Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 31 (855) от 5 августа 2009  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЭКОНОМИКА

Путь контрабандиста-1

Андрей Эгершельдов

Май 2006 года. В аэропорту Владивостока оперативные сотрудники приморского ФСБ прямо у трапа самолета задерживают генерала таможенной службы Эрнеста Бахшецяна.

Арест начальника Дальневосточного таможенного управления проходил громко – с людьми в масках, под вспышки фотокамер, и в присутствии корреспондентов ведущих телеканалов страны. Ни у кого не должно было быть ни малейших сомнений – генерал – самый главный контрабандист на Дальнем Востоке.

С тех пор прошло ровно три года, но контрабанда, как ни странно, никуда не исчезла. Участники той майской спецоперации получили звездочки на погоны и новые назначения, а генерала Бахшецяна продержали двадцать месяцев(!) в камере следственного изолятора. Пришлось выпустить под подписку о невыезде. Но самое главное в другом – сегодня мы имеем возможность рассказать всю правду о том, кто на самом деле стоит за миллиардными контрабандными потоками на восточных границах нашей страны.

Китайский «шмурдяк» и хозяйственная часть ФСБ

Москва. 2005 год. На рынок «Садовод» приходят сотрудники Департамента экономической безопасности МВД России. По оперативным данным, здесь одна из точек реализации контрабандных товаров, поступающих с Дальнего Востока.

На самом деле таких мест в столице много. Но кто же позволит прийти с подобной проверкой, например, на Черкизовский рынок или в Лужники?

На рынке «Садовод» китайцы, торгующие одеждой и обувью, такой «крышей» пока не обзавелись. Терять товар на десятки тысяч долларов им тоже не хотелось. Именно поэтому на вопрос: «Где документы на товар?» – китайские предприниматели не стали ничего скрывать, отдали то, что у них было. Взглянув в бумаги, оперативники остолбенели. Получателем груза была не коммерческая фирма, а часть хозяйственного обеспечения ФСБ России.

Уголовное дело по факту контрабанды возбуждалось в Следственном комитете при МВД России. На документах, которые попали в наше распоряжение, стоят подписи начальников нескольких отделов СК. Реально же расследованием контрабанды в адрес военной части ФСБ России занимался известный всей стране еще по делу «Трех китов» старший следователь по особо важным делам Павел Зайцев.

Приступив к изучению оперативных документов, сделав запрос в Российские железные дороги, Зайцев сразу же выяснил удивительные подробности. Оказалось, что в год в адрес этой части ФСБ приходило около пяти тысяч железнодорожных вагонов с контрабандой. Разделил число вагонов на 365 дней – получилось, что почти каждый день в московский регион их приходило несколько десятков.

Тогда следователь Зайцев выставил так называемый «сторожевик». Любые вагоны, следующие в адрес в/ч 6302, именно такой номер был у хозяйственной части ФСБ России, подлежали немедленному задержанию. За несколько дней на сортировочных станциях Бекасово и Люберцы-1 таких вагонов с китайским ширпотребом собралось 130.

Самое интересное – на обратной стороне дорожной ведомости. В графе «плательщик» указана все та же часть ФСБ. И забирать груз приехал один из ее сотрудников, предъявив, как и положено, служебное удостоверение.

Novayagazeta.ru

Из официальной переписки между Следственным комитетом при МВД России и Генеральной прокуратурой:

«В связи с Вашим запросом от 07.04.2005 года направляю Вам материалы уголовного дела, возбужденного по факту контрабанды обуви. В порядке информации сообщаю, что в дорожных ведомостях грузополучателем контрабандной обуви указана в/ч 6302, плательщиком за перевозку контрабандной обуви указана в/ч 6302, контрабандная обувь получалась по доверенности лицом, предъявившим служебное удостоверение № 066631.

О данном факте письмом от 5 апреля 2005 года уведомлена служба собственной безопасности ФСБ России, так как в/ч 6302 является подразделением ФСБ России, которое расположено в г. Москве на улице Большая Лубянка».

Зачем федеральной службе безопасности понадобились китайские товары – понятно. Незачем. Просто три веские буквы – ФСБ – в графе получатель позволяли беспрепятственно перемещать ЛЮБОЙ груз по всей территории страны. За это отдельные высокопоставленные сотрудники российской спецслужбы получали свой процент. И проблем с задержкой вагонов – никто не ожидал.

Каждый день вынужденного простоя груза нес контрабандистам огромные убытки. И как ожидалось, очень скоро в дело вмешались их покровители из силовых структур. Никто из бригады оперативников тогда и представить себе не мог, какие силы, люди и средства замешаны в контрабандной схеме. Солидные «ходоки», пытавшиеся повлиять на ситуацию и добиться передачи груза получателю, шли буквально потоком.

Когда же освобождать вагоны приехал вооруженный до зубов таможенный СОБР, милиционеры просто онемели от неожиданности. Павел Зайцев с иронией вспоминает: «Сложилась вполне анекдотичная ситуация, когда на сортировочной станции встретились вооруженная группировка МВД (милицейский СОБР сторожил вагоны, чтобы их банально не разворовали), вооруженная группировка таможни, а посередине находился груз, принадлежащий ФСБ». Но тогда всем было не до смеха. Трагедии удалось избежать чудом – бойцы двух спецназов узнали друг друга, так как вместе воевали на Северном Кавказе.

Поставленные на телефонный контроль ходоки помогли очень быстро составить обширный список высокопоставленных покровителей контрабандистов. Но довести начатое до конца так и не удалось. Уголовное дело по указанию тогдашнего заместителя Генерального прокурора Юрия Бирюкова было передано для дальнейшего расследования в саму Федеральную службу безопасности.

