Главная страница Новости Правозащитники назвали "типичным" убийство девушки на дороге в Хасавюрте

Правозащитники назвали "типичным" убийство девушки на дороге в Хасавюрте

12.04.2018
Гор Алексанян; kavkaz-uzel.eu

 

Ситуация с насилием в отношении женщин в Дагестане мало отличается от ситуации в целом в России, заявили Светлана Анохина и Ирина Костерина, комментируя убийство девушки в Хасавюрте, совершенное, по версии следствия, из ревности. Бездействие проезжающих мимо места преступления водителей подпадает под уголовную статью, но на практике за подобное не наказывают, отметил адвокат Давуд Алиев.

Как ранее писал "Кавказский узел", 30 марта 25-летний житель Хасавюрта был задержан по подозрению в убийстве девушки, тело которой было найдено на дороге. На видео с камер наблюдения, на котором, предположительно, зафиксирован момент убийства, видно, что молодой человек сначала избивает девушку ногами, затем не менее шести раз бросает на ее голову поднятый с обочины шлакоблок. При этом мимо проехал автомобиль. Пользователи соцсети, которые посмотрели видеозапись момента убийства, осудили поведение как молодого человека, так и водителей проезжавших мимо машин.

Журналистка, публицист и правозащитница Светлана Анохина, комментируя убийство девушки в Хасавюрте, рассказала корреспонденту “Кавказского узла”, что насилие в отношении женщин не является чем-то необычным ни для Дагестана, ни в целом для России. В качестве примера она привела историю адвоката из Хасавюрта Сапият Магомедовой.

Сапият Магомедова утверждает, что сотрудники хасавюртовской полиции 17 июня 2010 года избили ее. Полицейские заявили, что напала на них сама Магомедова. В отношении обеих сторон были возбуждены уголовные дела, которые впоследствии были объединены и закрыты. Однако в марте 2017 года решение о прекращении уголовного дела против Магомедовой было признано необоснованным. 9 декабря суд согласился возобновить по просьбе Магомедовой слушания по ее иску к Минфину, поданному в январе. Как полагает Магомедова, решение о закрытии дела отменили для затягивания процесса по иску к Минфину России. Адвокат требует 3,5 миллиона рублей компенсации имущественного и морального вреда за незаконное уголовное преследование.

Светлана Анохина упомянула также происшествие с жительницей Кизляра Тайибат Алиевой, которую задержали и избили сотрудники правоохранительных органов, чтобы "она в чем-то призналась"

"В медицинском заключении написано, что у нее перелом правой кисти, сотрясения мозга и ушибы. То есть это ничем необычным для наших реалий не является. У нас постоянно кого-то бьют, видимо, это по всей России так происходит. Бьют и полицейские, и посторонние, и члены семьи”, - сказала Светлана Анохина.

7 марта в Кизляре местную жительницу Тайибат Алиеву задержали сотрудники правоохранительных органов, которые, по ее словам, подкинули ей наркотики и спрашивали, где она держит деньги и где ее квартиры. После побоев у Алиевой диагностированы закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, закрытый перелом четвертой пястной кости правой кисти и множественные ушибы мягких тканей тела, цитирует "Новое дело" адвоката Алиевой Анвара Асхабова.

По ее словам, общественность реагирует на подобные события по-разному.

"Если речь об избиении женщины вообще, то реакция одна, а если об отдельном случае убийства – то другая. Если, например, речь об избиении со стороны полицейских, то скорее поддержат жертву, а если речь идет о домашнем насилии, то скорее станут предполагать, что «была причина»", - отметила Анохина.

«Мы с коллегой Аидой Мирмаксумовой сейчас работаем над проектом «Отцы и дочки». Одна из частей проекта – это письма, которые выросшие дочери пишут папам. И мы отслеживаем, как на эти письма реагируют. Так вот, письма не самые страшные, но некоторые комментаторы считают, что даже самый мягкий упрек в адрес отца – это предательство. Если и бил, и издевался, и третировал – дочь не смеет об этом рассказать» - рассказала Светлана Анохина.

Презентация проекта "Отцы и дочки" прошла в Махачкале 9 марта. Организаторы проекта, призванного сломать стереотип об авторитарном главе кавказской семьи, заявили на презентации, что проект продемонстрировал и проблемы во внутрисемейных отношениях.

По ее словам, доступной и открытой информации об убийствах чести в Дагестане нет.

