Не наша

04.12.2014
Татьяна РОМАНЕНКО, Санкт-Петербург

фото

Евгения Майстренко, жительница города Никольское, мама двух несовершеннолетних детей, вдова, судится с органами местного самоуправления.

В 2006 году они с мужем по согласованию с Администрацией города заняли под фотостудию две подсобные комнаты аптеки. Взяли кредит, заказали проект переустройства, получили разрешения в пожарном надзоре, Роспотребнадзоре, преобразовали эти комнаты в самостоятельное помещение и 10 декабря 2007 года стали полноправными арендаторами — заключили договор аренды сроком на 1 год. Фотостудия успешно работала. В начале 2009 года договор аренды был продлен.

3 февраля 2010 года трагически погиб муж Евгении, она сама в это время находилась в декретном отпуске по уходу за ребенком. Евгения осталась одна с двумя малолетними детьми, невыплаченными кредитами и в этих обстоятельствах решила, что единственным выходом для нее было продолжить семейный бизнес.

18 марта 2010 года она обратилась в Администрацию с просьбой перезаключить договор аренды на нее (ранее договор был оформлен на мужа). Получила ответ, что для заключения договора ей необходимо предоставить свидетельство индивидуального предпринимателя (ИП) о постановке на учет в налоговом органе, выписку ЕГРП и заявление о вступлении в права наследования. В Администрацию все необходимые документы отдала и получила заверения, что когда договор будет подготовлен с ней свяжутся.

Поводов усомниться в действиях органов местного самоуправления у Евгении тогда не было, она впряглась в работу, уверенная, что рано или поздно позвонит юрист администрации, скажет, что договор готов и можно подходить подписывать и забирать документы.

Время от времени заглядывала в администрацию, узнавала, что пока договор не готов, и продолжала работать, выполняла заказы граждан и организаций, в том числе, заказы органов местного самоуправления. Она платила за аренду, имея в виду последний договор № 21 от 28.01.09 г., заключенный мужем.

Письменного ответа на заявление о перезаключении договора аренды она так и не получила.

На момент гибели мужа остались невыплаченными 3 кредита. Материальное положение было очень сложным. В апреле 2013 года ей сообщили, что с января 2014 года сумма арендной платы вырастет «до коммерческих размеров». Подсчитав сумму, она поняла, что выплачивать такую сумму за аренду не сможет, решила, что единственный выход — воспользоваться правом выкупа помещения на основании закона № 159— ФЗ от 22.07.2008 г. и направила в Никольскую администрацию заявление о выкупе.

В июне 2013 года пришел ответ с расплывчатыми формулировками, который ее не устроил, направила еще одно заявление, попросила учесть редакцию Федерального закона №144-ФЗ от 02.07.2013г. Не дождавшись ответа, в декабре 2013 года она снова обратилась в администрацию, дополнительно послала выписку из ЕГРП и декларацию по ЕНВД за 2012 и 2013 годы.

30 января 2014 года сотрудник администрации принес прямо на квартиру письмо-уведомление о расторжении договора №21 от 28 января 2009 г. с требованием освободить помещение в срок до 01.05.2014 г., а на вопрос, по какой причине ей было сказано, что у нее нет договора…

Короче говоря, Никольская администрация вместо того, чтобы перезаключить договор с женой погибшего арендатора, прислала уведомление о расторжении договора. Вдову с двумя несовершеннолетними детьми, находящуюся в сложном материальном положении, имеющую права на основании закона и заявляющую о своих намерениях, индивидуального предпринимателя, которому должны содействовать, администрация, считаем, нарушая законы, нормы этики, просто лишают работы и средств к существованию.

Евгения пытается восстановить свои права. Она написала обращение и просьбу о помощи председателю Совета местного отделения партии Справедливая Россия Ю.Н. Кваше.

Администрация же направила в суд заявление о выселении фото-студии.

А параллельно шла другая история

Дело в том, что Евгения — активный общественный деятель и борец за справедливость, такой правдоруб, как она сама себя называет.

По ее словам, договор, скорее всего, был бы подписан, если бы в городе не случилось несколько событий, активным участником которых она оказалась.

Во-первых, построили центральную детскую площадку стоимостью 14 миллионов рублей. Площадку открыли, мамочки пошли с детьми гулять и после первого посещения знакомые сообщили — Женя, там ужас, а не детская площадка, там домик с неснятыми монтажными рейками, там куча детей уже лбами поударялись, а там еще горочка такая, то есть они с разбегу забегают в домик и лбами стукаются.

Женя взяла своих детей, фотоаппарат и пошла на площадку, где все эти игровые элементы зафиксировала. В Интернете нашла ГОСТы строительства детских площадок и поняла, что на заявленную сумму в 14 миллионов объект не тянет. Фоторепортаж, тексты ГОСТов с описанием явных нарушений она выложила на интернет-площадке Никольское.нет. К форуму присоединились другие родители, дети которых падали с проблемных качелей, и естественно начался общественный подъем.

Администрация отмалчивалась, но, в конце концов, поблагодарила за сигнал и заверила, что «примет меры по информации», будет разбираться с подрядчиками. Но Евгению как экстремистку запомнили. До этого она принимала участие в общественных слушаниях по поводу полигона твердых бытовых отходов (ТБО), и, скорее всего, там тоже засветилась.

Вскоре подошла еще одна проблема — строительство новой котельной во дворе дома, где у Евгении располагается фотостудия. Приехала главы районной и местной власти Дернов и Шикалов, состоялась встреча с народом. Дворик маленький, в 10 метрах от запланированной котельной — дворовая детская площадка. Начальники говорили, как это хорошо и здорово, люди возражали — нам здесь этого не надо. Начальники вроде согласились — хорошо, мы учтем ваше мнение. Но, в конечном счете построили котельную, как и было задумано.

И вот в таких условиях и параллельно этим событиям Евгения доставала администрацию заявлениями о выкупе помещения. А к сентябрю начались предвыборные встречи. Она, естественно, с видеокамерой, снимает и слышит:

— Опять эта пришла, что она тут делает?

— Снимает, ей же никто запретить не может.

До нее доносят разговоры административных работников о том, что «не наша», «не с нами», «снимает и показывает не то».

Уже состоялось заседание арбитражного суда, суд принял сторону администрации, которая,однако, признала Евгению правопреемником на первом же заседании. А раз правопреемник, то и перезаключить договор должны были сразу, после первого заявления. Но в Никольской администрации видно давно не сверялись с законодательством и не уточняли список условий предоставления аренды и выкупа муниципальных помещений.

На всякий случай напоминаем, что лояльность в этот перечень не входит. И дискриминация по признаку лояльный-нелояльный недопустима.

Сейчас Евгения Майстренко подает апелляцию на решение арбитражного суда.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

На сайте kremlin.ru была опубликована статья В.В. Путина о том, что Россия не выходила из СССР, что мы с Украиной один народ... Что вы думаете об этом?

Всего проголосовало
13 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года