По словам Павла Зайцева, на такой хитрый ход контрабандисты потратили более 10 миллионов долларов. Но выпущенного из бутылки джина было уже не удержать. Полученная информация была доведена до руководства страны. И последовала немедленная реакция.

Летом 2006 года все без исключения силовые структуры России были потрясены громкими отставками. Больше всего досталось Федеральной службе безопасности. В центральном аппарате ФСБ лишились своих постов сразу три генерала, отвечающие за экономическую безопасность.

Compromat.ru

Всего под зачистку попали больше 20 старших офицеров. Когда с обыском приехали к начальнику злополучной хозяйственной части 6302, у него в загородном доме, по некоторым данным, обнаружили 200(!) миллионов долларов. Деньги вывозили на грузовике. Но, как выясняется, это была лишь вершина контрабандного айсберга. Именно тогда стало известно, что за грузом, отправленным в адрес хозяйственной части ФСБ, стояли структуры, подконтрольные депутату Законодательного собрания Приморского края Геннадию Лысаку.

Лысак и все, все, все…

Считается, что на Дальнем Востоке за всеми контрабандными схемами, начиная с 90-х годов, стоит именно этот человек и его близкие деловые партнеры.

Kommersant.ru

Как нам рассказали во Владивостоке знающие люди, поначалу Геннадий Иванович Лысак занимался формированием товарных групп. Находил покупателей и продавцов в Китае. Работая совместно с китайскими экспедиторскими фирмами, комплектовал контрабандные партии. После чего груз доставлялся морем в Находку или в порт Восточный. Здесь китайский ширпотреб перегружали в железнодорожные вагоны и отправляли в центральные регионы России.

В советские времена Лысак работал в комсомольских и хозяйственных органах. В начале 90-х стал первым заместителем главы администрации Владивостока. Именно тогда Лысаку удается приватизировать несколько крупных приморских предприятий. В этом списке и «Владивостокский хлебозавод», сегодня он больше известен как «Владхлеб», но, по прежнему, производит львиную долю хлебопродукции в городе.

Параллельно с приватизацией Лысак вместе с Владимиром Хмелем и будущим сенатором от Приморья в Совете Федерации Игорем Ивановым участвует в создании компании «Сибиряки на Дальнем Востоке». Основная сфера деятельности этой фирмы – завоз продуктов питания и товаров народного потребления из Китая и Южной Кореи.

Секрет был в том, что ни Лысак, ни Хмель, ни Иванов, ни кто-либо другой из этой группы не являлись фактическими владельцами товара. Их основная задача – доставка товара из Китая до получателей, тех же китайцев в Москве, Санкт-Петербурге, на Урале и в других регионах. К середине 90-х ситуация с товарооборотом на территории Дальнего Востока носит хаотичный характер. Тогдашнее руководство дальневосточного таможенного управления не контролирует обстановку в подотчетных регионах.

Все таможни, от Находки до Сахалина, фактически работают отдельно друг от друга. Помимо структуры Геннадия Лысака, внешнеэкономической деятельностью, а самое главное – логистикой (перемещением грузов) занимаются сотни компаний. И контрабандисты, имея самые теплые отношения с начальниками различных таможен, не утруждают себя даже минимальным декларированием ввозимых грузов. На языке специалистов это называется «работать по-черному».

Compromat.ru

Жесткая конкуренция диктует свои правила игры. Убийства и покушения выходят на первый план. Олег Елисеев, начальник аналитического отделения Дальневосточного таможенного управления, фиксировал все криминальные разборки, связанные с таможенным делом.

По его словам, самым урожайным был 1998 год. В Уссурийске, Владивостоке и Находке выстрелы гремели почти каждый день. Из более чем двухсот покушений – большинство с летальным исходом. В это же время Геннадий Лысак занят выстраиванием своей надежной схемы.

Compromat.ru

По совету первого заместителя ДВТУ Кирсанова, с ним Лысак знаком еще по партийной линии, к работе привлекают начальника таможни в городе Артеме Виктора Вугляра.

Лысак создает еще одну компанию «Ростэк-ДВ-Сервис», а на территории ответственности артемовской таможни строит склад временного хранения – СВХ.

Narodnoeveche.narod.ru

Разговор, который попал в наше распоряжение, состоялся между теперь уже бывшим прокурором Приморского края Валерием Василенко и бывшем вице-губернатором Приморья Константином Толстошеиным. Он очень четко дает понять, какая обстановка складывалась уже в 90-е годы на дальневосточных рубежах нашей Родины.

Телефонный разговор между Валерием Василенко – бывшим прокурором Приморского края и вице-губернатором Приморского края Константином Толстошеиным:

Толстошеин: - Вообще, ты знаешь – это страшное дело, я как подумаю, что таможня и пограничники превратились в откровенных уголовников...

Василенко: - Сегодня получил документы, его назначают начальником оперативной таможни. А этот первый зам Вугляра… а Вугляр их сам боится.

Толстошеин: - А Вугляр это же сам жулик мелкий, ой б…, ну тогда я вообще ничего не понимаю в этом мире…. Я скажу тебе такую вещь, кто его туда пробивал и кто сколько денег занес. Докладываю вам – Лысак.


Василенко: - Тоже друг.

Толстошеин: - Это беспринципный человек.

