Главная страница Экономика Николай Селюк: «Чиновники узаконили беззаконие»

Николай Селюк: «Чиновники узаконили беззаконие»

27.11.2019
Вероника МАЛИНИНА


 

Если бы мы сформировали условно названную «ленту позора», то туда, безусловно, вошли бы все те чиновники, кто своим бездействием породил эту историю с криминальным флером, с двумя пожарами… Туда же следовало бы отправить и полицейских, не усмотревших криминала в явном поджоге трех жилых частных домов на Выселковой более трех лет назад.

В этой истории есть всё, где можно развернуться всем тем, кто в силу своих служебных полномочий может не просто приструнить, наказать, но и выгнать с позором… Пока, не дай Бог, народ не взялся за самосуд.

Депутат Законодательного Собрания Приморского края от ЛДПР Николай Селюк оказался на передовой в борьбе с этой цепочкой чиновничьего равнодушия. Он единственный, кто воспринял людскую беду, как собственную, и взялся помочь в рамках своих депутатских полномочий. Это тот пример, когда депутат становится последней инстанцией в бесконечном бюрократическом «футболе».

 

А разве так можно было?

 

Место действия – СНТ «Поляна», ул. Щитовая, г. Владивосток. Когда-то герои нашей истории дружили, вместе организовали садоводческое товарищество. Территории соседей разделяет лишь забор. Прошли годы, и если одни хотели жить в тишине, выращивать овощи на огороде и наслаждаться свежим загородным воздухом, то другие решили, что эта земля вполне подходит для бизнеса. И стали строить, по всей видимости, производственное помещение высотой в три этажа и площадью более 2000 кв. м, а затем сдавать в аренду под цеха по изготовлению мебели, металлоконструкций и сыра «тофу».

Нашего новоявленного предпринимателя не интересовало ни мнение своего ближайшего друга и соседа, ни мнения других членов товарищества, численностью около 30 человек. Люди стали возмущаться шумом, ведь никому не в радость, когда поблизости работают станки и прочая громкая техника. В ответ на недовольство посыпались угрозы: «Сожжем, убьем, землю отнимем, суды победим, идите лесом-полем»…

Люди подали в суд и выиграли его. Ленинский районный суд вынес определение о запрете любой предпринимательской деятельности в этом здании, были получены исполнительные листы. Здание опечатали по всем правилам, но тишина была временной.

Шум и грохот от стройки сменились ревом большегрузной техники: тракторов, бульдозеров, самосвалов. Начали возить скалу и гравий, ссыпать кучами на соседской территории, а потом грузить и вывозить.

В своем обращении к депутату ЗС ПК Николаю Селюку члены СНТ «Поляна» рассказывают: «Шли судебные заседания, и три года назад, в 2016 году, в виде первого предупреждения, как мы считаем, подожгли баню нашего соседа. Но разбираться никто не стал, отписались в очередной раз и отказали в возбуждении уголовного дела. О нашей проблеме знали все. Ведь два раза приезжали журналисты и снимали сюжеты. Один в 2015 году на 8-м канале, второй в 2016 – на ОТВ. 6 октября 2017 года состоялось очередное заседание суда, но итогового решения суд не вынес, так как ответчики на заседание не явились».

В тот же вечер у заявителей странным образом сгорел дом. Стоит отметить, что в это время они были за пределами города и вернулись домой, к пожарищу, только после звонка соседей о пожаре. Спустя почти два года после пожара ничего не изменилось в плане расследования и выполнения решения суда относительно самовольно возведенного строения.

 

Фото со спутника садового некоммерческого товарищества "Поляна", yandex.ru/maps

«Равнодушные чиновники подрывают доверие к власти»

 

Корр.:

– К Вам в приемную поступило такое сложное заявление, прямо сказать, криминального характера. Надо понимать, что Вы – депутат Законодательного Собрания Приморского края, а не полиция и далеко не контролирующие государственные органы. Каким образом и почему Вы взялись решить эту проблему?

Николай Селюк:

– Проблема сложная, Вы правильно обозначили тему. Когда к нам обратились, мы сразу же выехали на место, – это Щитовая по Шаморовской трассе. Я сразу узнал эту местность, потому что мой товарищ в этом здании снимал помещение. У него был там какой-то производственный цех, и он хранил там запчасти, как позже выяснилось. Когда было первое запрещение эксплуатации здания – отрубили тогда электричество – я лично помогал ему вывозить остатки оборудования. Тогда же я позвонил своему товарищу и уточнил, оказалось, что аренда у него действительно была.

