Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 18 (894) от 4 мая 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Мелодрама с кишками

Марина ЗАВАДСКАЯ

ЭТОТ ФИЛЬМ РЕКОМЕНДОВАНО СМОТРЕТЬ С 14 ЛЕТ
И верно: малолетним детям незачем видеть кишки советского воина на гусенице немецкого танка. Да и сиськи незачем, и голую задницу. Маты, конечно, тоже не следует слушать, но тут дети ничего нового для себя не узнают.

Но фильм этот не следует смотреть и людям старше сорока, тем, кто учился в еще советской школе, где очень много внимания уделяли Великой Отечественной войне. Сразу в глаза бросаются несуразности, анахронизмы… А уж тем, кто хорошо разбирается в кинематографе, тем и подавно…

Это я о фильме Никиты Михалкова «Утомленные солнцем. Предстояние», рекламный слоган которого еще до выхода в прокат был «Великий фильм о великой войне».

Опасный, между прочим, слоган. Фильм еще не вышел, а его уже называют великим. Настораживает! Нас, привыкших не доверять обещаниям, скорее уж отвратить можно от обещанного «великого», потому что чего только «великого» нам не впаривали! Но Михалков…

Он действительно когда-то был хорошим актером и талантливым режиссером. «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Раба любви»… Кто старше, помнит его роль в «Я шагаю по Москве»… Кто моложе – другие…

Тем не менее, отрицательных отзывов о фильме было очень много, и все – аргументированные, с фактами и цитатами. Так что я приготовилась к худшему.

А вот и фильм.

Да нет, ничего, смотреть можно. Ну подумаешь – в предыдущем фильме Никита Михалков убил всех четырех главных героев, а в этом – всех четырех воскресил. Его папа, Сергей Михалков, дважды воскрешал советский гимн. Так что по счету зомбей сын ведет 4:2. Но это их семейные счеты, не наше дело.

Ну подумаешь, у главного героя – что-то вроде железной перчатки с выдвигающимся лезвием, и это в ГУЛАГе. Супермен он! Подумаешь, он один поднимает танк. Не за дуло же, а с помощью рычага. В общем, из окна дуло. Штирлиц закрыл окно, и дуло исчезло.

На подобные мелочи можно не обращать внимания, если все остальное – талантливо. Если все остальное – цельно и живо, если есть сюжет, характеры… в общем, выражаясь современным языком, драйв.

Как в эпизоде обороны Москвы (то есть траншеи на подступах к Москве) штрафниками и кремлевскими курсантами зимой 41-го. На то, что штрафбаты и штрафроты учредили 25 июля 1942-го приказом № 227, не обращаешь внимание. То есть обращаешь, конечно, но «отправляешь в игнор» (выражаясь опять же современным языком), настолько замечательны курсанты – молодые, наивные, веселые – и старший лейтенант (Евгений Миронов), к которому они попадают в подчинение. Но вот они все погибли – и снова лезут мелочи.

Вот, например, главный герой ловит «языка». То есть как и где ловит – мы не видим, мы видим, как герой его упускает и гонится за ним по тропинке в чистом поле. То есть в чистом-чистом поле, где нет ни души. А посреди чистого-чистого поля стоит белая-белая церковь. Куда и прячется враг. Герой Котов (Никита Михалков) осторожно заходит в церковь – и вдруг видит сумку, на которой написано: «Сержант Котова». «Которая Котова?» – восклицает герой и, начисто забыв о прячущемся где-то здесь враге, садится и начинает потрошить сумку. В то время как коварный враг подкрадывается сзади с костылем.

А в это время над чистым-чистым полем летает вражеский самолет. У экипажа неприятности: бомба застряла в бомболюке. С бомбой не сесть, а горючее на исходе. Экипаж тычет в бомбу палкой, пинает ногами – и, наконец, бомба вываливается. Счастливый экипаж летит на базу, а бомба летит вниз и попадает в белую-белую церковь. Но не взрывается – ведь там герой, который погибнуть не должен. Бомба цепляется за люстру. Герой и враг успевают выбежать из белой-белой церкви и отбежать на безопасное расстояние. После чего бомба срывается с люстры, падает и взрывается. Герой и враг оглядываются. Белой-белой церкви нет, но зато на ее месте золотом сияет большая икона. «Чудо! Чудо!» – кричит немец (по-своему, по-немецки кричит) и упрашивает героя взять, наконец, его в плен.

Впрочем, это уже не мелочи. В фильме непропорционально много религии. Пионерку Надю Котову (Надежда Михалкова), спасающуюся на мине после бомбежки немцами и потопления судна, там же на мине крестит безногий отец Александр (Гармаш), и мина выносит Надю на берег. После чего пионерка становится верующей и носит крестик.

Те, кто ее, верующую, не спасает, погибают. В общем, вывод из фильма напрашивается такой: война – это божье наказание за грехи (что-то такое говорил наш патриарх, или я ошибаюсь?). Войну выиграла не наша армия (армии в фильме нет), не народ (народ есть, но он либо бежит от оккупантов, либо прячется), а Господь наш. По Своей милости, надо полагать.

И оккупанты в фильме какие-то странные. Они очень тихо проходят через деревню, никого не трогая. Правда, лошадь у цыган забирают, но то ж цыгане. Они не бомбят судно, на котором нарисован красный крест, только хотят на него покакать.

Когда курсант по ошибке принимает немецкие танки за наши, танкист бросает парню шоколадку с портретом Гитлера на фантике и машет рукой: уйди с дороги! Как будто не на войне встреча произошла, а на мирной прогулке.

Давит танк курсанта случайно. Тот просто поскользнулся и попал под гусеницы. Хорошо еще, что у Михалкова хватило такта не показывать раздавленное тело курсанта, а только его кишки, наматывающиеся на гусеницу. И агрессию оккупанты проявляют только в ответ на нашу агрессию. Убили наши из ракетницы какающего летчика – разбомбим все судно. Зарубил кто-то двух фашистов в деревенском сарае – сожжем всех жителей.

Это – великий фильм о великой войне? Это снято по государственному заказу? На это потрачено 7 лет съемок и 40 миллионов (впрочем, называют и больше) долларов?

Нет, это фильм не о войне. Но снят он по государственному заказу.

Это фильм о том, что не надо сопротивляться, и все будет хорошо. Подумаешь – сверху какают враги или свои вышесидящие. Потерпи, и жив останешься! Что надо уповать на Господа, а уж Он в милости Своей… Единственная молитва, которой обучил священник Надю, такова: «Да не пересилит моя воля Твою».

Михалков говорил, что фильм снял для молодежи, которая мало о войне знает. Да, верно. Всё это мясо, оторванные руки-ноги, взрывы, огонь – это для молодежи, привыкшей к жестокости на экране и зрелищам. И к мелодраматическим сериалам – с потерянными детьми, разлученными семьями, мелким и крупным коварством родных, друзей и знакомых.

Жена Котова (кстати, замена актрисы – тоже сериальный прием) не сгинула в лагере, а вышла замуж за палача своего мужа. Чекист Арсентьев не покончил с собой, а женился на жене друга, которого он предал. И теперь они все ищут друг друга. Найдут, вероятно, в следующей серии.

Или будет продолжение?

Марина ЗАВАДСКАЯ


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 52)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100