Через Виталия Кирсанова Лысак добивается режима наибольшего благоприятствования для своих фирм. Его грузы никто не досматривает, а налогообложение либо минимальное, либо его нет вообще. Такой льготный режим подкрепляется еще одним пунктом. Строительная компания, подконтрольная Лысаку, возводит во Владивостоке элитный дом при финансовом участии таможенного управления. А главный дальневосточный таможенный начальник того времени Олег Свиридов получает в нем благоустроенную квартиру.


Но была одна проблема. Федеральная таможенная служба из Москвы ежегодно спускает вниз своим подразделениям планы по сбору таможенных платежей. Дальневосточное таможенное управление на тот момент с трудом этот план выполняло. Контрабандисты, подкупая на местах таможенников, не желали платить больше. А те закрывали глаза на контрабанду.

Тогда Геннадий Лысак разработал схему, которая устраивала всех. Выглядело это следующим образом. Из ФТС поступает годовой план по таможенным сборам со всего Дальнего Востока. Через Лысака и его компаньонов этот план доводится до всех участников внешнеэкономической деятельности с просьбой, а где-то и с требованием, заплатить в бюджет столько, сколько требуют из Москвы. А потом переходить на обычный режим.

Аналитик ДВТУ Олег Елисеев вспоминает, что Лысак мог с пониманием подойти к любому руководителю таможенного органа и обеспечить ему тот план, который спускался с ФТС. Взамен он получал возможность уходить от таможенных платежей столько, сколько ему надо. Кто отказывался, в ход вступали правоохранительные структуры самой таможни. Контейнеры, грузовики и пароходы «несогласных» досматривали с особой тщательностью, и контрабандисты терпели убытки.

При этом фирма Геннадия Лысака «Ростэк-ДВ-Сервис» продолжала возить грузы по тому же зеленому коридору. Старший оперуполномоченный отдела поисковых операций Дальневосточной оперативной таможни Юрий Мельников хорошо помнит, как руководство, отправляя в служебные командировки, его и его сотрудников, сообщало, по кому нужно работать, а чьи фуры останавливать нельзя ни при каких обстоятельствах. Когда Мельников узнавал, кому принадлежат грузовики, все вставало на свои места. Они были замкнуты на группу Геннадия Лысака.

После Олега Свиридова начальником ДВТУ становится его первый заместитель Виталий Кирсанов.

Дела Геннадия Лысака еще больше идут в гору. Помимо Артемовской таможни, его влияние распространилось на Гродеково, Находку и Уссурийск. Сын Кирсанова входит в бизнес к Лысаку и его партнерам.

Удается договориться с крупнейшим находкинским контрабандистом Сергеем Хе и пользоваться его производственными мощностями. По словам одного из представителей приморских спецслужб, с которым нам удалось пообщаться во Владивостоке: «Сергей Хе в свое время начинал возить контрабанду из Находки самостоятельно. Его прикрытием являлся бывший руководитель ФСБ по городу Находке Юрий Алешин.

К Хе был приставлен сотрудник федеральной службы безопасности, старший оперуполномоченный Александр Крюков, который оказывал помощь и поддержку в становлении контрабандного бизнеса».

Но осенью 2000 года Кирсанов-старший неожиданно умирает. Не выдерживает сердце. Начальником дальневосточного таможенного управления становится близкий друг Геннадия Лысака Виктор Вугляр. А вот еще одна выдержка из разговора руководителя приморской прокуратуры Василенко и вице-губернатора Толстошеина. На этот раз они перешли к обсуждению самого Лысака.

Телефонный разговор между Валерием Василенко – бывшим прокурором Приморского края и вице-губернатором Приморского края Константином Толстошеиным:

Василенко: - Хотя я в бане его один раз был, без него. Ну внутри так неплохо, но все это, б…, в каких-то гаражах, в каких-то…

Толстошеин: - Да, нет, а он же убогий, Валера. Он убогий, на нем висит этот крест, губы вечно сопливые, он отработал эту версию, что ему пересадили сердце. Ни х… ему не кто не пересаживал, когда убили их Полякова, он съ… в Корею, ну сделали ему шунтирование. С сердцем пересаженным, скажем, шесть лет не живут ни х..я. Два, три года и кранты котятам, б…

Вот он, б…, Хмель и ваш клиент там один, … Контрабандисты конченные на х…, конченные… Там деньги страшные крутятся. Это опять же страна придумала, какой-то «Ростэк», «Востэк», что-то за х… Она или есть таможня, или ее нет, как может быть – частная таможня? Как может быть частный переход на каких-то паях с государством?

Таможенный барон

В 2000 году начальником сначала службы собственной безопасности, а затем и руководителем Дальневосточной оперативной таможни становится Сергей Мурашко.

Заместитель начальника отдела службы собственной безопасности ДВТУ Сергей Кадач хорошо помнит, как в 2002 году Геннадий Лысак со своими партнерами постоянно приходили к Сергею Мурашко в гости. «У них были очень хорошие отношения. Это не могло не бросаться в глаза. Они, можно сказать, ногой дверь к нему открывали, хотя при их виде Сергей Николаевич всегда боялся, что вот они его опять засветили, что он с ними знаком. Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что здесь есть определенный экономическо-финансовый интерес».

Compromat.ru

Но в 2001 году между Геннадием Лысаком и начальником Дальневосточной оперативной таможни Сергеем Мурашко пробегает черная кошка. Может быть, потому что высокий таможенный начальник обижен – ведь должность руководителя всего управления после смерти Виталия Кирсанова досталось не ему. А может быть, повлиял дамоклов меч, который навис над руководителем оперативной таможни из-за низких показателей.

