Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 35 (546) от 28 августа 2003  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗЕМЛЯ-КОРМИЛИЦА

Костер как химический реактор

С.Н. Сапон

«Жечь было наслаждением. Какое-то особое наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются».
Рей Бредбери

Прижившийся в популярной литературе термин «Тяжелые металлы» не вполне передает суть дела, ибо есть относительно безобидные тяжелые металлы (например, железо) и очень ядовитые легкие металлы (бериллий, стронций, барий). Поэтому лучше пользоваться термином «Токсичные металлы».

Существует довольно много источников и путей попадания токсичных металлов в почву. Например, барий входит в состав многих красок и эмалей в качестве наполнителя.

Хром может попадать в костер с бытовыми предметами – например, при сжигании старой кожаной обуви, одежды. Хроматы щелочных металлов хорошо растворимы в воде и могут мигрировать в почве, то есть загрязнение не ограничивается участком костра.

Металлический никель (нередко вместе с хромом) находится в виде декоративных покрытий на множестве предметов – от старых никелированных кроватей и чайников до замков на чемоданах и заклепок на брюках. В окислительных условиях при нагревании превращается в оксид, который гораздо активнее металла и может реагировать с почвенными растворами, то есть никель «развязывается» и двигается по цепи: почва, растение, обеденный стол, человек. Надо сказать, что посуда и предметы из нержавеющей стали не опасны сами по себе, но могут стать источником хрома и никеля после сильного прокаливания в костре (до красного каления).

Как уже догадался читатель, свинец тоже является персоной «нон грата» для сада и огорода. С ростом числа автомобилей стали накапливаться в садах неисправные свинцовые аккумуляторы. Иногда, по простоте душевной, их используют как источник дармового свинца для дроби и рыболовных грузил, которые отливают тут же на костре. Таких «умельцев» следует предупредить, что технология кустарной выплавки свинца из старых аккумуляторов предполагает активное загрязнение почвы свинцом. Более того, аккумуляторный и кабельный свинец всегда содержит примеси сурьмы и мышьяка – ядов, в сотни раз более токсичных, чем сам свинец.

Медь и цинк относятся к числу биогенных элементов и в малых количествах даже необходимы. Однако, там где каждый сезон по несколько раз применяют препараты типа бордоской и бургундской жидкости, хлорокиси меди, купрозана, цинеба и др. да еще на протяжении нескольких лет, а иногда и десятилетиями, то, неизбежно в почве, садовых растениях и золе накапливается избыточное количество меди и цинка, а это уже не полезно для здоровья. Соединения меди и цинка оказывают бактерицидное действие на микроорганизмы почвы и водоёмов, что может привести к угнетению почвенной микрофлоры и процессов минерализации органических веществ, то есть приведёт к снижению урожайности, и понижению качества урожая.

В порядке общего рассуждения, следует отметить, что загрязнение почвы и подземных вод не является личным делом конкретного пользователя, так как токсичные металлы ничего не знают о существовании межи или забора и свободно мигрируют к соседям. Очевидно, что здесь должны сказать свое слово юристы, а не только химики я экологи.

Зола: вреда стало больше пользы
Нетрудно предвидеть возражения читателя: знакомого с историей и подсечно-огневым земледелием. «Золой всю жизнь удобряли», – скажет такой читатель. И будет совершенно прав. Да, древесная зола всегда рассматривалась как удобрение, но... Меняются времена, и мы меняемся вместе с ними. Во-первых, продолжительность жизни первобытных земледельцев была в два-три раза ниже средней продолжительности жизни современного человека.

Во-вторых, дым от костра да зола были почти единственными факторами химико-токсического пресса, действующего на человека на протяжении тысячелетий, что по своим масштабам не соизмеримо с тем техногенным влиянием, которое оказывает современная цивилизация на всю планету в целом и каждого в отдельности.

В-третьих, само понятие токсичности является до некоторой степени условным, переменным и историческим. То, что раньше казалось страшно ядовитым, теперь едят без опаски, например, помидоры. И наоборот, вещества, с которыми обращались запросто, теперь признаны очень токсичными, например, ртуть, свинец и др. На заре эры ядохимикатов сады опрыскивали «парижской зеленью» и другими мышьяксодержащими препаратами. Когда разобрались с «раком виноделов» или «раком виноградарей», использование этих препаратов прекратили.

В-четвёртых, и сама зола была другая в том смысле, что в ней не было продуктов сгорания современного «выбрасывающего» общества. Теперь в золе может быть все что угодно, например, соединения токсичных металлов хрома, никеля, свинца кадмия, бария и др.

