Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 5 (985) от 31 января 2012  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ВСЕЛЕННАЯ

Уссурийская экспедиция

Владимир ПОПОВ, кандидат исторических наук

К 150-летию первой русской экспедиции по Уссури.
Моя статья посвящена проведению Уссурийской экспедиции по Уссури. Она была предпринята по личному приказу Н.Н. Муравьева. Офицер генерального штаба русской армии М.И. Венюков и сопровождавшие его казаки были первыми русскими, проникшими в дебри Уссурийского края и на практике подтвердившие полное безвластие на этой обширной территории, равной по площади Англии.


М.И. Венюков
Подготовка к экспедиции на Уссури началась после возвращения поручика М.И. Венюкова из первого его путешествия по Амуру в 1857 году. Поручику, еще очень молодому человеку, сказочно повезло – он был на легендарной реке вместе с генерал-губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым и адмиралом графом Е.В. Путятиным, назначенным посланником в Китай, управляемый в то время маньчжурской династией.

Прибыв по приказу Н.Н. Муравьева курьером в Петербург, Венюков узнал, что генерал предполагает провести границу с Маньчжурией по реке Уссури. И в декабре 1857 года старательный Венюков засел в библиотеке Генерального штаба за изучением всех имевшихся сведений об этой таинственной реке, несшей свои бурые воды на крайнем востоке Азии с юга и впадавшей в Амур с правого берега.

Правда, предусмотрительный генерал-губернатор уже в июне 1857 года выставил рядом с устьем Уссури на правом берегу Амура казачий разведывательно-пограничный пост. Так что пограничной службе на устье Уссури в этом году исполнилось 154 года. Тем героям-казакам памятник надо бы поставить, ведь они были первыми пограничниками…

Имелось несколько карт реки Уссури. Самая неточная из всех – китайская, доказывавшая документально отвратительное знание маньчжурами северных территорий, граничивших с их империей. Причем явно, но плохо срисованная с европейских карт. Более точная карта у француза-академика Ж.Б. д’Анвиля, создававшего карту по съемкам монахов иезуитов, издавна обосновавшихся в Китае. Но это были карты предшествующего XVIII века.

Примерно за три года до экспедиции Венюкова по Уссури на север от нынешнего Имана отправился отважный француз католический миссионер де ла Брюньер. Но был убит якобы местными жителями. Не за проповеди, а за имущество. Типичная уголовщина на окраине страны, где бродят отбросы общества и нет никакой иной власти, кроме власти грубой силы… Газеты Франции были полны слухов, домыслов и чистого вранья.

Самые отъявленные газетчики намекали даже на казаков… Ведь шла война в Крыму, и ошалевшим от ее ужасов французам во всех уголках земного шара мерещились страшные русские cazaki. Но, я думаю, что бумаги миссионера-разведчика по сей день, вероятно, пылятся в одном из архивов одной из стран за Уралом, в Европе… Ведь нашел же я через 150 лет дело экспедиции Венюкова, которого полтора века не касалась рука исследователя-историка. Вот где невероятное по фантастичности событий и изворота сюжетов бескрайнее поле деятельности для писателей… А то пишут какую-то уголовщину, завалили все полки, срам даже в руки взять…

Мне после тщательных поисков удалось обнаружить специальное архивное дело в фонде наказного атамана Забайкальского казачьего войска полковника М.С. Корсакова, где достаточно полно отражены все весьма решительные, продуманные и сложные административные распоряжения по подготовке и снабжению первой русской экспедиции по тогда загадочной и интригующей реке Уссури.

Молодой топограф, штабс-капитан, проходивший службу по линии Генерального штаба Российской империи, Михаил Иванович Венюков оставил свои весьма живописные воспоминания об Уссури. К сожалению, они больше посвящены его дворянской особе, а также попадавшимся ему во время путешествия господам дворянам из офицеров и чиновников, делавшим карьеру на Амуре и в самом деле переносившим серьезные лишения по сравнению с устроенной жизнью в городах Восточной Сибири. Но он абсолютно не удостоил хотя бы только упоминания в книгах, являющихся сейчас библиографической редкостью, своих спутников-казаков, благодаря каторжному труду которых он смог проделать путь в 3400 километров по Амуру и Уссури. Именно кадровые пограничные казаки из конных и пеших батальонов Забайкальского казачьего войска за 10 копеек серебром в день и горсть сухарей, тарелку каши и кусок сушеного мяса, а остальное – что сами убьют в лесу или поймают в реке, то и будет приварком и для штабс-капитана, и для них – вынесли на своих ногах, плечах и руках Уссурийскую экспедицию и господина штабс-капитана в придачу.

Нужно сразу же отметить: то, что писал Венюков в 1859 году об Уссурийской экспедиции, составляет только может быть десятую часть той огромной работы по организации экспедиции, которую проделали казаки, а также офицеры и солдаты 13 батальона. Венюков писал о себе…

Все члены экспедиции были вооружены новейшими штуцерами, везли с собой, кроме патронов, еще солидный запас пороха и свинца. Офицеры имели пистолеты. Вооружение было крайне необходимо, помня о печальной судьбе француза разведчика и миссионера. И как показали события на берегу Японского моря…

Экспедиция началась 10 мая в Шилкинском заводе. И сплавлялась до Усть-Зейского поста (Благовещенска) на огромной барже. Там пересели в маньчжурские лодки, доставленные солдатами 13 батальона.