Так или иначе, возглавив борьбу с контрабандистами, Мурашко выбирает своей первой целью один из складов временного хранения «Ростэк-ДВ-Сервиса», подконтрольного Лысаку. По оперативной информации на этот СВХ поступил груз с контрабандой. Сергей Мурашко поставил своих людей на выходе из этого СВХ в тот момент, когда туда уже зашли 40 автомобилей с контрабандным товаром. И в течение двух недель после этого ни одной машины не вошло на этот склад и ни одной не вышло из него.

Все эти две недели Геннадий Лысак пытается договорится с оперативной таможней. Простой груза приносил серьезные убытки перевозчикам. Счет шел на миллионы рублей. Переговоры проходили в очень жестком режиме. Одно из требований к контрабандистам – повысить на этом конкретном СВХ таможенные платежи в несколько раз. После того как было получено согласие, начальник оперативной таможни снял свой кордон.

Но от Олега Елисеева не могло укрыться самое главное. «Вот конкретно на этом СВХ платежи выросли в несколько раз. Но когда был сделан анализ, за счет чего повысились эти платежи, было достоверно установлено – несмотря на увеличение в несколько раз платежей, во столько же раз увеличился объем контрабанды через этот СВХ. Об этом знал и Мурашко, об этом докладывалось и руководству ДВТУ, но в дальнейшем не предпринималось никаких действий по пресечению контрабанды, которая была на этом конкретном СВХ», – говорит Елисеев.

Находка для таможни

Объединившись с Геннадием Лысаком, предприниматель из Находки Сергей Хе создает систему посредников, что позволяет значительно расширить возможности контрабандистов. Это всегда проверенные люди, отвечающие за работу с клиентами и прохождение от 100 до 300 контейнеров с контрабандой в месяц на каждого. Одним из таких посредников являлась Наталья Ерисковская.


«Наталья Ивановна Ерисковская – бывший сотрудник ФСБ по Приморскому краю, обладает широкими связями в системе ФСБ», – рассказывает наш собеседник Александр, сам выходец из Приморских спецслужб. «Работала первое время через Хасанскую таможню при поддержке бывшего начальника отдела Хасанского УФСБ Дмитрия Сотника. После того, как Сотник ушел из Хасана в аппарат Приморского ФСБ, соответственно сюда перебралась и Наталья Ивановна Ерисковская».

Принимая товар на китайской территории, контрабандисты получают 100 процентов предоплаты за свои услуги. Суммы все время меняются в зависимости от таможенных ставок. В последнее время официально за один контейнер с китайским ширпотребом только таможенные платежи составляли 65 тысяч долларов. Ставка контрабандистов за полный цикл доставки из Китая до Москвы составляла всего 25 тысяч долларов с контейнера. Экономия в 40 тысяч долларов – впечатляет.

Китайцы оплачивали 25 тысяч долларов, в которые входила дорога морем из китайского порта до Находки. Плюс передвижение по железной дороге из Находки до Москвы. В среднем эта сумма составляла от 3-х до 4-х тысяч долларов. Порядка 6-ти тысяч долларов составляла таможенная пошлина за товары хозяйственной группы, под прикрытием которых шла кожгалантерея. Оплата посредников составляла от двух до трех тысяч долларов с каждого контейнера. Все остальное – порядка 16 тысяч долларов с контейнера – это чистая прибыль, которую получали таможенные контрабандисты.

Владеющий оперативной информацией Александр пытается заставить меня самого посчитать конечную прибыль от контрабандной деятельности. И сам же приходит на помощь: «От 30 до 50 миллионов долларов ежемесячно чистой прибыли. Не учтенной, не зарегистрированной, только непосредственно по порту Восточный. При этом в контрабанде участвовали практически все таможни Дальнего Востока».

Не забывали контрабандисты и сотрудников таможенных органов. По некоторым данным, только в Находке ежемесячно выделялось 65 тысяч долларов на то, чтобы таможенники закрывали глаза на контрабанду. Эта сумма делилась следующим образом: от пятисот долларов на инспектора до нескольких тысяч долларов на начальников отделов.

Но даже в налаженном контрабандном потоке иногда случаются сбои. После арестов контейнеров с китайским ширпотребом в Москве во Владивостоке настоящая паника. Существовала реальная опасность арестов других контрабандных поставок. Ерисковская пытается обезопасить груз и созванивается со своей китайской компаньонкой.

Телефонный разговор между Натальей Ерисковской и китаянкой Раей:

Ерисковская: - Рая, я до тебя дозвониться не могу. У меня к тебе просьба. На всякий случай, сбрось мне пожалуйста все номера своих контейнеров. Напротив каждого контейнера напиши вес, количество мест, и что там находится. Пожалуйста, сбрось туда Коле, я туда заеду заберу.

Рая: - Я не поняла, какие? Нетронутые, арестованные?

Ерисковская: - Нетронутые. Нетронутые.

Рая: - У меня вопрос к вам. Там вообще-то проблема еще не остановилась, я имею ввиду проблема в Москве.

Ерисковская: - В Москве все очень плохо, вот поэтому я тебе и говорю, работать начнем через Финляндию, чтобы не стоять, иначе мы будем с тобой без денег совсем.

Но забывать о своих покровителях в различных силовых ведомствах было нельзя. В любой момент контрабандисты могли превратиться из хозяев жизни в обыкновенных жертв. «Определенная сумма выделялась на сотрудников Федеральной службы безопасности, которые также не видели прохождение канала. Некоторая сумма перепадала Дальневосточной оперативной таможне. Непосредственно мы будем говорить о его руководителе господине Мурашко, которого в контрабандных кругах называют «таможенным бароном», – говорит Александр.