Радионуклиды и химические яды
Объединяет их то, что влияют на организм в чрезвычайно малых дозах. И радионуклиды и химические токсины могут характеризоваться периодом полураспада и периодом полувыведения из организма. Органы чувств человека не приспособлены для ощущения ионизирующих излучений и химических ядов в подобных концентрациях. Иными словами, и те и другие могут быть обнаружены только специальными приборами. Наконец, загрязнение радиоактивными изотопами и химическими ксенобиотиками уже имеет общепланетный характер.

После Чернобыля исчезли многие иллюзии с «Мирным атомом», но еще сохраняются иллюзии в отношении химических токсикантов. Но если расщепляющие и оборудование для их производства находятся под контролем государства и международных организаций и не попадают в частные руки, тогда как в саду или во дворе всякий человек может приготовить любой «винегрет» черт знает из чего, причем сам этого не зная и не желая.

Рекомендации
«То же, что не в силах ты обернуть на благо, сделай по крайней мере наименьшим злом»
Томас Мор.

Известно, что советы подавать легко, а следовать им трудно. Все-таки попробуем сформулировать практические рекомендации , своего рода новые заповеди садовода, не претендующие на абсолютную истину. В старом законе сказано: сжигать всё, что не нужно. В свете вышеизложенного, сжигания вообще следует избегать. Старая заповедь гласит: зола есть полезное удобрение. Теперь мы знаем, что от золы может быть больше вреда чем пользы и её применение нежелательно. Если без сжигания обойтись совсем невозможно, то следует придерживаться простых правил.

В костер нельзя бросать что попало без разбора и сортировки. Сжигать в печи или специально оборудованной железной бочке. При этом обеспечивается более полное сгорание, чем на костре. Ни при каких обстоятельствах не сжигать в саду камеры, покрышки и другие резиновые изделия, а также смолу, рубероид, толь, различные виды обуви, бытовых пластмасс и т.п. Все это нужно отправлять на официальную свалку (полигон твердых бытовых отходов) или в крайнем случае закапывать на неудобьях. Соблазн выбросить мусор в лесополосу или под забор соседу нужно истребить в себе навсегда. Не жечь сырые ветки и листья, которые плохо горят и дают много дыма. Подождите, пока они высохнут.

Удобрять золой следует с крайней осмотрительностью и желательно не плодовые, а многолетние декоративные культуры или использовать ее в составе компоста.

По возможности, проводите сжигание в отсутствие детей и соседей с учётом направления ветра.

Не применяйте для розжига горючие жидкости (бензин, керосин и др.). Садовод, пренебрегающий этими простыми рекомендациями, должен знать, что сам, своими руками готовит себе в саду своеобразный химический микрочернобыль.

Заключение
«Мы не получаем землю в наследство от родителей – мы берем ее в долг у наших детей».

Костер есть, в сущности, неуправляемый химический реактор, синтезирующий множество вредных органических и неорганических веществ обладающих канцерогенной, мутагенной и аллергенной активностью. Количество этих веществ относительно невелико, но во-первых, костры жгут постоянно и повсеместно.

Чем больше горит костров, тем хуже нам всем. Поэтому тяга к огнепоклонничеству должна встречать хотя бы моральное осуждение, а в перспективе и административно пресекаться.

Не успело человечество разобраться со «знаменитым» препаратом ДДТ, как появилась новая, куда более грозная диоксиновая опасность из того же ряда, хлорорганических производных.

Риск химического поражения человека и природы многократно возрос за последние годы. Минздрав и Госкомприрода занимают пока пассивную, выжидательную позицию в этих вопросах.

Разве не удивительно устроен наш мир? Для того чтобы приобрести в аптеке простое лекарство, нужно предъявить рецепт, а вот купить для сада любое количество отравы, никакого документа не требуется. Перед тем как закурить в обществе, следует спросить разрешения или удалиться, а вот устроить принудительное курение множеству людей в саду не считается зазорным. Директора предприятия, загрязняющего природу, проверяющий может оштрафовать. Этот же инспектор может устроить у себя в саду дымовую завесу на полнеба...

Обычный человек очень боится радиации, но почти ничего не знает о канцерогенах, мутагенах и аллергенах. Минздрав проявляет трогательную заботу о курильщиках, «предупреждая» их, но совершенно игнорирует факт принудительного курения миллионов граждан дымом от сжигаемых листьев в больших и малых городах.

Правда, не так давно, сжигать осенние листья кое-где запретили, но этот запрет остаётся формальным, наказания символическими, его исполнение не контролируют, а нарушителей не привлекают...

Перефразируя известное положение В.И. Вернадского можно сказать, что активной геологической силой является не только человечество в целом, но даже отдельно взятый садовод.

С.Н. САПОН, Ростов-на-Дону.


Другие статьи номера в рубрике Земля-кормилица:

Обсудить статью. (Обсуждений: 2)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100