетах, из чего делает вывод, что спектакли всё-таки ставились. Когда она сама стала главбухом в 2014 году, учёт начали вести правильно (зарплату, впрочем, она получала серую – 70 тыс. вместо указанных в ведомости 15 или 20), так что все полученные "Седьмой студией" деньги "были израсходованы целенаправленно". В частности, Жирикова упоминает о взносе фонда Олега Дерипаски "Вольное дело" в 2,5 млн рублей на спектакль "Обыкновенная история". Генеральным продюсером на тот момент работала Екатерина Воронова (она находится в федеральном розыске и бежала за границу), а генеральным директором – помощница Серебренникова Анна Шалашова (она также проходит свидетелем по делу и должна быть допрошена в одном из следующих заседаний).

Нехороший главбух

Татьяна Жирикова рассказала, что она лишь однажды встретилась с бывшим главным бухгалтером "Седьмой студии" Ниной Масляевой – в метро на "Таганской", та передавала ей какие-то счета-фактуры. Жирикова тогда якобы спросила Масляеву, как же ей удалось довести бухгалтерию до такого состояния, на что Масляева ответила: она говорила руководству о том, что ей нужно больше сотрудников, "но никому это было не надо". Жирикова подтверждает: если бы ставилась задача вести бухгалтерский учёт в соответствии с законом, "Седьмой студии" потребовался бы целый штат профессиональных бухгалтеров.

Масляева вела себя неадекватно, бросала трубки

По словам Жириковой, она вместе с Инной Луниной составила список недочётов, которые следовало исправить, впрочем, по её словам, большая часть их рекомендаций учтена не была: очевидно, Нина Масляева не шла на контакт и не предоставляла закрывающие документы от обнальных компаний, с которыми работала. Когда Юрий Итин дал Жириковой телефон Масляевой, чтобы та пообщалась с ней напрямую, последняя, по словам Жириковой, "вела себя неадекватно, бросала трубки – человек вёл себя нехорошо, ничего она не хотела слышать".

Впрочем, так или иначе, часть договоров всё-таки удалось закрыть. С какими-то контрагентами Жирикова общалась напрямую, но это касалось только реальных поставщиков, документы по договорам с обнальными фирмами предоставляла Екатерина Воронова. Жирикова не видела, кто подписывал эти документы и откуда брались печати, но сообщила, что по крайней мере подписи от Юрия Итина часто выглядели по-разному: "Почерковедческую экспертизу я провести не могла, но это бросалось в глаза".

"Гоголь-центр"
"Гоголь-центр"
Документы, судя по всему, готовил чуть не весь "Гоголь-центр"

Татьяна Жирикова рассказала: в конце января 2016 года Министерство культуры потребовало предоставить всю первичную документацию по проекту в срок до 31 марта. Сама Жирикова слегла в больницу, ей требовалась операция, а документы, судя по всему, готовил чуть не весь "Гоголь-центр", включая жену и дочерей Юрия Итина. Отчёт в Минкульт отправили вовремя, а в конце года пришла информация о грядущей налоговой проверке – ей занималась уже сама Жирикова. Она, по её словам, предлагала руководству "Седьмой студии" оформить более правдоподобные документы со всеми обнальными конторами, прописать там реальные декорации, костюмы и прочий реквизит, который был куплен за наличные у других поставщиков, но никто в "Седьмой студии" не хотел брать на себя такой объём работы. Сдали, как водится, липу.

Экспертиза ex machina

Вторая половина заседания не предвещала сюрпризов, хотя прокуратура вдруг продолжила оглашать материалы дела не с того тома, на котором остановились на прошлом заседании, а почему-то с конца. Прокурор Надежда Игнатова долго зачитывала один из основных документов обвинения: финансово-экономическую экспертизу деятельности "Седьмой студии", подготовленную почему-то не какой-либо организацией, а экспертом Татьяной Рафиковой. В документе подсчитывается, сколько бюджетных денег получила "Седьмая студия", сколько было снято по карте, сколько перечислено на счета обнальных фирм, а на какие суммы есть подтверждающие расходы документы. На основании экспертизы следствие установило сумму нанесённого ущерба: "Операции по расходованию АНО "Седьмая студия" в 2011–2014 гг. 138 869 933 рублей 02 копеек (216 500 00 – 77 630 066,98) (субсидии минус подтверждённые документами расходы. – Прим. РС) являются неоправданными расходами", – говорится в документе (есть в распоряжении редакции).

Адвокаты то и дело указывали на несоответствия в тексте экспертизы, а Ксения Карпинская даже обратила внимание суда на то, что исследование основано на данных "1С Бухгалтерии" из компьютера Татьяны Жириковой, который само следствие признало недопустимым доказательством. Судья Ирина Аккуратова на эти заявления внимания, как обычно, не обращала.

Ну что, у нас праздник сегодня

После пятиминутного перерыва судья неожиданно выступила с предложением: провести новую экспертизу деятельности "Седьмой студии". От сторон к следующему заседанию требуется представить список вопросов к экспертам, предложения по свидетелям, которых необходимо опросить, а также наименование экспертного органа, куда следует обратиться. Прокурор Игнатова предложила перенести заседание на 12 февраля.

В коридоре обвиняемые и адвокаты не скрывали радости: "По факту судья признал, что всё, что сделало следствие, не может являться доказательствами по делу", – прокомментировала предложение судьи Ксения Карпинская. "Ну что, у нас праздник сегодня", – сказал Кириллу Серебренникову его адвокат Дмитрий Харитонов. Процесс тем временем может приостановиться надолго: во время проведения экспертизы заседания проводиться не будут.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:

Еще в рубрике «Новости»

Самая популярная криптовалюта на 2019 год На судоверфи «Звезда» смонтирован второй кран «Голиаф» Гражданские активисты Приморья выйдут на митинг против изменений природоохранного законодательства Пункты временного размещения развернуты в Приморье Ситуация на дорогах Приморья после тайфуна «Кроса». ИНФОРМАЦИЯ НА 17.00 17 августа Режим ЧС вводят еще в двух районах Приморья Движение по мосту через реку Лобога восстановлено. ОПЕРАТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ 19 августа в 13-00 в Верховном суде - апелляция на решение Мосгорсуда от отказе отменить регистрацию основного админкандидата в 16 округе. 20 августа в 17 часов на центральной площади Владивостока состоится митинг против принятых изменений в краевой закон «Об особо охраняемых природных территориях» Заявление членов СПЧ в связи с протестными акциями Превращение в дракона Про удар в печень и божью кару ВАЖНО: Пояснения по пресс-релизу "Более 74 млн рублей задолжали управляющие организации энергетикам" «Некоторые оппозиционные политики продолжают демонстрировать явное неуважение к закону»
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Как вы относитесь к митингующим в Москве?

1. Делать им нечего. Лучше бы семье посвятили выходные.
2. Плевать и на них и на их митинги. У меня свои заботы.
3. Какого черта они мутят воду в стране? Только лодку раскачивают. И так все нестабильно стало...
4. Зря они подставляются, лучше бы сидели тихо. Их лупят, а они опять идут...
5. Эта натуральная оранжевая революция, и платит им Америка.
6. Молодцы, что не смиряются с фальшивыми выборами. Только вряд ли выдержат, многих посадят, оштрафуют, изобьют, и все протесты заглохнут.
7. Я полностью на их стороне. Они отстаивают свои права и достоинство. Сам бы пошел с ними, будь я в Москве. Верю, что они пойдут до конца и добьются своего.
 

Всего проголосовало
43 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года