Еще один разговор, который оказался в нашем распоряжении, состоялся между двумя предпринимателями из Владивостока. Судя по всему, это как раз тот случай, когда не подконтрольные Геннадию Лысаку предприниматели становятся мишенями для дальневосточной оперативной таможни.

Мужчина 1: - За тобой четыре отдела работают сразу. ОПО, ОТО, ОБВК по особым видам контрабанды и воровской отдел.

Мужчина 2: - Ну эти что ли, мурашкинские?

Мужчина 1: - Мурашкинские, ну. Ну они там решили, что ты контрабандой мяса, там … идиоты. Ну это же мурашкинская тема-то получается…

Мужчина 2: - Не, ну я знаю, что он там крышует и бабки имеет хорошие. По Находке слышал недавно: мясо там брали 30 контейнеров. Я с мужиками разговаривал, сказали, что якобы Мурашко крышевал, а начальник таможни находкинской это дело прочухал, что мясо идет. Хотели арестовать. А те, чтобы это дело упредить, до подачи декларации произвели предварительный арест. Ну, то есть как всегда дело развалится, мясо вернут вот и всё. Таким образом жопу прикрыли. Говорят, Мурашко по полторашке берет с каждого ящика.

Мужчина 1: - Ну, надо сигнал туда дать, и пускай им занимаются там…

Мужчина 2: - Да там все повязаны…

Мужчина 1: - Его первого в мясорубку, пустят если дать этот материал. Его сразу там, и погоны и лампасы слетят, и забудут вообще кто-такой Мурашко, б…

Самые крупные обязательные платежи уходили в Москву. Ежемесячно лидеры контрабандистов отправляли в столицу России около двух миллионов долларов. Все остальное оседало в их карманах.

Железный Бах

Но в 2004 году происходит событие, которого никто не ожидал. Таможня переходит под контроль Министерства экономического развития и торговли. Руководитель МЭРТ Герман Греф делает ставку на увеличение таможенных сборов по всей России. Судьба главного дальневосточного таможенника Виктора Вугляра уже решена. Собеседование с новыми руководителями таможенных управлений в округах министр проводит лично. С кандидатом на должность начальника Дальневосточного таможенного управления Эрнестом Бахшецяном вместо положенных 15-20 минут Греф общается почти два часа.

«Перед тем как отправиться во Владивосток, меня три дня во всех функциональных управлениях центрального аппарата ФТС знакомили с состоянием дел. Мягко говоря, оно не радовало, – вспоминает бывший начальник Дальневосточного таможенного управления Бахшецян, – 2004 год был единственным годом в истории Дальневосточного управления, в котором оно не выполнила план по сбору платежей. Денег брали гораздо меньше в бюджет, чем это следовало бы делать, исходя из объема товарооборота, исходя из данных той статистики».

На новое место службы Эрнест Бахшецян прилетел в ноябре 2004 года. Первые две недели ушли только на внимательное изучение наследства предшественников. В многостраничных служебных документах опытный таможенник сразу же находит первые, мягко сказать, нестыковки.

«Так например, в 2004 году в среднем в находкинской таможне за товары народного потребления, которые перевозились в сорокафутовом контейнере, в год бралось чуть больше 5 тысяч долларов налоговых платежей, – говорит Бахшецян. – В то же время за совершенно однотипные товары, которые оформлялись во Владивостокской таможне, платеж составлял порядка 12 с половиной тысяч долларов. Разница в два с половиной раза была совершенно очевидна».

Первая же ознакомительная поездка по региону показала, что даже назначение нового начальника ДВТУ не заставило контрабандистов хотя бы на время приостановить свою деятельность. На Уссурийской таможне внимание таможенного генерала привлек грузовик с фруктами, который в этот момент проходил оформление. Из декларации было видно, что в фуре яблок и апельсинов намного больше, чем официально заявлено. Немало удивил и вес самого тягача. «Я позвонил сыну, который на тот момент находился в Алма-Ате. Попросил его посмотреть в Интернете, сколько завод-изготовитель определяет массу своего тягача. Вес грузовика был заявлен тонн на пять больше, чем это было на самом деле. Ну и соответственно на эти пять тон была уменьшена налогооблагаемая база», – вспоминает Бахшецян.

Бывшего начальника ДВТУ поддерживает и аналитик Олег Елисеев: «Здесь все до банальности просто получилось. Дело в том, что Бахшецян совершенно новый тип руководителя. Сразу было видно, что он, просто заглянув в статистические данные, увидел: то, что декларируется, это, конечно, не то, что ввозится. Это настолько очевидные вещи, что я даже не знаю, почему это нельзя было видеть раньше».

Эрнест Бахшецян сразу определил для себя, что нужно менять в первую очередь. Был рассчитан минимальный уровень рентабельности, переступая за который предприниматель, по сути, работал себе в убыток. Но, тем не менее, работал, а это для любого таможенника означало только одно – здесь идет контрабанда.

«Бахшецян занял такую очень жесткую позицию. Я считаю, что очень правильную позицию. Он, во-первых, убедил всех своих подчиненных, я имею ввиду на уровне руководства ДВТУ, таможен, что он это видит, и он это понимает совсем по-другому, не так, как они. Он увидел эти потоки контрабанды, просто изучая эти статистические данные», – вспоминает Олег Елисеев.