На встречу с нами собралось, наверное, полпоселка – все, кто тогда не был на работе. Хочу отметить, что люди абсолютно нормальные, приличные, нет среди них маргиналов. Они сказали, что проблема очень давняя, длится больше пяти лет, и они не хотели бы опускаться на уровень их обидчика, а желают решить вопрос в правовом поле, то есть не криминалом, как их своенравный сосед. Пока они еще верят власти, но их вера сильно подорвана бюрократическим отношением чиновников, которые пишут отписки и «играют в футбол».

По их заявлению, спустя неделю после очередного пожара приезжала полиция с целью снять отпечатки и произвести следственные действия. Это нонсенс!

Сын Елены Юрьевны, одной из пострадавших от действий их предприимчивого соседа, проводил раскадровку с камер видеонаблюдения, и там виден человек, комплекции родственника обидчика, а вместе с ним в кадре еще один человек и собаки, видно, что животные с хозяином. Они пошли и за лестницей что-то заложили под дом, а потом дом загорелся. Всё видно и всё понятно, а полиция, между тем, не может установить факт умышленного поджога!

Дело закрыли, сдали в архив и вот только сейчас его снова, благодаря нашим усилиям, вроде как достали.

 

Схема расположения садового некоммерческого товарищества "Поляна", yandex.ru/maps

– Поджог – это же уголовное дело!

– Конечно, уголовное, но полицейские до сих пор не могут его инициировать! Сейчас со следователями ведется разговор, чтобы всё это не откладывалось в долгий ящик.

Не будем говорить про полицию и другие госорганы, что все плохие. Бывают какие-то упущения, исключения. Хотелось бы, конечно, верить, что это такой случай, потому что налицо явный криминал.

– Это банальное бездействие, и я очень надеюсь, что коррупционная составляющая отсутствует, просто есть бездействие системы. Допустим, у следователя уже 5 поджогов, которыми надо заниматься, и еще какие-то свои проблемы, а здесь и так всё понятно. Ну, сгорел дом, ну и что, никто же не пострадал. Таким образом дела откладываются на потом и вовсе закрываются.

Думаю, здесь проблема глубже – проблема в доверии к власти.

– Да, это еще хуже. На встрече с жителями поселка мы были вместе с депутатом Государственной Думы, партийным координатором ЛДПР г. Владивостока Андреем Андрейченко. Мы общались с людьми больше трех часов. После выхода сюжета на эту тему на 8-м канале прошло несколько лет, и случился очередной пожар. Сгорел уже дом. Была приостановка следствия по этому делу, и народ жаловался на бездействие. Они как раз об этом и сказали, что пропадает доверие к власти, и этому способствуют чиновники и полиция.

Очень неприятно, что проблема затяжная…

– И то, что обидчиком оказался сосед, которому доверяли. Все эти люди давно друг друга знают, они и организовали все вместе СНТ «Поляна».

Сейчас какие Ваши действия для решения проблемы? Вы пишете запросы?

– У нас в этом плане связаны руки, мы не можем позвонить этому товарищу и сказать: «Мы тебя накажем за беспредел!» – тогда он напишет на нас заявление, и уже мы будем ходить под статьей. Мы взяли от жителей обращение, пишем следователям, пишем в органы государственной власти по каждому эпизоду. «Правильно ли у него оформлена и сформирована территория?» – этот запрос отправлен в администрацию г. Владивостока. Наш антигерой засыпал мусором речку, лежат стройматериалы. По этому поводу пошел запрос в природоохранную прокуратуру. Территория загажена мазутом, стоят грузовики, явная предпринимательская деятельность, продолжает строить, мы пишем в стройнадзор. Чиновники из этого ведомства уверяют, что стройка не ведется! Было два этажа, пришли – уже три, но стройка не ведется! А каким образом появился третий этаж?

Материализовался, как у Булгакова из параллельного пятого измерения!

– Причем в такую квадратуру! Там почти 2000 квадратных метров! А как это всё отапливать?

А, правда, как они отапливают?

– А там буржуйки стоят!

Так это же огнеопасно! А где госпожарнадзор?

– А это никого не волнует! Объект считается недостроенным, наверное, поэтому. Но в нём прописались. Здание не имеет крыши, отопления, канализации.

Кроме того, там через забор камни выбрасываются, а на замечания в ответ летят маты!

А как же они там прописались?

Там якобы есть одна комната, шторки на окнах даже висят. Я так понимаю, что никакие инспекторы туда не приходили, ничего не видели, так как если вы зайдете внутрь, то сразу попадете в производственное помещение. Причем, недостроенное.

А что так можно?

– Пристав пришла с решением суда выселить, и кто-то вышел в халатике и заявил: «Выселять нельзя, у нас несовершеннолетний ребенок! Мы здесь живем, это наш дом!» И всё! Образовался правовой тупик: это здание не снести и уже никак оттуда не выписать, а хозяин потихонечку его достраивает. Давить можно только на то, что достройка пошла. А на потерпевших же идет постоянное давление.

