Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 42 (970) от 18 октября 2011  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Политика

Сценарий грядущих выборов: Предрешено не всё

Анастасия Попова

МЕХАНИЗМЫ ГОЛОСОВАНИЯ
На прошлой неделе во ВГУЭСе проходил семинар, посвящённый теме фальсификаций на выборах. На нём присутствовали представители парламентской оппозиции, представитель ассоциации «Голос», которая отслеживает фальсификации, и московский политолог Александр Кынев (снимок вверху).

Пожалуй, самой интересной была лекция Кынева. Он рассказал, о том, какие механизмы, заложенные в самом построении выборной системы нашей страны, помогают «Единой России» победить, а также представил свой прогноз.

Кынев рассказал, что сейчас бюллетень, по которому мы голосуем, называется категорическим – ты можешь поставить галочку только напротив определённого кандидата. У человека есть один голос, и он его может отдать только кому-то одному.

Однако в мире существуют и другие способы голосования, и «категорический» – самый примитивный. Этот способ рождает стратегию: или я, или никто! И заставляет игроков ориентироваться на своего избирателя, а не на общую массу людей. В других странах есть система, когда вы выставляете рейтинги в порядке убывания симпатий каждой партии, есть бюллетень, когда у вас 10 голосов и вы все десять можете отдать одной партии, а можете распределить между партиями.

Метод по убыванию симпатий применяется на территориях со сложным этническим составом, чтобы избежать конкуренции разных этносов. Если брать мажоритарную систему, возникают ситуации, когда избиратели не могут договориться о первом и втором месте при «категорическом» бюллетене.

Стратегия пропорций

Также наша система является пропорциональной – все мандаты делятся между партийными списками. Есть центральная часть списка, а остальные кандидаты разбиты на группы внутри партийного списка.

Однако существует Москва с населением 7 млн человек и, например, Алтайский край, где около 140 000 человек. Крупный регион может быть разбит на группы, не меньше 650 000 избирателей. Сейчас в России самый большой регион – Москва, второе место занимает Московская область, третье – Краснодарский край, четвёртое – Свердловская область, и только пятое – Петербург. Если объединяют несколько маленьких регионов, получается единый регион, единая группа. Надо объединить территории так, чтобы групп оказалось не менее 80.

– Мы сталкиваемся с тем, что некоторые партии получают меньше 7% – от 5 до 6% – и могут претендовать на один мандат. Это наше российское ноу-хау, – говорит Кынев.

Далее суммируются голоса всех партий, которые преодолели барьер 7%, получается квота голосов. И, согласно этой квоте, распределяются мандаты по партиям.

В 2007 году сумма голосов трёх оппозиционных парламентских партий составила около 60 млн. Это те голоса, среди которых делились мандаты, квота голосов составляла 141 тысяч. То есть 141 тыс. голосов – это реальная цена одного мандата.

И получилась ситуация, когда маленький процент в большом регионе – это мандат, а маленькое количество голосов в большом регионе – может не быть мандата. Полупроходные места – не меньше 70 000 голосов. Приморский край в 2007 году можно было разбить на две группы – Приморская южная и северная. Явка оказалась низкая – около 50%, пришло около 768 000 человек.

«ЕР» сделала единый список и получила три железных мандата. У «ЕР» имелось полупроходное место, чуть выше 70 000 голосов, у ЛДПР – 117 000 голосов, это меньше одного мандата, но железное полупроходное место, а КПРФ разбила край на две группы и не получила ни одного места, в одном было 52 000 голосов, в другой – 61 000, была бы одна группа – был бы мандат. А его получила «ЕР», в принципе, набрав меньше голосов, но выбрав правильную стратегию.

Города за перемены, а село за власть

Собственно, чем такая система плоха? При такой системе начинают конкурировать не только партии, но и регионы. Важно пройти не только внутри списка, важно протолкнуть как можно больше человек в парламент от региона.

При такой системе одна часть страны при очень высокой явке может забрать мандат у другой части страны. Выборы проходят в декабре. Ясно, что на юге явка будет выше, чем в Сибири и на Дальнем Востоке. В других странах, например, в Швеции, не может одна часть страны за счёт более высокой явки забрать мандат у другой части страны.

Явка всегда выше на периферии и всегда ниже в городах. В городах население более независимо и менее подвержено давлению, оно критически относится к любой власти. Львиная доля нарушений происходит именно на периферии. Города всегда больше недовольны властью, и вероятность победы оппозиционного кандидата в городе намного выше, чем в провинции, потому что деревня голосует по-старинке и, как правило, поддерживает власть. В 90-х именно деревни продолжали поддерживать коммунистов по инерции. Сегодня за коммунистов голосует город, а периферия отдаёт предпочтение «ЕР». По мнению Кынева – нет разницы коммунисты или демократы, города голосуют за перемены, а сёла – за существующую власть.

Такая система в принципе стимулирует отклонения. На Северном Кавказе явка была – 98%, из них 99% голосов отданы за «ЕР». Это не только вопрос лояльности. Благодаря такой явке они получили очень высокий процент в Думе.

Северокавказский округ получил шесть лишних мандатов, а все крупные города – Москва, Петербург и др. – по некоторым округам не получили ни одного мандата.

– Создаются условия, когда регионы оказались не равны. Партия власти, имея в регионе более сильные позиции, заинтересована явку максимизировать. Крупные города более критично относятся к власти. Это означает, что власть интересует высокая явка на периферии. Если явка высокая, это гарантирует дополнительный мандат в Госдуме, – говорит Кынев.