Ежедневный мониторинг ввозимых в Россию товаров, введенный таможенным генералом Бахшецяном, вскрыл еще один контрабандный канал – мясной. Особое подозрение вызывали приходящие в морской порт Находки корабли, по документам перевозящие строительные материалы, тротуарную плитку и цемент.

Одновременно на железнодорожную станцию Находки, которая находится рядом с портом, подгонялись специальные рефрижераторные вагоны. Заглянув в железнодорожные документы, можно было увидеть, что в этих вагонах возится мясо. Сопоставив все данные, любой здравомыслящий человек мог догадаться – вместо кирпича и тротуарной плитки в Россию ввозится китайское мясо. При этом, по словам Бахшецяна, «оно приходило на теплоходах с включенными холодильными установками, но никто из таможенников, а также контролирующих милиционеров, сотрудников ФСБ, должных иметь оперативные позиции, не задался вопросом – а зачем кирпичи возить с включенными холодильниками?»

Начальник ДВТУ Эрнест Бахшецян дает указание начальнику Находкинской таможни полковнику Котлярову пресечь этот контрабандный канал. Но… указание было проигнорировано.

Ptr-vlad.ru

Тогда таможенный генерал затребовал к себе все документы по Находке и был поражен увиденным. «При нем в Находкинской таможне существовала технология таможенного оформления, которая позволяла пробрасывать мясо, практически не оставляя следов где-то в документах, – вспоминает Бахшецян. – Объем ввоза мяса 10 тыс. тонн в месяц. Не меньше ста, а примерно 130 тысяч тонн в год. Ну соответственно уровень налогообложения был доллар за килограмм, считайте 120-130 миллионов долларов в год терялось только на мясе».

После этой истории полковник Котляров был первым в списке сотрудников таможни, подлежавших увольнению. Наш собеседник Александр, имеющий отношение к приморским спецслужбам, дополняет картину: «С большим трудом Бахшецяну удалось сменить некоторых начальников таможен. В первую очередь это касалось господина Котлярова, который, ни для кого не секрет, состоял на службе и на зарплате у того же господина Хе».

Однако, даже отстранение начальника Находкинской таможни Котлярова не останавливает попыток контрабандистов использовать схему «черного мясного канала».

В августе 2005 года начальнику ДВТУ поступает оперативная информация о поставке очередной контрабандной партии мяса в Находку. Задерживать криминальный груз Эрнест Бахшецян направил теперь уже своего первого заместителя Александра Воробьева. Как и предполагалось, вместо заявленных стройматериалов и продуктов питания, на теплоходе «Simper Fidelis» обнаружили около трех тысяч тонн мяса.

Обычная контрабандная схема выглядела довольно просто и незатейливо. В контейнер закладывалось мясо, затем в два-три ряда выставляя заявленный официально товар. В случае досмотра контейнер открывался, таможенный инспектор видел заявленный товар, контейнер закрывался. Всё. Но в августе 2005 такой номер не прошел. Пароход был задержан, товар арестован, а все ниточки вели к Геннадию Лысаку.

«У меня в журнале записей посетителей, который велся в приемной, есть одна запись, по-моему за январь 2006 года, – говорит Эрнест Бахшецян, – где написано, что приходил депутат законодательного собрания Приморского края Геннадий Иванович Лысак, который представлял интересы ряда участников внешнеэкономической деятельности. И он мне говорил, что если я не ослаблю административного давления, этого нажима на теневые потоки, они будут вынуждены переориентировать их на другие участки границы». Генерал отвечал, что «задача начальника регионального управления – не заниматься увеличением товаропотоков ради увеличения, а заниматься налогообложением с каждой ввезенной тонны, с каждого килограмма».

После этой беседы Геннадий Лысак попробовал сдержать свое слово. Китайское мясо начали возить через Польшу. Но местные таможенники сразу почувствовали неладное, и очень скоро на российско-польской границе было арестовано 72 контейнера. Тогда разразился громкий международный скандал. Тогда контрабандисты подключили тяжелую артиллерию. По оперативной информации, которой обладает наш собеседник Александр, с Бахшецяном встречался бывший руководитель УФСБ по Приморскому краю Юрий Алешин.

«В связи с тем, что был остановлен поток контрабандного мяса, Алешин обратился к нему с просьбой оказать содействие и растаможивать мясо как субпродукты, – продолжает Александр, а стоимость таможенной пошлины на субпродукты значительно ниже, нежели если везти бекон, мясо на кости и тому подобное».


Начальник приморского управления ФСБ Алешин, как и все другие ходоки, получил от Эрнеста Бахшецяна категорический отказ.

Таможенный генерал, как снежный ком свалившись на Дальний Восток, с каждым месяцем, несмотря ни на что, увеличивал таможенные платежи. Такого эффекта от назначения Бахшецяна в ДВТУ не ожидали даже в Москве.

Из справки, подготовленной аналитическим отделом Олега Елисеева, очень хорошо видно: 2005 год, год активного противостояния контрабандистов и генерала Бахшецяна, стал для теневиков самым провальным. От таких потерь они уже давно отвыкли. Сам Бахшецян вспоминает, что к его приезду во Владивосток «в среднем в день государство теряло по четыре миллиона долларов. Озвучивалась задача контрабандистов, чтобы в час они бы зарабатывали миллион долларов. Соответственно, в час миллион долларов теряла бы страна».

Бывший начальник ДВТУ говорит, что ему предлагались многомиллионные суммы в долларах США только за то, чтобы контрабандный канал продолжал функционировать.

