Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 37 (861) от 16 сентября 2009  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЭКОНОМИКА

Кто главнее: прокуроры, чекисты или контрабандисты?

Надежда Алисимчик.

В деле таможенного генерала Бахшецяна, приговоренного 22 июня 2009 года Фрунзенским судом Владивостока к пяти годам колонии общего режима, сейчас пауза, идет подготовка к кассационному слушанию. Судья Ветохин после вынесения приговора ушел в отпуск.

Поэтому адвокатам, чтобы быстрее получить приговор, пришлось обращаться в вышестоящие инстанции. Только 12 августа, после того, как судью вызвали из отпуска, защита получила протокол приговора. Этот приговор обжалуют и защита, и обвинение. Дата рассмотрения кассационной жалобы в краевом суде пока не озвучена.

Этот процесс давно вышел за рамки Приморья, и многие считают его политическим, где в лице одного таможенного генерала устроили показательную порку все честнОй России.

Таможенный генерал Бахшецян осужден судьей Ветохиным за то, что он оказывал покровительство трем коммерческим фирмам. При этом, как выяснилось в ходе судебного разбирательства, не имея с этого ни копейки. «Бахшецян в ходе общения с членом СФ РФ Ивановым И.В., желая угодить последнему, с целью поддержания своего карьерного роста <…> дал согласие оказать покровительство в работе трех компаний: <…> «Сэнкант», «Фрибур», «Аргау» стр. 3 приговора).

Это очень интересное обвинение. Дело в том, что генерал-лейтенанта Бахшецяна назначил 12 ноября 2004 года начальником ДВТУ не Совет Федераций, а Герман Греф, к чьему министерству на тот период относилась ФТС. Следовательно, следующим шагом карьерной лестницы Бахшецяна могла стать должность одного из замов руководителя ФТС. Выходит, что экс-сенатор Иванов, объявленный одним из главных контрабандистов России (что было хорошо известно суду в момент вынесения приговора Бахшецяну), руководил кадровыми решениями Германа Грефа, министра Минэкономразвития?

Зачем тогда сенатор сбежал за кордон, оставив 7 тысяч вагонов китайского шмурдяка, которые начиная с 2001 года выволокли контрабандисты через Находкинскую таможню в адрес воинской части ФСБ?

Если попытаться рассмотреть эти два дела (Бахшецяна и о семи тысячах вагонов лубянско-находкиской контрабанды) в хронологическом порядке, то получается очень интересная «картина маслом».

КОНТРАБАНДНЫЙ РЕМЕЙК

Итак, освежим память датами об уголовных делах по контрабанде 2001-05 годов.

1 апреля 2005 года было возбуждено сразу два дела по контрабанде в адрес подмосковной в/ч 6302 ФСБ (подробности в «АВ» № 31, 2009 г.). Как установило следствие, и сама доставка контрабанды по железной дороге оплачивалась со счетов ФСБ.

Дело №290724 возбудил Следственный комитет (СК – далее по тексту) МВД, дело № 291315 – Центральная оперативная таможня федеральной таможенной службы (ЦОТ ФТС – далее по тексту).

4 апреля 2005 года из СК МВД в адрес Бирюкова, первого зама Генпрокурора, приходит письмо № 17/3886 с просьбой о соединении этих уголовных дел в одно, «поскольку указанные дела объединяет место совершения преступления – Находка (Приморского края), единый грузоотправитель и единый перевозчик, а также ряд получателей на территории Москвы и Московской области».

Вместо соединения дел-близнецов Бирюков своим распоряжением от 11 апреля 2005 года изымает дело № 291315 у таможенников и передает его в ФСБ. И контора на Лубянке стала сама свою контрабанду расследовать. Причем столь тихо, что из ее подвалов не вырвалось ни одного звука в СМИ! Сам «контрабас» был срочно реализован двумя дружественными фирмами.

КОНТРАЗАМАНИХА

В период этих событий прибывший в Приморье несколько месяцев назад новый руководитель ДВТУ генерал Бахшецян осваивался на новом месте, изучая таможенные грузопотоки региона. По таможенным документам проходили дешевые стройматериалы, а железнодорожные составы увозили из Находки дорогой китайский товар и мясо. Сопоставление товаропотока по документам китайской стороны и Находкинской таможни давало ужасающую картину потерь таможенных пошлин российской стороной.

