Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 42 (970) от 18 октября 2011  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Политика

Анастасия Попова – непоротое поколение

Вопросы задавала Светлана АЛФЕРОВА

Насте Поповой снятся необычные сны. Однажды приснилось, что она стала президентом всей страны.И вполне успешно рулила, не то, что эти, наяву.

В другой раз она познала всю славу знаменитой писательницы во сне... И этот сон стал понемногу сбываться. Настины книги уже стали известны широкому кругу литературной богемы. И тем более, пользуются успехом у простых читателей.

Таких, как Настя, неуспокоенных и с высокой гражданской позицией, многие называют сегодня непоротым поколением. И это гораздо круче, чем некогда называли поколение 60-х.

Вот почему нам интересно побеседовать с ней. Тем более, что Анастасия Попова – одна из ведущих журналистов нашей газеты «Арсеньевские вести».

– Настя, какому сну ты больше веришь: что ты станешь президентом, или что ты станешь знаменитым писателем? А может быть, и то и другое?

– Ну, скажем, в президенты я не мечу, а вот депутатом ЗакСа вполне могу стать. Я боюсь только, как бы нас не слили на подписях. Сольют – будем скандалить и судиться. А будут неправильно судить, будем жаловаться на судей. Лучше им нас пропустить во избежание лишней головной боли. Что касается писательской карьеры, «Гидра», поступившая в магазины пару недель назад, уже фигурирует в литобзорах наряду с произведениями Прилепина, Пелевина и Быкова.

– Меня до сих пор потрясает твой переход из самой лояльной газеты «Владивосток» в самую оппозиционную – «Арсеньевские вести». Почему ты решилась на это?

– Не только я, из газеты «Владивосток» ушло подавляющее большинство журналистов. Я не буду трогать такие мелочи, как то, что по три месяца задерживали зарплату... Пушкарёв намекнул, мол, кто против Путина, тот может уходить. Намёк был понят.

Ничего потрясающего здесь нет. Я сбежала с тонущего корабля в издание с огромным потенциалом. Давайте откровенно: СМИ, которое ничего не может написать против власти, теряет остроту и теряет правозащитную функцию. Такое СМИ превращается в пресс-службу. Материалы пресс-служб даже я, журналист, не могу читать, настолько они скучные.

СМИ может нарисовать себе какой угодно тираж или рейтинг, но в реальности у него будет очень маленький круг потребителей. А СМИ, которое больше никто не потребляет, не цитирует, в которое никто не обращается, не имеет вообще никакого веса. И любая информация, появившаяся там – это разговор с пустотой. Тому, кто претендует на известность, в таких СМИ делать нечего.

Телевидение некогда смотрели абсолютно все. Теперь мало кто скажет, что показывают в эфире Первого канала. Я не ошиблась, когда ушла. Сейчас это очевидно.

– Твоё видео о доме-интернате имело резонанс по всей стране. И ты первая в нашей газете рядом со статьей поместила видео. Ты ожидала такой реакции?

– 50 на 50. Если бы совсем не ожидала, я бы не предложила снять видео. Если бы надеялась на такой отклик, не уехала бы в свой «звёздный» день в командировку.

Но вот чего я и помыслить не могла – что сейчас проблему активно пытаются замолчать. Сколько раз срывались попытки сделать продолжение истории на центральных телеканалах страны...

Нет, я подозревала, что у нас страшенная коррупция, но не настолько же! Если недостаточно написать заявление в полицию и прокуратуру, прогреметь на всю страну, подключить к проблеме депутатов и генпрокуратуру... Я уж не знаю, каких действий будет достаточно, чтобы сажали хотя бы явных моральных уродов-преступников. Про тех, кто просто немножко ворует, я вообще молчу.

– Полное бездействие прокуратуры в нашем крае достало всех. Но только тебе пришло на ум урезать им финансирование. Почему только на 20%? Почему не убрать вовсе?

– Когда мы собирали подписи, нас чаще всего об этом спрашивали: «Почему только на 20%? Она вообще не нужна!» Я с этим мнением полностью согласна. Другое дело, если прокуратура не нужна нам, честным людям, то кому она такая нужна? Думаю, Путину и Медведеву. Ведь смешно считать, что их власть держится на народном доверии.