Announces.ru

По нашим данным, эта цифра доходила до 30 миллионов долларов в год. Таким образом, речь шла даже о доле в этом высокодоходном бизнесе. Когда стало понятно, что с начальником Дальневосточного таможенного управления договориться невозможно, контрабандисты разрабатывают многоходовую комбинацию.

Сенатор от контрабандистов

Летом 2005 года с Эрнестом Бахшецяном встречается сенатор от Примор-ского края Игорь Иванов. Инициатором этой беседы выступает бывший первый заместитель федеральной таможенной службы Шамахов. Разговор идет о создании нового чистого канала провоза товаров из Китая в Россию.


Эрнест Бахшецян подтверждает факт этой встречи: «Да, сенатор Иванов действительно приходил ко мне летом 2005 года. Он до занятия должности сенатора был вице-губернатором Приморского края. Курировал внешнеэкономическую деятельность. Соответственно, он был совершенно в теме. Более того, он и не скрывал, что является лоббистом той группы лиц, которые обеспечивают логистику поставок порядка 80 процентов товаров народного потребления».

Сенатор Иванов, предваряя суть своей просьбы, пояснил, что те люди, которых он представляет, не могут больше нести такие потери от этого жесткого административного прессинга. И сказал, что они решили согласиться с требованиями, которые предъявляет ДВТУ и начать «высветлять» потоки. Высветлять потоки контрабандисты решили с помощью трех фирм: «Сэнкант», «Фрибур» и «Аргау». Все три компании были с чистой историей – «Фрибур» специализируется на товарах народного потребления, «Сэнкант» – на строительных материалах, «Аргау» – на товарах хозяйственной группы. Объемы запланированных грузоперевозок были впечатляющими.

Но для начальника ДВТУ главным было не это, а таможенные платежи, которые обязаны платить эти фирмы. «Иванов предоставил мне расчет платежей, исходя из той номенклатуры товаров, который заявлялся, 18 тысяч долларов. Я проверил и согласился, что уровень налогообложения исчерпывающий. – продолжает Бахшецян. – Иванов попросил одного: конвертировать достоверность декларирования с их стороны на скорость таможенного оформления с моей стороны. Это одна из прямых задач таможенной службы, конечно, я согласился».

Работать эти три фирмы начали с октября 2005 года. Ежемесячно через границу они ввозили около 330 контейнеров. При этом «Фрибур», возивший китайский ширпотреб, платил в бюджет официально установленную таможенную ставку в 18 тысяч долларов за контейнер, «Сэнкант» за строительные материалы – 8 тысяч долларов, «Аргау» за хозяйственные товары – 6 тысяч.

Важная деталь: примерно из 330 вагонов около 200 приходилось на китайский ширпотреб, а значит, и таможенные платежи в первый месяц работы этого официального канала были самыми большими. Но дальше начинает происходить что-то странное. Олег Елисеев, отслеживая ситуацию в своем аналитическом отделе, одним из первых замечает, что уже в ноябре количество контейнеров двух основных фирм, «Сэнкант» и «Фрибур», сначала уравнялось. А в декабре ситуация меняется наоборот.

«У «Сэнканта» контейнеров стало больше, значительно больше, и соответственно за них были по 8 тысяч платежи, а у «Фрибура» количество контейнеров резко сократилось, – говорит Елисеев. – И здесь надо отдать должное Бахшецяну. Он остановил 42 контейнера, следующих в адрес вот этого «Сэнканта», видимо, логически понимая, что там никакие не строительные материалы, не товары хозяйственных групп, а там другие товары. И эти 42 контейнера остановил, во всех контейнерах – товары народного потребления».

Когда первый заместитель начальника ДВТУ Александр Воробьев по указанию Эрнеста Бахшецяна арестовал контейнеры с ширпотребом, за которыми стоял сенатор Иванов, контрабандистам стало окончательно ясно – проблему нужно решать жестко.

Начальник службы собственной безопасности ДВТУ Игорь Литвинов вспоминает об аналитическом докладе, подготовленным Олегом Елисеевым. В этом документе профессиональный аналитик Елисеев, опираясь исключительно на статистику, делает недвусмысленный вывод – несмотря на резкий рост таможенных платежей, контрабанда в Дальневосточном регионе продолжается, и деятельное участие в этом принимает ряд высокопоставленных руководителей таможенного управления.


О новом руководителе ДВТУ там не было сказано ни слова. «Я знаю, что Литвинов, получил результаты нашего анализа в декабре месяце и увидел, что действительно пошли платежи, но нами было установлено, что там платежи должны быть еще больше. Вот эту всю ситуацию он использовал, чтобы сделать крайним Бахшецяна, – убежден Олег Елисеев. – Он доложил об этом Завражнову, тогда еще начальнику службы собственной безопасности ФТС. И они вдвоем приняли решение, что эту ситуацию нужно использовать».

Удар в спину

Март 2006 года. Эрнест Бахшецян на коллегии Федеральной таможенной службы в Москве. За результативную работу и большой вклад в наполнение государственного бюджета премьер-министр Михаил Фрадков награждает его именными часами. Бахшецян еще не знает, что во Владивостоке начальник оперативной таможни Сергей Мурашко и руководитель службы собственной безопасности таможенного управления Литвинов уже написали рапорта в управление ФСБ по Приморскому краю. В них они обвиняют своего начальника в содействии контрабандистам.

«Ситуация закрутилась. Она легко была поддержана Юрием Алешиным, – говорит Олег Елисеев. Я знаю, что он лет десять возглавлял находкинское ФСБ. И ему все это не видеть, и его сотрудникам, что творится с нелегальным ввозом – это нереально. Конечно, он все видел».