Это же время было очень горячим и для контрабандистов. Из-за того, что «шмурдяк» из Находки был арестован и засветился в уголовном деле, сломалась схема устойчивого канала. Простой нес миллионные потери. К Бахшецяну заспешили ходоки, включая депутата ЗАКС Приморья Лысака. О своем визите к Бахшецяну подтвердил и Геннадий Лысак. А как скроешь, если есть запись в журнале регистрации посетителей? Лысак мотивировал следствию свой визит депутатской заботой о процветании края.

В августе 2005 года на переговоры с Бахшецяном вышел сенатор Игорь Иванов, что подтверждает и сам Бахшецян на судебном процессе. Сенатор сообщил, что представляет ряд компаний, которые хотят работать по законной схеме и не экономить на уплате таможенных пошлин. Взамен просят, чтобы не было необоснованных задержек оформления товара. Проще говоря, чтобы таможенники не «дурковали». Известно, что фирмы с «белым товаром», с которых взяток не возьмешь, таможенники мордуют, выжимая с таможни.

Бахшецян пообещал, что при соблюдении всех норм таможенники «дурковать» не будут. Сенатор со своей стороны сообщил, что три фирмы будут специализированными: «Фрибур» на товарах народного употребления, «Сэнкант» – на строительных материалах, «Аргау» – на товарах хозяйственной группы. Иванов представил расчеты по налогообложению. «Фрибур» платит в бюджет официально установленную таможенную ставку в 18 тысяч долларов за контейнер, «Сэнкант» – 8 тысяч долларов, «Аргау» – 6 тысяч. Все было в рамках закона, цифры были впечатляющие для таможенных сборов, и Бахшецян дал добро.

Сам Иванов никакого подозрения у Бахшецяна не вызывал. Он был представлен генералу самым высокопоставленным чиновником ФТС как сенатор и бывший вице-губернатор Сергея Дарькина по внешне-экономической деятельности.

Вначале фирмы работали честно, самые большие объемы были у дорогого китайского ширпотреба. Но вскоре начался явный перевес в сторону дешевых стройматериалов, что взял на заметку аналитический отдел. И фирмы попали под подозрение. 23 декабря были проверены 42 контейнера «Сэнканта», в которых вместо заявленных стройматериалов оказался китайский ширпотреб.

Для контрабандистов это была катастрофа, если учесть, что за пару месяцев до этого, 4 сентября 2005 года в порту Находка было задержано судно Semper Fideli. Вместо заявленных в декларации 758 тонн стройматериалов нашли 2500 тонн мяса. Как сообщает «Русский репортер»: «Груз арестовали, возбудили уголовное дело. Но дальше начались чудеса. О незаконности досмотра судна заявили транспортный прокурор Находки Денис Бабиков и начальник Дальневосточной оперативной таможни (ДВОТ) Сергей Мурашко (основная деятельность этой службы как раз выявление контрабанды)». Хотя Находкинский суд дело срочно закрыл, и судно спокойно покинуло порт, но дальнейший налаженный контрабандный поток мяса был перекрыт. А тут еще арест контейнеров «Сэнканта».

Как сообщает тот же «Русский репортер»: «Последним в декабре 2005 года безуспешно попробовал договориться с Бахшецяном «по-хорошему» начальник УФСБ ПК Алешин, который до этого руководил ФСБ в Находке. По словам Бахшецяна, он предложил ему «жить по-семейному», оформлять мясо под видом субпродуктов (пошлины в 4 раза дешевле), а самому получать за это долю в бизнесе… Конечно, он может сказать, что просто испытывал генерала. Проверял на честность, а рядового сотрудника для этого не пошлешь»…

Хозяева товара, контрабандисты, никого не интересовали. Всех интересовало только одно – вернуть товар.