"Если дела доходят до суда, мы узнаем о них от коллег-журналистов или от знакомых адвокатов и следователей. Но есть дела, в рамках которых вина подозреваемого не доказана. Поэтому нельзя установить точное количество подобных убийств. Кроме этого родственники жертв очень редко поднимают подобные проблемы. И в СМИ они не часто попадают. Убийство чести – это значит, что девушка была в чем-то заподозрена, а это бросает тень на весь ее род. Ужасно, что такое понятие, как убийство чести до сих пор существует в мозгах наших соплеменников. Фактически оно делает убийцу или насильника неуязвимым. То есть убийца говорит, что он совершил убийство чести, чтобы перетянуть на себя симпатии людей, которые могли бы в противном случае его осудить", - рассказала правозащитница.

Светлана Анохина также отметила, что по поводу убийства в Хасавюрте общественность находится скорее на стороне жертвы.

"Если бы молодой человек не убил девушку, то, боюсь, общество нашло бы ему "оправдания". Стали бы говорить, что "девушка же что-то сделала, с кем-то разговаривала", тем самым "дала повод". Но убийство очень жестокое, и сейчас убийцу мало кто поддерживает", - сказала она.

Уровень насилия в отношении женщин в России очень высокий

Насилие в отношении женщин в Дагестане ничем не отличается от общей ситуации по всей России, считает сотрудник Фонда имени Генриха Бёлля Ирина Костерина.

«Я не вижу в этой истории никакой дагестанской специфики. Уровень насилия над женщинами в России очень высокий и мало зависит от региона проживания - женщин избивают и убивают как в Москве, так и в небольших городках, включая Северный Кавказ. В исламе, который имеет большое влияние в Дагестане, конечно, есть запрет на убийство, но количество убийств от этого не делается существенно ниже», - сказала Ирина Костерина корреспонденту «Кавказского узла».

По ее мнению, люди, которые совершают насилие, руководствуются совершенно иными нормами, чем местные традиции и религии. При этом Костерина отмечает, что на Северном Кавказе люди не верят в силу закона и часто решают связанные с насилием вопросы внутри своего села.  

«То, что убийства и другие правонарушения часто скрываются и решаются внутри тухума (родственная группа у народов Кавказа - энциклопедия "Народы и религии мира") или внутри села - это, действительно, распространенная практика. На Северном Кавказе еще в большей степени, чем в остальной России, люди не верят в силу закона. Они видят ежедневно много правонарушений со стороны правоохранительных органов, коррумпированность судов и других институций, видят, что преступники уходят безнаказанными. Конечно, это все разъедает общество, лишает людей моральных ориентиров и ощущения справедливого наказания», - отметила Костерина.

Она также добавила, что то, что это убийство никто из водителей не остановил - чудовищная, но вполне закономерная примета нашего времени.

Свидетели убийства девушки в Хасавюрте должны были вызвать полицию

Следователь обязан вызвать на допрос всех тех прохожих, водителей машин или пассажиров, которые стали свидетелями убийства, считает дагестанский адвокат Давуд Алиев.

«Это обязанность следователя, так как эти люди проехали мимо места преступления. Следователь должен установить личность этих граждан, вызвать на допрос и допросить их. Все они являются свидетелями убийства, следовательно, их показания должны быть в деле»,  - сказал Давуд Алиев «Кавказскому узлу».

По его словам, бездействие проезжающих мимо водителей может подпадать под статью 125 УК РФ «Оставление в опасности».

«Минимальное наказание - штраф в размере до восьмидесяти тысяч рублей, а максимальное - лишение свободы на срок до одного года. Но на практике суд никогда не назначает лишение свободы гражданам, которые были на месте убийства и не предприняли какие-либо действия для оказания помощи жертве. Даже если свидетели скажут, что видели убийство, но ничего не предприняли, то и в этом случае однозначно не будет вынесено решение о лишении свободы», - сказал адвокат.

По его мнению, свидетели убийства как минимум должны были выполнить гражданский долг и вызвать полицию.

«В этом вопросе все зависит от показаний прохожих или водителей и пассажиров проезжающих машин. Если они скажут, что проезжали мимо и видели убийство, тогда возникает вопрос, почему хотя бы не вызвали полицию. Это гражданская обязанность. Но они могут сказать, что «мол, мы не подумали, что это убийство». В моей практике практически не было случаев наказания по этой статье», - отметил он.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Пойдете ли вы на выборы губернатора Приморья 16 декабря и почему?

1. Никогда не ходил и не собираюсь идти.
2. Раньше ходил, но теперь не вижу смысла.
3. Обычно не хожу. Но сейчас попробую: а вдруг прокатит власть народа!
4. Пойду по совету Навального.
5. Не пойду, нет моего кандидата.
6. Пойду. Хочу, чтобы мой кандидат стал губернатором!
7. Пойду и всех друзей позову, чтобы фигу показать едросам.
 

Всего проголосовало
18 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года