Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 14 (994) от 3 апреля 2012  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЭКОНОМИКА

Дело отравителя

Ксения Кириллова, г. Санкт-Петербург

Три года назад информацией об этом деле пестрели десятки сайтов в Интернете, писали газеты, на телевидении прошло несколько сюжетов. Даже в соседней Украине одно из одесских сетевых изданий и то о нем упоминало.

Следственное управление рапортовало о начале расследования громкого и резонансного преступления. Поймали не просто убийцу, а человека, якобы использовавшего довольно редкий и от этого не менее страшный способ перемещения людей в мир иной.

Летом прошлого года его оправдали. Однако решение не устояло в Верховном суде. Это уже не удивляет. По официальной статистике, в прошлом году оправдательных решений по уголовным делам вынесли в 15 раз меньше, чем обвинительных. И из 129 вынесенных отменили и вернули обратно пятую часть – 28.

11 томов этого дела тоже вернулись в городской суд. Сколько продлится процесс на этот раз – предсказать невозможно.


Страшные странности

На первый взгляд, случилась банальная по нынешним меркам история – убийство из-за жилплощади в центре города.

По версии следствия, криминальная история выглядела так.

В обшарпанном старом доме на Шпалерной улице, без лифта и горячей воды, в одной из комнат жуткой коммуналки жила семья – мать и дочь Ольга и Маша Сергеевы и их сын и брат Андрей Булгаков. После новогодних праздников 2009 года они чуть ли не в одночасье скончались в результате отравления таллием. Злодей был изобличен и обезврежен.

Соседей убитой семьи далеко не сразу стали таскать на допросы. Если бы не четкое соблюдение инструкций одной из сотрудниц Мариинской больницы, сообщившей, как это и положено по закону, о смерти в клинике Маши Сергеевой, неизвестно, стал ли бы кто-то вообще интересоваться гибелью трех человек. Семья была неблагополучной. Мать выпивала, дочь, имевшая ряд социально-опасных заболеваний, токсикоманила, сын употреблял наркотики и привлекался к уголовной ответственности по соответствующей статье.

Странности в этом деле начались тут же. Маша умерла в больнице на пару дней раньше матери. Но о подозрительной смерти Ольги Сергеевой никто никуда не сообщал. Более того, уже позже, в результате расследования автора этого материала, выяснилось – тело старшей Сергеевой без проблем получила… главный свидетель, вернее, свидетельница обвинения и быстренько кремировала. Уж не для того ли, чтобы замести следы? Следователь со вздохом приобщил к делу неудобное свидетельство, но и только.

После смерти неблагополучной семьи комната оказалась свободной и, естественно, напрашивалось предположение, что именно она кому-то и понадобилась. Впрочем, что там предположение – весной 2009 на сайте следственного комитета пресс-служба распространила версию именно с таким мотивом. Только впоследствии он почему-то волшебным образом исчез из «обвинительного заключения.

О том, каким образом судмедэкспертам удалось установить, что смерть всех троих наступила от отравления таллием – разговор особый. Так или иначе, уголовное дело возбудили, а вместе с ним появились факты, которые впору использовать в лихом детективе.

В середине апреля 2009 года соседка погибших, некая Юлия Бугрова, лично сдала следователями убийцу – собственного мужа: он, мол, ее пугал, что выкинет на улицу с дочкой, хотел всю квартиру расселить под офис московской фирмы, потому и начал травить людей.


Муж жене – не товарищ

Самое удивительное, что за полтора года предварительного следствия на свидетельницу Бугрову собрали столько материала, что впору задаться вопросом – почему на скамье подсудимых находится ее муж, а не она сама? Впрочем, пожелай кто-то сейчас исправить ошибку, сделать это будет крайне затруднительно. Юлия Святославовна сбежала.

Пока шло предварительное расследование, она спокойно жила на Шпалерной улице. Но как только начался первый судебный процесс, ее уже не смогли доставить для дачи показаний в зал суда – она не собиралась открывать дверь ни судебному приставу, ни милиции. А сейчас и вовсе, говорят, продав жилье, испарилась. И, судя по всему, ей есть от чего скрываться.

Юлия Бугрова получила недвижимость в центре города весьма прозаическим способом – продала квартиру в родном Челябинске. Денег хватило аккурат на комнату в Петербурге. Но, едва нарисовавшись на пороге квартиры на Шпалерной улице примерно за год до случившейся трагедии и за полгода до свадьбы с теперь уже бывшим мужем, она тут же начала строчить жалобы на соседей, в том числе и на погибшую семью, с требованием… выселить их, именно потому, что они «пьяницы и наркоманы».

Пока шло предварительное следствие, Бугрова, не стесняясь, заявляла, что забрала паспорта убитых, а заодно и кое-какой скарб из их комнаты. Еще через некоторое время из администрации Центрального района в дело попали документы, где Юлия Святославовна собственноручно свидетельствовала, что лично опекала убитых и хоронила их, а потому просит отдать освободившуюся комнату именно ей.

На этом странности не заканчиваются. Свидетелей защиты в судебном процессе нет вовсе, а опрошенные свидетели обвинения дают показания против главного свидетеля – Юлии Бугровой.