ПРЕЗИДЕНТА ЗАКОНТРАБАСИЛО

В это время дело о лубянско-китайской контрабанде тихо сопело в конторе на Лубянке и никакими неожиданностями никому не угрожало. Но тут в Москве случилось весеннее обострение. Такая уж у нас страна – всегда есть желающие настучать даже на чекистов!

В СМИ заговорили, что контрабандисты во главе с ФСБ валят легкую промышленность. В ответ на это 10-11 апреля 2006 года президент Путин громогласно требует прекратить сливаться в «экономическом экстазе» таможенников и бизнес-структуры.

И вот с этого момента начинается интересный контрабандный синхрон-сериал. Сюжет один, но в Москве ставят одни эпизоды, а в Приморье – другие. Вроде того, как если бы, например, показывали «Мастера и Маргариту» по двум каналам: на 1 канале – только Воланда, а на втором – только Мастера. Так и по делу о контрабанде – лубянское лежит на Лубянке, а в Приморье заводят свое.

Через неделю после вспышки гнева президента, 18 апреля 2006 года, начальник УФСБ по Приморскому краю генерал-майор Алешин направляет прокурору Приморского края Аникину письмо (см. приложение 1 на сайте «АВ»): «В отношении признаков противоправной деятельности начальника ДВТУ Бахшецяна Э.А. …для принятия процессуальных решений». К письму прилагается три листа несекретных признаков преступления.

В тот же день, 18 апреля, прокурор Аникин получает это письмо и направляет в работу прокурору Радмаеву.

В конце апреля Бахшецян выезжает в Москву на совещание. Сразу вслед за его отъездом, 25 апреля в краевую прокуратуру вызывают его заместителя – Воробьева. В своей записке адвокатам в июле 2006 года (см. приложение 2 на сайте «АВ») Воробьев сообщает, что его принуждают дать показания против Бахшецяна. От этих слов Воробьев откажется, а также дезавуирует все свои первые показания, но сделает это значительно позже. Последняя версия показаний Воробьева изложена на стр. 72-85 приговора.

29 апреля в аэропорту задерживают Бахшецяна. В этот же день арестован и Воробьев. Президенту докладывают, что устранена первопричина контрабанды.

А уж после этого, где-то в середине мая, свои посты покидают три главных таможенника, включая и самого главу ФТС – Александра Жерихова. Его место занимает Андрей Бельянинов, «1957 года рождения, является выходцем из спецслужб. В 1978-91 годах работал во внешней разведке КГБ СССР. Во второй половине 1980-х годов занимал должность сотрудника советского посольства в ГДР» – «Труд».

Досталось малость и «бизнес-структурам»: лишаются своих мест три генерала ФСБ, два прокурора, пять оперативников МВД и четверо сенаторов, среди которых и положенец в СФ по Приморскому краю Игорь Иванов. Впрочем, все снятые были либо просто пересажены в другие кресла, либо отбыли за рубеж, как наш земляк Иванов. Посадок не было.

Сама ФТС выводится из Минэкономразвития Грефа и передается под прямое управление премьера. Премьером в 2006 году был Фрадков, экс-директор Службы внешней разведки России.

Был ли это передел между кланами «аккредитованного» при конторе на Лубянке контрабандного «клондайка» или попытка замять скандал? Неведомо. Известно лишь, что само дело о китайско-лубянской контрабанде по-прежнему оставалось в конторе на Лубянке. Потеряв трех генералов, опытные разведчики, видать, все же отбились от наезда дилетантов!

А перед президентом отчитались делом Бахшецяна?

КАК РАДМАЕВ РАЗДЕЛ ДЕЛО

Но все-таки процесс пошел. В июне освобожден от должности Генпрокурор Устинов, а 7 июля 2006 года отправлен на пенсию и сам Бирюков – главный манипулятор контрабандными делами. В отношении него началась проверка в связи с делом о контрабанде мебели, известном как дело «Трех китов». Впрочем, Бирюкова от этих «китов» благополучно умчали на север олени – он стал в декабре 2006 года сенатором в СФ от Ненецкого АО. У него там сейчас алиби по август 2010 года включительно!