На региональном уровне партия власти также надеется на периферию. Например, на прошлых выборах перевозили избирателей из региона в регион. Первый такой случай был зафиксирован в Пскове. Большое количество «своих» брало открепительные и ехали голосовать в районы. Также такие случаи были отмечены в Свердловской, Воронежской, Челябинской областях.

Также Кынев отметил, что вводятся ноу-хау вроде метода делителей. Этот метод изначально плох. Мандаты могут распределяться методом квот. То есть сумма голосов делится на мандаты. Метод делителей не предполагает выдачу квоты на мандат, выбирается количество партий, которые прошли. Сумма голосов, поданных за партию, делится на ряд чисел.

– В этой системе понять ничего нельзя, но по выходу главенствующая партия получает два лишних места. На выборах в Государственную Думу такое не применяется, потому что никто не станет делить голоса на четыреста чисел, чтобы получить одно-два лишних места. А вот когда всего 20 мест... Например, в Ненецком округе было всего 11 мест, «лишнее» место ушло «ЕР» именно из-за этого метода. И, когда подают в суд, суд отклоняет жалобу на том основании, что «ваши лично права не нарушены», – говорит Кынев.

Ситуация на выборах изменится

Кынев считает, что ситуация на нынешних выборах изменится, и вопрос не в том, кто победит, а с каким результатом. Очевидно, что результат 2007 года для «ЕР» не повторится. Процент будет меньше. Страна большая, есть регионы, где стало лучше. А есть те, где стало намного хуже, т.к. президент в некоторых регионах поставил абсолютно непопулярных губернаторв.

Пример – Амурская область. На место и без того жёсткого губернатора Кожемяко пришёл ещё более жёсткий Колесов, на том и погорел. У каждой территории свой рост сопротивляемости. Есть реальный административный ресурс, есть голоса, которые получат с помощью подконтрольных регионов. Но все понимают, что база «ЕР» убывает в том числе потому, что назначены абсолютно непопулярные губернаторы. У многих назначенцев рейтинг 5-6%, даже у Дарькина точно не 6%, – пояснил Кынев.

Способы фальсификаций

И хотя есть расхожее мнение, что «ЕР» может нарисовать себе любой результат, это неправда. На самом деле, фальсификаций существует всего несколько типов – это фальсификации в момент голосования. Например, когда приходят с какой-нибудь меткой свои люди и голосуют за умершего. Вброс голосов.

Есть вещи, которые прямыми фальсификациями назвать нельзя. Например, когда люди голосуют под давлением. Скажем, на избирательном участке стоит и смотрит декан факультета, а студенты заранее пришли с зачётками. Вроде, человек голосует сам, но выбор он делает недобровольно.

Вбросы имеют свой потолок. Этим способом можно сфальсифицировать результаты при очень низкой явке: есть разница – сто вброшенных бюллетеней от ста проголосовавших или сто от миллиона проголосовавших.

Бывают фальсификации в процессе подсчёта – порча бюллетеней, неверная сортировка. В процессе голосования отследить фальсификации можно при нормальной работе наблюдателей. И при хорошей явке сфальсифицировать результаты вбросами практически нереально. Фальсификации в момент подсчёта проще всего отловить обиженным кандидатам.

«ЕР» победить можно

Депутат от КПРФ Владимир Беспалов также считает, что исход выборов не настолько предрешён, как это кажется.

– «ЕР» победить можно. И, на мой взгляд, нужно это, очевидно, тем, кто объективно оценивает ситуацию и в Приморском крае, и в стране. Реальный рейтинг «ЕР» в крае 32-33%, КПРФ – 27-29, 15-16 ЛДРР, 10-12 – СР. Если придёт не 55%, а, хотя бы, 65%, то результаты голосования будут более объективными, и во Владивостоке мы победим «ЕР». Что касается фальсификаций, нам удавалось ловить и людей с метками, и вбросы. На самом деле, фальсификации власти дают порядка 10-12%.

Также Беспалов считает, что сейчас идёт зомбирование людей. Например, по каналу «Вести 24» полгода по шесть раз на дню идёт заставка, как Дарькин вручает кучу белых роз духовному лицу и делает знак бесконечности.

– Это идёт зомбирование. За что Дарькин дарит розы патриарху? Может за то, что в 2007 году удержался на месте губернатора? – спрашивает Беспалов.

Также он сообщил, что оппозиция договорилась о контроле за честностью выборов. 24 сентября прошли съезды политических партий, коммунисты на все 20 округов выставили своих людей, есть кандидаты, которые готовы бороться за 1 место. Сейчас задача оппозиции – увеличить в 2-3 раза представительство депутатов, чтобы можно было блокировать любое антинародное начинание «ЕР».

Если не лежать на диване...

Беспалов отметил, что такие находки «ЕР», как праймериз и Народный фронт ни к чему хорошему не привели.

– Это была попытка поднять рейтинг «ЕР», который очень сильно упал, те люди, которые победили на праймериз, не входят в пятёрки самых известных людей. От «ЕР» в ЗакС первую тройку возглавляют Дарькин, Фетисов и Чулкова. Я считаю, что никто из этих людей не будет реальным депутатом. Это три паровоза, ни один из них не будет работать. Дарькин, я считаю, останется губернатором, Фетисов снова хочет в Совет Федерации. Да и что он может – тренировать? Чулкова – автор «Птичьего молока», ей за 80 лет... Это всё лидеры общественного мнения. Я полагаю, они уступят место тем, кто ниже по списку, – говорит Беспалов.

В общем, ситуация не настолько удручающая, как кажется. Конечно, фальсификации – вещь сильная, но если вы лично в знак протеста не останетесь лежать на диване (как это было на выборах мэра), а в знак протеста придёте и проголосуете за кого угодно, но не за «ЕР», «ЕР» не победит.

Анастасия Попова


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100