Поражает скорость, с которой возбуждалось уголовное дело против Эрнеста Бахшецяна.

Expert.ru

Заявление, подписанное Игорем Литвиновым и Сергеем Мурашко, попадает на стол начальника УФСБ Юрия Алешина. Алешин уже за своей подписью отправляет документ в прокуратуру. Прокурор Приморского края Аникин ставит свою резолюцию и обращается в суд за согласием на арест генерала. На всех бумагах, по нашим данным, стоит одно и то же число.

Ровно день понадобился «борцам с контрабандистами и коррупционерами», чтобы подготовить материал, на который даже у самого опытного сыщика ушла бы, по меньшей мере, неделя. Но вот выдержка из стенограммы судебного заседания. Речь идет как раз о том, что начальник оперативной таможни Сергей Мурашко с самого начала обладал оперативной информацией о конт-рабандно деятельности трех фирм, подконтрольных сенатору Иванову. Знал, но четыре месяца ничего не предпринимал. Даже у судьи в какой-то момент не выдержали нервы.

Из показаний С.Н. Мурашко – начальника Дальневосточной оперативной таможни в ходе судебного заседания:

Вопрос задает судья: - Я правильно понял, что оперативная информация была, но пресекать – вы не пресекали?

Мурашко: - Да. Опять же оперативная информация поступила к нам в оперативную таможню в начале ноября.

Судья: - 4-5 месяцев у вас было. Вы же сами сказали

Мурашко: - Задержание произошло конце декабря. Считаем – декабрь, ноябрь, октябрь, сентябрь. Да. Я так и говорю.

Судья: - Почему не пресекалась деятельность, когда вы обладали информацией об этой деятельности?

На этот вопрос следует ответ, от которого у любого профессионального таможенника от Владивостока до Краснодара волосы встанут дыбом.

Мурашко: - Хочу пояснить, если это возможно, о том, что функциональной обязанностью оперативной таможни, правоохранительных подразделений – таможен является выявление, пресечение, предупреждение преступлений. Преступления, как мы все знаем, совершаются физическими лицами, поэтому задача правоохранительных подразделений не пресечь движение товара, не схватить этот товар, а привлечь к уголовной ответственности физических лиц.

По следам контрабандистов

После ареста генерала Бахшецяна последовали многочисленные кадровые изменения. Аналитический отдел Олега Елисеева был ликвидирован, как ставший абсолютно не нужным. Против Юрия Мельникова возбуждено уголовное дело о разглашении служебной информации. Оперативника заподозрили в широкой огласке незаконных методов работы сотрудников спецслужб и таможни. Бывший сотрудник службы собственной безопасности дальневосточной таможни Сергей Кадач умер буквально через два дня после интервью нашей программе. Не выдержало сердце. Дальневосточное таможенное управление пришлось покинуть еще нескольким десяткам сотрудников.

Вместе с тем, многие бывшие таможенники, уволенные Бахшецяном, по его словам, за коррупционную связь с контрабандистами, восстановлены в дальневосточных таможенных органах. Согласно отчету аналитического отдела службы собственной безопасности Дальневосточной таможни, контрабандные потоки в 2008 году выросли в несколько раз. «Есть информация, и она подтверждена, – рассказывает сотрудник спецслужб Александр, – о том, что после смены Бахшецяна – он был арестован в начале мая 2006 года, – уже в августе, сентябре того же года, когда исполнял обязанности начальника управления Голоскоков, близкий друг и соратник Мурашко, в месяц через находкинскую таможню проходило до десяти тысяч тонн контрабандного мяса».

P.S. На сегодняшний день громкое контрабандное дело внесло свои коррективы и в жизнь всех тех, кто имел к нему отношение. Руководитель УФСБ по Приморскому краю Юрий Алешин – получил очередное звание генерал-лейтенанта и переведен в Москву в центральный аппарат ФСБ. Начальник службы собственной безопасности ДВТУ Игорь Литвинов – стал генерал-майором и назначен руководителем Южного таможенного управления. Уволенный в апреле 2006 года по представлению Эрнеста Бахшецяна Сергей Мурашко – восстановлен в должности руководителя Дальневосточной оперативной таможни. Прокурор Приморского края Аникин, подписавший постановление на арест начальника ДВТУ, сегодня возглавляет управление по борьбе с коррупцией в Генеральной прокуратуре.

С Геннадия Лысака и Сергея Хе сняты все обвинения. А значит, точку в этой истории ставить пока еще рано.

Состоялся суд над честным таможенником Бахшецяном. Судья Фрунзенского районного суда г. Владивостока Ветохин признал генерала-таможенника виновным в превышении должностных полномочий и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет. Надо отметить, что остальные участники так называемой преступной группы Бахшецяна, признанные виновными в контрабанде в особо крупных размерах и других преступлениях, получили значительно меньшие, условные сроки.

Kalius.ru

Как говорится, приморско-басманное правосудие показало себя в деле.

И несмотря на заявления премьера российского Правительства В.В. Путина о посадках контрабандистов, контрабандисты остались на свободе и продолжают ввозить в Россию китайский контрабандный товар, а продажные сотрудники силовых ведомств продолжают этих контрабандистов «крышевать».

Продолжение будет в статье «Путь контрабандиста-2. «Красная крыша», по материалам одноименного фильма, который недавно появился в продаже в Москве.

Vlcrime.net
Андрей Эгершельдов


Другие статьи номера в рубрике Экономика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100