Вскоре после увольнения Бирюкова, 15 августа 2006 года, загостившееся на Лубянке дело 18/377468-06 о лубянско-китайской контрабанде, хотя уже и без самой контрабанды, вернулось в Генпрокуратуру. А 21 сентября 2006 года это дело там соединили в одно с тем, что завел СК МВД. 27 октября того же года к этим двум делам присоединили еще одно по двум приморским таможням – Уссурийской и Гродековской.

Для расследования этого объединенного, теперь уже «трехголового» дела № 18/377468-06 в Генпрокуратуре под руководством следователя Наседкина создается специальная группа, представители которой выезжают в Приморье в начале ноября. Среди них – следователь по особо важным делам В.Н. Одноволик. С декабря 2006 года он проводит в Находке допросы свидетелей и подозреваемых. В ходе этих допросов всплывают интересные фамилии. Так, при допросе 16 марта 2007 г. в прокуратуре Находки свидетеля К. речь идет о Сырцове и Цай, которые одновременно проходят и по делу Бахшецяна.

Не проходит и трех недель после этого допроса, как 3 апреля 2007 года прокурор Аникин дает добро на постановление прокурора Радмаева об «отстегивании» Сырцова Г.Ф. и Цай Т. от дела Бахшецяна. Чтобы не сливать два дела в одно – лубянско-китайское и Бахшецяна?

В этом постановлении Радмаева говорится: «На основании собранных в ходе расследования доказательств начальнику Дальневосточного таможенного управления Бахшецяну Э.А. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 286 ч. 3

п. «в»; 188 ч. 4; ст. 286 ч. 1; 169 ч. 2; 285 ч. 1 УК РФ <…> Помимо этого, в отношении директора ООО «Ист-Рейл» Сырцова Г.Ф., специалиста отдела маркетинга ООО «Ист-Рейл» Силецкого С.А. и главного бухгалтера данной организации Цай Т. 27 декабря 2006 года вынесены постановления о привлечении их в качестве обвиняемых <…> Учитывая, что выделение уголовного дела в отношении неустановленных следствием лиц, а также обвиняемых Сырцова, Силецкого, Цай, Хан и Хон не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, руководствуясь ст. 154 УПК РФ постановил:

1. Выделить из уголовного дела № 7115 уголовное дело в отношении неустановленных следствием лиц, а также в отношении обвиняемых Сырцова Г.Ф., Силецкого С.А., Цай Т.,

Хон Я.В., Хан Е.Г. место нахождение которых не установлено…

2. Выделенному уголовному делу присвоить номер 930512».

Надо полагать, что все «неустановленные лица» тоже шли по делу 18/377468-06? Выходит, кто-то слил информацию Генпрокуратуры приморским прокурорам?

В результате, заявленное в ходе следствия по ст. 188 ч. 4 УК РФ (контрабанда, совершенная организованной группой) опасное преступное сообщество само собой распалось после «кастрации» Радмаевым списка контрабандистов! А заодно отпало и обвинение по статье 169 ч. 2 – воспрепятствование внешнеэкономической деятельности. Кому препятствовали-то, если в деле одни таможенники остались? Получается, что в суд прокуроры отправились с пустыми руками, но твердыми намерениями – дать десятку Бахшецяну.

МОСКОВСКИЙ СЦЕНАРИЙ

Между тем дело № 18/377468-06 о лубянско-китайско-находкинской контрабанде в Генпрокуратуре продвигалось, и в августе 2007 года Виктор Гринь, заместитель Генпрокурора, сообщил прессе, что руководство группой контрабандистов осуществляли экс-сенатор Игорь Иванов и депутат Приморского ЗАКС Геннадий Лысак. Генпрокуратура арестовала по этому делу десять человек, еще пятнадцать объявила в розыск.

Был такой поворот неожиданным для Лубянки или нет – неважно. Нежелательным, но не неожиданным. Главное – контора не растерялась. И в деле наступает неожиданный поворот, совсем, как в сказке про лубяную и ледяную избушки. Путин подписывает указ о создании Следственного комитета (СКП) при Генпрокуратуре, который начинает действовать через пару недель после заявлений Гриня, 7 сентября 2007 года.