Командованием 13 батальона было получено специально для Венюкова 5 лодок. Но из-за накладок и неувязок, приведших к уменьшению числа людей, экспедиция вышла только 1 июня из Усть-Уссурийского поста (Казакевичево) в составе 16 человек на двух маньчжурских лодках, получив дополнительное оборудование и инструменты из запасов 13 батальона, вероятно, еще с первых плотов.

На четвертый день экспедиции начался дождь, который лил, практически не переставая, 21 день.


Состав Уссурийской экспедиции:

Начальник штабс-капитан М.И. Венюков.
Крепостной мальчик, слуга Венюкова.
Переводчик унтер-офицер Карманов.
Командир казачьей команды сотник Пешков.
Казаки 3 пешей бригады 10 батальона:

1. Иван Акандинов Логунов, 34 года, знает маньчжурский язык.

2. Василий Харлампиев Размахнин, 33 года, знает маньчжурский язык.

– 11 батальона:

3. Александр Афанасьев Горбунов, 30 лет.

– 12 батальона:

4. Федор Яферьев Судаков, 28 лет.

5. Фавст Федоров.

6. Михайло Ларионов Федоров, 32 года.

Казаки 2 конной бригады.

7. Урядник Мыльников.

8. Урядник Михайло Власов.

9. Урядник Василий Ячменев.

10. Приказной Семен Попов.

11. Приказной Федор Павлов.

12. Урядник Афиноген Эпов.

Обнаруженный в архиве ценный источник – шнуровая тетрадь выдачи порционных денег казакам, которую вел сотник Пешков – позволил установить полный список экспедиции. В книге есть личные подписи казаков в получении денег. Не все были грамотными и за них расписывались их товарищи. Найдены рапорта сотника о получении и сдаче продовольствия и оборудования экспедиции.

Приведу наиболее интересные события из жизни экспедиции. Казаки убили в протоке Уссури веслами пятипудового осетра. Хочу отметить, что про осетров еще миссионеры-иезуиты за сотню лет до казаков, рассказывали и писали, что им никогда не случалось видеть такого множества их, как на Уссури. Казаки застрелили изюбра, и шкуру его очень выгодно продали местным жителям – гольдам (нанайцам).

Покупали очень дешево беличьи шкурки: 2-2,5 копейки серебром. Цена в Забайкалье в 10 раз выше. Но, выполняя строжайший приказ Н.Н. Муравьева, всегда расплачивались русским серебром, чтобы показать отличие русских от маньчжуров, всё бравших и грабивших «за так».

От устья реки Нимани (Иман), где на левом берегу стояла крупная деревня, заселенная беглыми китайцами, Уссурийскую экспедицию постоянно сопровождал отряд из четырех китайцев, предводимых маньчжурским солдатом. «Это были наши конвойные или, как пишет Венюков, правильнее надсмотрщики над нами, шпионы, посланные начальником маньчжурского караула».

Венюков оставил нам записи рассказов местных аборигенов-нанайцев о свирепых нравах маньчжурских сборщиков налогов. «При приближении нашем к юрте он (гольд) весь дрожал от страха, считая нас за маньчжурских чиновников. Когда же мы ласково расспросили его о некоторых предметах и заплатили за взятое небольшое количество проса, он рассказал нам, что ему есть отчего бояться маньчжуров.

Два его брата, отец и даже мать – женщина – удавились с отчаянья, возбужденного притеснениями маньчжурских сборщиков дани. Эти властители бедных гольдов, навещая их раз в год (а иногда и дважды), ознаменовывают свои посещения тем, что бьют их жестоко палками, требуя соболей и при том всех, какие есть…

После, при возвращении, я узнал, что маньчжуры, в числе пяти, ездили с Нимани вверх по Уссури и взыскивали с гольдов за внимание к нам».

18 июля 1858 года экспедиция вышла на берег Японского моря. Был поставлен деревянный крест в честь этого события, и после нескольких дней отдыха экспедиция повернула обратно.

20 июля, еще находясь на берегу моря, экспедиция столкнулась с большой группой беглых китайцев, более 30 человек, которые окружили проводника экспедиции, орочена, и невзирая на присутствие русского переводчика, вооруженного казака, угрожали убить его за то, что он показал русским дорогу от Уссури к морю.

До этого они чувствовали себя в полной безопасности от какой либо власти. Более того, они дошли до крайней степени наглости, требуя от Венюкова показать им его съемку местности! 10 казаков, немедленно приведенных в полную боевую готовность, могли в несколько залпов прекратить безумную попытку изъять документы у офицера русского Генерального штаба.

Венюков пишет: «На такие дерзости я мог бы отвечать и выстрелами, не боясь изменить общему миролюбивому характеру наших отношений с туземцами». Не дойдя до Владимирской гавани, экспедиция повернула обратно. 14 октября 1858 года Уссурийская экспедиция завершила свой огромный путь и достигла Усть-Стрелки, пограничной казачьей станицы, где начинается Амур.

Уссурийская экспедиция, проведенная в краткие сроки, показала проходимость реки Уссури, наличие прекрасных мест для размещения казачьих станиц и крайне незначительное население огромной территории, равной по площади Англии.

М.И. Венюков доказал правоту Г.И. Невельского в специальном письме к Н.Н. Муравьеву, требовавшему выставить казачий пост на устье Уссури еще в 1855 году и провести глубокую разведку территорий по правому берегу реки на предмет русской колонизации пустынных территорий.

Владимир ПОПОВ, кандидат исторических наук


Другие статьи номера в рубрике Вселенная:

Высказать свое мнение о статье:
Ваше имя:

Ваш комментарий: (не более 1500 знаков)    
Любой пиар и антипиар с форума будет удаляться. Просим писать по существу и не переходить на личности.
-- Редакция "АВ".
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100