А вот такой момент, если это жилье, то это жилое помещение, а если производство, то нежилое?

– Форма дома может быть абсолютно разная, он может быть единым каркасом, но здесь должен быть проект стройки, а его нет. Его записали как «объект незавершенного строительства», без всяких изысканий. Дачная амнистия – да. Вот они ей и воспользовались. Вроде какой-то бабушке-пенсионерке, у которой домик-скворечник стоял, – благо, а здесь получается, породили беззаконие.

Получается, у нашего главного антигероя там уже было несколько различных предприятий: автостоянка (она есть до сих пор), были цеха, варили сыр тофу, варили металлоконструкции, делали какие-то окна. По идее, это бизнес: ребята сдают помещение. А где налоги? Где налоговая?

– Соответственно вопрос: а как привлечь? Надо идти в суд, вызывать арендаторов, свидетелей. Ну, привлекут хозяина за незаконную предпринимательскую деятельность, а это штраф всего тысяча рублей. Вот и всё!

С другой стороны, у нас столько различных контролирующих органов, почему они всё это не видят?

– Как правило, они реагируют по факту обращения-заявления. Хотя, заявления есть, пожалуйста. Ну, приехали, посмотрели и сделали вывод: стройки нет. А то, что там присутствуют стройматериалы, стройтехника, краны, территория завалена…

Сейчас ждем ответ от природоохранной прокуратуры, они ранее ответили, что «действительно, действия противоречат видам разрешенной деятельности на территории земельного участка». А факт размещения строительно-бытового мусора в зоне водного объекта? Но оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет. То есть, мы вроде как всё увидели, всё поняли, но мер принять не хотим. Вместе с депутатами краевого Законодательного Собрания и Государственной Думы от ЛДПР мы эти запросы постоянно обновляем, не даем чиновникам прохода. Это наш метод – заставить относиться к своей работе, как положено, а к людским проблемам – как к своим личным.

Всё печально. Но, по крайней мере, ЛДПР не послали людей с их бедами «лесом-полем», как это делают очень часто органы власти и контроля. Как правило, человек остается один на один со своей проблемой, а чиновники, от которых зависит решение вопроса, устраняются, – и круг замкнулся…

– В этом, как я считаю, проблема органов. Я ее очень давно вижу, это обезличивание. Например, пришел запрос: «У нас беда», – а они: «Согласно такому-то постановлению, это ваша личная беда». При этом чиновники не говорят, куда нужно обратиться, они просто закрыли перед тобой дверь: «Это не к нам». Ты им в ответ: «Да как же не к вам? А к кому?» Наступает какой-то вакуум, ты расстраиваешься и уже не веришь никому. И уже думаешь: «Ходил я мимо этого контейнера, мимо разбитого окна столько лет и буду столько же ходить, если это никому не надо!»

Пример не по изначальной теме: на ул. Овчинникова над окном пенсионерки сосед построил балкон. У нее и так-то света не было, а тут огромный козырек! Она обратилась в администрацию города, а мэрия ответила, что это не их проблема, мол, идите в ГЖИ. Она написала в ГЖИ, там ответили, что это вообще не их история, и всё! Написала она в прокуратуру, а там понимают, что это городские полномочия. Прокуратура наказала город за такой ответ, но пенсионерке посоветовали обратиться в инспекцию ГЖИ, только уже региональную. Но причем здесь Государственная жилищная инспекция? Это полномочия мэрии Владивостока. Город может свой отдел архитектуры наказать за это, они рассмотрят и дадут предписание. Люди с такими решениями суда ко мне уже приходили. Говорят: «Соседи пожаловались, и город присудил снести. Помогите сохранить балкон!» А как я вам могу его сохранить? Это незаконный балкон, вы уж извините.

Получается, для одних город решает так, а для других в том же вопросе – противоположно. Абсурд!

Из всего сказанного можно сделать вывод, что чиновники создают видимость работы, а по факту человеку некуда обратиться. Просто «футбол».

– В огромном количестве контролирующих органов правду найти практически невозможно. Либо ты должен быть прожженным юристом, который понимает, в какую дверь стучать, либо – никак! И мы хотим при этом построить гражданское общество!

 

В этом, безусловно, Николай Андреевич прав. Пока мы не победим чиновничье равнодушие, не будет реальных наказаний, посадок, громких изгнаний за неисполнение своих должностных обязанностей, мы так и будем жить в этом правовом нигилизме. Очень надеемся, что эта история закончится по закону, как положено, иначе борьба Николая Селюка и его соратников по партии будет выглядеть как сражение Дон Кихота с ветряными мельницами. А для законного завершения необходимо иметь недюжинное терпение и упорство…


Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Во Владивостоке появились два электробуса. Будущее наступило?

Всего проголосовало
12 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года