Главой СКП назначается Александр Бастрыкин, сокурсник Путина и даже, вроде, староста группы! Ближайшим помошником Бастрыкина становится Нырков, генерал-майор ФСБ.

Дела по «Трем китам» и лубянско-китайской контрабанде передаются в этот комитет. Владимир Лоскутов, который вел дело «китов», в СКП принят не был, вскоре его отправили на работу в Ленинградскую область.

Не были приняты на работу в новое ведомство В. Наседкин, руководивший расследованием дела о контрабанде, и еще с десяток следователей из его группы. Остались за бортом СКП даже С. Иванов, руководитель управления по расследованию особо важных дел, и его заместитель А. Майоров, также курировавший «контрабандное» дело.

Недавно на сайте Компромат.ру было опубликовано письмо следователя Вадима Багатурии. В составе группы Наседкина он расследовал один из эпизодов по лубянско-китайской контрабанде.

Как сообщает Багатурия в своем письме, по оперативным сведениям следственной группе стало известно, что организаторы «канала» – бывший сенатор И. Иванов и приморский депутат Г. Лысак – выделили бюджет в размере примерно 1 млн долларов США для обеспечения юридической защиты себя и других фигурантов. По версии следствия на эти деньги руководители ОПС из-за рубежа нанимают адвокатов для его арестованных членов, и защитники уговаривают обвиняемых дать показания в интересах экс-сенатора Иванова и депутата Лысака.

При этом самим арестованным контрабандистам услуги адвокатов ничего не стоят, и во все время содержания под стражей членам их семей выплачивается денежное довольствие, сравнимое с их прежним заработком на «канале». Основное, что от них требовалось – молчать.

По словам Багатурии, адвокаты у всех обвиняемых по делу были одни и те же, как и методы, которые они применяли на следствии: «Мой клиент ничего не видел, ничего не знает, вот вам диск с его показаниями, ничего другого сообщить не можем».

Среди непосредственных соучастников контрабандного канала в разработке у следователя Багатурии оказался гаишник Богородицкий, который отвечал исключительно за территорию «Черкизона» и подъездные пути к нему. Через него контрабандисты решали вопросы с режимом беспрепятственного проезда своих грузов от мест вывалки на железной дороге до складов на территории «Черкизона».

Адвокатами Богородицкого были мать и сын Терещенко, которым вскоре тоже было предъявлено обвинение. Адвокаты, согласно оперативным данным, получили на «защиту» милиционера примерно $100 тысяч. И на эти деньги пытались подкупить ряд свидетелей по делу из числа подчинённых С. Богородицкого.

Далее Багатурия сообщает в своем письме: «В первый рабочий день СКП, дела в отношении С. Богородицкого, а также в отношении Терещенко были переданы новым руководителем ГСУ (Главное следственное управление) СКП – Д. Довгием для производства расследования следователю по ОВД – А. Богдановичу.

Поскольку оба последних эпизода фактически расследовал я, мне поручили подшить, пронумеровать и по описи передать эти дела от В. Наседкина А. Богдановичу.

При этом, для меня стало полной неожиданностью высказывание последнего о том, что «составов» в них нет, и их следует прекратить».

После того, как дело у Багатурии забрали, «составов» в нем, действительно, не нашлось. Адвокатов освободили, и дело в отношении их прекратили «в связи с деятельным раскаянием». Взамен в СКП на самого следователя Багатурию, видимо, чтобы он «много не пылил», завели уголовное дело, обвинив его в вымогательстве взятки $250 тыс. у адвоката Людмилы Терещенко. Но пообещали перевести его в разряд свидетелей, если он даст нужные показания на Иванова и Наседкина. Багатурия переходить из следователей в свидетели отказался, и в СКП больше не работает, предпочел остаться обвиняемым. Но до суда на сегодняшний день его дело пока не дошло, Генпрокуратура не дает добро.

Надо сказать, что в эту адвокатскую схему защиты контрабандистов, изложенную Багатурией, хорошо укладывается, с моей точки зрения, дело Бахшецяна.