У одной соседки по квартире она обманом выманила ключи, а потом не пускала на порог. С остальными скандалила и пугала огромной собакой, бегавшей по коридору без намордника. Неугодных соседей по коммуналке, Юля воспитывала тем, что взяв огромную собаку за строгий ошейник выводила в коридор, к дверям, и науськивала: «чужие, чужие».

Бугрова, пытаясь получить комнату, с гордостью сообщала, что ни дня не работала официально, а «на булавки» зарабатывала, видимо тем, что разводила собак и кошек, наплевав на все правила общежития. Жаловаться не нее было бесполезно – всё уходило, как вода в песок. Если верить показаниям свидетелей обвинения, то глава погибшей семьи Ольга Сергеева, откровенно боялась свою «опекуншу», а не ее мужа.

Бывший участковый Алексей Кузнецов дал «самаритянке» и вовсе убийственную характеристику: «Она была конфликтным, лживым человеком, вела себя регулярно артистично, когда объясняла свои проблемы, склонна к инициированию бытовых скандалов». У представителя закона «сложилось впечатление, что она (Бугрова – прим. авт.) способна чужими руками «совершить» поступок».

И вот эта девица в середине апреля 2009 года в следственном отделе при прокуратуре Центрального района на голубом глазу заявила, что всех отравил ее муж, к слову, не прописанный в квартире и не имеющий ни сантиметра жилплощади на Шпалерной ни в личной, ни в долевой собственности. Затем невинно хлопая глазами, достала из кармана коммуникатор. А там… О, ужас – SMS, лично посланное Бугровой на номер мужа в Москву: «Одного вынесли». Речь шла о несчастном наркомане Булгакове, который умер первым.

Уже позже в деле удалось обнаружить весьма любопытный факт. Страшное SMS было отправлено в Москву на 50 минут раньше, чем в комнату Сергеевых на Шпалерной улице на осмотр трупа «неизвестного мужчины», зашла оперативная группа. Кто позвонил в милицию неизвестно. Скорую помощь, судя по официальному ответу, имеющемуся в материалах дела, в этот день по адресу Сергеевых никто не вызывал, в том числе и еще живые Ольга с Марией. Откуда «опекунша» узнала, что один из ее подопечных скончался, так и осталось тайной, которых еще немало в этом деле. Следователи и прокуроры все видели. Однако подобные вопросы их не интересовали.


Моча, похожая на кровь

Как только в следственном отделе прочитали SMS, теперь уже бывший муж Юлии Бугровой тут же приземлился на нары. Доказательства против него были просто убийственные. Еще в феврале в телах Ольги и Маши Сергеевых был обнаружен таллий.

Двух трупов следствию показалось мало, в срочном порядке таллий обнаружили и у наркомана Булгакова, умершего от передозировки морфина и уже похороненного на тот момент. Для дополнительного исследования взяли только то, что, видимо, осталось в холодильнике – кровь. В итоге яд «обнаружился» в моче. Дикость? Нет – практика.

Судебная система, а заодно и судебно-медицинские эксперты, уже многие десятилетия прикрываются несбиваемой формулировкой, которая называется «технической ошибкой» и не предусматривает никакой, даже минимальной ответственности. Ну, в самом деле, кто не ошибается? К тому же, на первый взгляд, разоблачение «технической ошибки» не играло никакой роли в судьбе бедолаги-подозреваемого, двух-то человек он якобы отравил. И все встало бы на свои места, если бы не одно «но».

Дело в том, что в телах погибших, чувствительная аппаратура бюро судебно-медицинской экспертизы обнаружила присутствие таллия, но так и не смогла определить его количество. Да и возиться с этим, по большому счету, никто не посчитал нужным. Какая, в сущности, разница? Со времен Марии Медичи таллий известен, как «невидимый убийца» без вкуса, цвета и запаха. Так чего копья-то ломать? Видимо, так рассуждало следствие, а потому даже не удосужилось найти достойного эксперта. Заключения по таллию давали кто ни попадя: физики со ссылкой на «Химическую энциклопедию», врачи-эксперты со ссылкой на «Медицинскую энциклопедию», эксперты с техническим образованием из ЭКЦ ГУВД. Все сходились в одном – таллий смертелен для человека.

Но, как гласит известная поговорка – черт сидит в мелочах. Еще в начале 50-х годов прошлого века русский ученый, академик, лауреат Ленинской премии, автор около 600 научных трудов Виктор Владиславович Ковальский в результате исследований пришел к выводу, что таллий относится к третьей группе микроэлементов, которые присутствуют в человеческом организме.

В середине 70-х годов Большая Советская Энциклопедия поместила статью о том, что таллий может содержать в человеческом организме в норме и указала конкретные цифры допустимых параметров. Более того, в издании, которое в те годы подвергалось строжайшей, в том числе и научной, цензуре, утверждается: «У человека ежесуточное поступление таллия с продуктами питания и водой составляет около 1,6 мкг, с воздухом – 0,05 мкг».

В конце 90-х годов прошлого века появляется монография уже современных ученых о том, что присутствие таллия в организме человека в определенных количествах, не приводит к летальному исходу. У погибших вообще никакого количества не нашли. Так от таллия ли они умерли?

Продолжение нашего расследования читайте в следующих номерах.

Ксения Кириллова, г. Санкт-Петербург


Другие статьи номера в рубрике Экономика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 1)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100