Кстати, Алексей Корниенко, депутат Госдумы от КПРФ, так и будет ставить вопрос: убрать прокуратуру всю и совсем, раз она ничего не делает. Я думаю, сократить финансирование на 20% более реально, чем вовсе сократить прокуратуру.

Во-первых, не исполнять пожелания трудящихся чревато. Если нашу прокуратуру не сократят, следующим я отправлю другое письмо в Госдуму. Мол, господа депутаты, вы собираете в нашем крае пошлин на два краевых бюджета и не исполняете наши просьбы по финансированию нашего региона. В связи с этим мы, инициативная группа жителей Приморского края (я и ещё каких-нибудь 20 бабушек), уведомляем вас, что Приморский край больше не обязан платить вам пошлины. И никому не известно, что после такого письма будет твориться на границе.

Во-вторых, более прекрасного повода сложно себе представить. Директор социального учреждения издевался и продолжает издеваться над стариками. По одним его интервью хотелось бы подсчитать, на сколько лет можно Логачёву выдать койко-место в колонии строгого режима... Прокуратура ничего не находит. Причём ни у него не находит нарушений, ни у меня клеветы...

В-третьих, скоро выборы. Если в 2007 году люди голосовали за известные фамилии (большинство из которых были в «ЕР»), то сейчас этот номер не пройдёт. На одних фальсификациях тоже далеко не уедешь. Или прокурорские подразделения на краю света, или твой личный авторитет у избирателей, вот и выбирай...

Ну, и в-четвёртых, если сократить прокуратуру на 20%, будут подвижки большие, чем если сократить вообще. Тогда и для полиции, и для судей станет понятно: «Если мы облажаемся так же, нам могут урезать зарплату».

– Почему ты назвала свою первую книгу «Политэкстрим»? Тебя не пугает центр «Э»?

– Я хотела назвать книгу «Политический экстремизм», но потом узнала, что это слово не все понимают. Я не боюсь центра «Э». Я уведомила Госдуму, что не соблюдаю закон «Об экстремизме», у меня на это две индульгенции. А я ведь специально это сделала, чтобы в случае чего устроить скандал. Какой центр по затыканию ртов будет специально нарываться на скандал?

– Как случилось, что твою книгу напечатали в Петербурге?

«Политэкстрим» прочитал известный поэт и бизнесмен Иван Шепета. У Ивана Ивановича хороший художественный вкус, сам он здорово пишет, он собирает вокруг себя группу молодых литераторов и верит, что вместе мы можем достойно вписаться в литературное пространство страны. Он и помог с изданием книги «Гидра», которая вышла на всю страну.

Кстати, недавно подборка дальневосточников вошла в журнал «Аврора», как говорил Иван Иванович, на презентации журнала только нас и обсуждали.

– Зачем и с чем ты идёшь на выборы? Ты надеешься что-то изменить в стране?

– Я не хочу, чтобы продавались здания университетов. Не хочу, чтобы пошлины уходили в Москву. Не хочу, чтобы УК собирали деньги и не делали ничего. Много чего не хочу. Как минимум, я буду голосовать против явно коррупционных едросовских нововведений, как максимум, я знаю механизм, через который можно абсолютно все пошлины оставить в крае.

– Говорят, твоя повесть «Гидра» направлена против Путина и «Единой России», хотя там нет ни слова о них. Ты действительно имела их ввиду?

– У меня в центральном произведении «...И мы пошли по облакам» есть персонаж, который приватизировал озеро с деньгами, после чего пластилиновые человечки, которые жили в этой стране, стали прилепляться к нему. Это, безусловно, аллюзия с Путиным и «Единой Россией». Но я бы не сказала, что писала о Путине. Кто он такой, чтобы писать о нём книги? То, что делает Путин, смог бы сделать, полагаю, любой дурак. Много ума не надо для того, чтобы сконцентрировать в руках президента все ветви власти, живя на одних природных ресурсах. Я, скорее, писала о самом явлении – почему получился огромный паразит, который пожирает и уничтожает всё на своём пути. Кстати, я в этом видении не нова – например, такой образ как «спрут» – из той же серии.

Вопросы задавала Светлана АЛФЕРОВА


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100