ПРИМОРСКИЙ СЦЕНАРИЙ

2 августа 2006 года советник юстиции Царакаев допросил 23-летнего Васича, специалиста отдела маркетинга ООО «Ист Рейл». Как выяснилось позже, в ходе судебного разбирательства, именно этот молодой человек готовил фальшивые таможенные документы для фирм «Сэнкант», «Фрибур» и «Аргау», ставя подписи за фиктивных директоров этих фирм.

На допросе 2 августа Васич сообщил, что летом 2005 года к нему в кабинет пришел замначальника ДВТУ Воробьев, и предложил неплохо заработать, оформляя документы на определенные фирмы. Этими фирмами оказались те самые «Сэнкант», «Фрибур» и «Аргау». И Васич принялся работать за вознаграждение, сумму которого не сообщил Царакаеву.

А на допросе 20 декабря у того же Царакаева Васич от своих показаний насчет прихода к нему Воробьева отказался. Зато выплыла интересная подробность. Оказывается, у Васича была фотка Воробьева. На предмет подготовки Васича к опознанию Воробьева? Дело в том, что эту фотку у него изъяли при обыске в СИЗО 23 августа (протокол допроса от 29 августа сотрудника ФГУ ИЗ 25/1 ГУФСИН ПК Леонида С.). Как сообщил Васич Царакаеву на допросе 20 декабря, эту фотку ему дал адвокат Б., который в протоколе от 2 августа значится адвокатом Васича от адвокатской конторы, известной во Владивостоке, как адвокатура Лысака.

Кроме адвокатской линии, идущей в унисон с письмом Багатурии, показания Васича интересны, с моей точки зрения, вот еще почему. В своих заметках, опубликованных в Интернете, Бахшецян сообщает: «С апреля 2006 года Воробьевым было изложено пять версий событий… Четвертая версия, рожденная 10.10. 2006 года в ходе беседы в тюрьме Воробьева с П., сотрудником УФСБ, в которой показания начинают приобретать нужную следствию направленность… И наконец, в судебном заседании 18.02.2009 года он заявил, что преподносит истину в последней инстанции».

Если Воробьев не давал показаний против Бахшецяна почти полгода, то вправе предположить, что Васича пытались использовать для давления на Воробьева, которго он в глаза не видел. Иначе зачем нужна фотка? А когда Воробьев стал давать правильные показания, то Васич от своих летних признаний отказался. Или есть другие соображения?

Проигнорировав в деле Бахшецяна показания многих неправильных свидетелей, суд принял во внимание лишь правильные показания. Все они основывались на показаниях Воробьева о том, что Бахшецян устно с глазу на глаз дал ему инструкции о минимизации таможенного контроля «Сэнканта», «Фрибура» и «Аргау», а также два листка с реквизитами этих фирм. А дальше эти сведения, как в игре в испорченный телефон, устно передавались таможенникам по иерархии. И еще ксерокопии двух листков с реквизитами этих трех фирм.

Вот, собственно, и все, чем располагал суд против Бахшецяна. Дальше шел допрос свидетелей, из которых одни слышали про приказ «закрывать глаза» на три фирмы, а другие не слышали. Суд принял во внимание только показания слышавших.

ГЛАВНОЕ ДЛЯ ЧЕКИСТА – СПАСАТЬ АГЕНТУРУ

В то же время дело 18/377468-06 по лубянско-китайской контрабанде, исходя из комментариев депутата Госдумы Хинштейна, СКП валит на корню. Генеральная прокуратура утратила свое влияние на это расследование.

Зато отношения между СКП и самой Генпрокуратурой, похоже, и сами требовали вмешательства третьей силы. После того, как в СКП отказались взять практически всю группу Наседкина, Генпрокуратура запросила СКП, сколько там работает кадровых сотрудников ФСБ и их послужный список. Не верят, что ФСБ прислала на подмогу лучшие кадры? Чем им плох Юрий Нырков, который ранее возглавлял управление кадров ФСБ? Или другой зам Бастрыкина – Александр Сорочкин, который по сведениям МК.Ру возглавлял СИЗО «Лефортово».

Но чекист удар держать умеет! Надо полагать, в ответ на наезд Генпрокуратуры СКП сходил в Кремль за суверенитетом, и взял его там столько, что бывший руководитель Главного следственного управления (ГСУ) СКП Довгий вскоре искренне пожалел об этом. Когда арестовали его самого, аппелировать к Генпрокуратуре он не мог из-за этого самого «суверенитета». И ему припаяли 9 лет реального срока. Хотя закрыли его, как утверждают знатоки закулисья, не за делишки, на которых он открыто попался, а за то, что по-тихому уйти не захотел и пожаловался в Кремль на самого Бастрыкина!

В интервью «МК», которое Довгий дал уже после своего увольнения из СКП, он  рассказал, что ему приходилось по распоряжению Александра Бастрыкина заниматься возбуждением уголовных дел без каких-либо оснований. В частности, таким образом, по его словам, было возбуждено уголовное дело в отношении генерала ФСКН Александра Бульбова, который занимался оперативным сопровождением при расследовании дел «Трех китов» и о китайской контрабанде. Но Генпрокуратура не подтвердила наличие у нее секретных доносов от Довгия на незаконные действия Бастрыкина.

ПОСАДКИ ЕСТЬ, ВЗЛЕТА НЕТ

Судья Ветохин огласил приговор по делу Бахшецяна через три недели после того, как Путин спросил, «где посадки». Надо полагать, перед Путиным опять отчитались посадкой генерала. Точно, как и в первый раз в 2006 году, отчитались его арестом. Интересно, если Путин в третий раз о контрабанде спросит, Бахшецяна по новой судить будут, как Ходорковского?

Знатоки высокой политики, т.е. закулисных интриг утверждают, что Путин очень осерчал на Бахшецяна, что, якобы, и было учтено при вынесении приговора генералу.

По их убеждению, Бахшецян не ко двору дал в середине мая 2009 года пресс-конференцию. У Путина именно в это время была сильная головная боль. Владелец «Черкизона» Тельман Исмаилов сбежал навсегда в Турцию со всеми ключами, паролями и явками. А кому нужен рынок – без ключей, паролей и явок? Только на снос! А тут еще Бахшецян всему свету рассказал про контрабанду. Вот вроде Путин осерчал и сказал приватно, что генерала наказать надобно. Слух, конечно, к делу не пришьешь, но генерала, действительно наказали.

Что касается успехов трудящихся самой Лубянки и ее «филиала» при Генпрокуратуре, то за годы их корпоративной работы дело о семи тысячах вагонов китайско-лубянской контрабанды все еще не дошло до суда. Хотя искать, вроде, уже решительно нечего, поскольку уже и самого «Черкизона», куда поступала на реализацию контрабанда, тоже нет.

Что касается «главных» контрабандистов Лысака и Иванова, они сняты с международного розыска. Недавно Геннадий Лысак дал интервью, где сочувственно отозвался о деле Бахшецяна, мол, ни за что закрыли генерала. Сам себя Лысак тоже представляет невинной жертвой клеветы злобных журналистов. Конечно, Лысак со всеми его ключами, паролями, явками – «национальная ценность». Но всё же, поверить в то, что один этот человек с пересаженным сердцем руководит из Кореи в контрабандной схеме и чекистами, и прокурорами, и таможенниками, сложно.

Впрочем, дело не в том, кто руководит контрабандистами, а в тех, кто их ищет. Их не ищет никто, слишком срослись они все. И на сегодняшний день главные контрабандисты и их высокие крыши прикрылись Бахшецяном, как живым щитом.

Но не все так мрачно. Решением Европейского суда бывшая судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина может получить компенсацию в размере 10 тысяч евро. В мае 2004 года квалификационная коллегия лишила ее звание судьи. Поводом для такого решения послужило заявление Кудешкиной на одной из радиостанций, что председатель Мосгорсуда Ольга Егорова оказывает на нее давление, требуя вынести обвинительный приговор по делу следователя СК МВД Павла Зайцева, обвинявшегося в превышении должностных полномочий при расследовании уголовного дела о контрабанде.

Надежда Алисимчик.


Другие статьи номера в рубрике Экономика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100