Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 46 (765) от 14 ноября 2007  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Вселенная

Ландыши для мирей матье

Маргарита ПАРХОМЕНКО

Вместо предисловия
4 ноября, в день праздника Казанской Божьей Матери, на острове Русском стояло благодатное «бабье» лето. Я шла к монастырю мимо многоэтажек и строительного мусора, по пыльной дороге, минуя обшарпанное здание школы № 20. Мне хотелось снять монастырь с холма, заросшего лесом. Тишина и умиротворение в природе.

Я и не заметила сначала двух симпатичных подружек, которые сидели на бревне и, как говорят по-простому, «квасили» - в руках у них были большие пластмассовые стаканы с пивом. И вдруг я спрашиваю:

- Вы знаете певицу Мирей Матье?

- Нет.

- А Джо Дассена.

- Нет.

И я решила рассказать о великой французской певице Мирей Матье, нашей современнице, которая в свои 19 лет высоко взлетела, так как умела мечтать, чтобы стать «рыцарем французской песни».

Мирей по-французски – Чудо!

В чем, в чем, но в постоянстве Мирей Матье отказать нельзя: неизменная прическа а ля Жанна д‘ Арк, черное аскетическое платье изысканной линии и крестик. «Стиль – это человек» - говорят французы. В России она была несколько раз, а в этом, 2007 году – юбилейное пребывание – 40 лет.

Впервые она прилетела в Москву в 1967 году. Верьте - не верьте, ее никто не встретил. 85 артистов парижской «Олимпии», на сцену которой с трудом попадали мэтры мировой эстрады, во главе с прославленным Бруно Кокатриксом, сидели в аэропорту на своих красивых чемоданах и ругали Госконцерт. Просто автобус, который сохранился «со времен революции», опоздал.

Когда Мирей спрашивают о ее первом выступлении в России, то есть в Советском Союзе, она неизменно отвечает: «Уж не знаю, почему, но ваша публика сразу прониклась ко мне симпатией, которая затем переросла в любовь. Композитор Франсис Лей считает, что в вашей столице есть особая энергетика, которая побуждает творить».

В 1967 году Мирей во Франции не знали еще хорошо, а звездой она сразу стала именно СССР. И у нее свое осознание этого потрясающего момента.

«Каждый раз, приезжая в Москву, я, правоверная католичка, обязательно хожу в одну и ту же православную церковь Святого Николая Угодника и приношу цветы. У меня там знакомый священник. Однажды, когда я была в этой церкви, в ней шло венчание, я пожелала счастья молодоженам. Они пригласили меня на свадьбу, где я произнесла тост за любовь и спела «Очи черные» по-русски».

У Мирей много поклонников и среди сильных мира сего, например, Жак Ширак.

«Я познакомилась с ним,- рассказывает Мирей, - когда он был еще мэром Парижа. Став президентом, он произвел меня в «рыцари ордена Почетного легиона». Думаю, что ему нравятся мои песни».

Она знакома со многими королями и королевами, президентами и премьерами, но с Папой Римским Иоанном Павлом II ее связывали особые отношения.

“Я так плакала, когда умер Святой Отец. Я пошла в польскую церковь в Париже и молилась за упокой его души. Вместе с мамой и сестрой я встречалась с ним три раза. Я никем никогда так не восхищалась, как Иоанном Павлом II.

В одну из моих поедок в Москву, мне сказали, что со мной хочет познакомиться знаменитый русский художник Илья Глазунов, которого я раньше не знала. Я отправилась к Илье в гости. Он написал мой замечательный портрет и подарил самовар, который я храню у себя дома...

Из России у меня хранятся иконы, картины, куклы, матрешки и еще много подарков, которые дарят мне русские. Со своими друзьями всегда отмечаю русский Новый год по Старому стилю на Монмартре.”

“Через тернии к звездам”

История карьеры Мирей Матье трогательна до слез. Мими (так Мирей называют домочадцы) родилась на юге Франции в Авиньоне, городе прославленных театральных фестивалей. У ее родителей, каменотеса Роже и домохозяйки Марсель, было четырнадцать детей. Долгие годы каждый франк был на счету. Экономили на всем, вплоть до спичек. Мими с 13 лет работала на фабрике, которая занималась производством конвертов.

Большая семья, семь девочек и семь мальчиков, с родителями жила практически в бараке. Когда на улице было холодно, они мерзли, ибо комната отапливалась обыкновенной печкой. «Мы были очень бедными, но мне казалось, что наша любовь друг к другу помогала нам переносить все лишения», рассказывает Мирей.

Мими было 15 лет, когда семья, наконец, сменила деревянный барак с протекающей крышей на пятикомнатную квартиру. Вспоминая детство и отрочество, самым чудесным днем в своей жизни, Мирей называет тот, когда она впервые приняла душ – настоящий, а не из садовой лейки. Когда к начинающей певице придут первые успехи, некоторые журналисты будут жестоки, порой безжалостны к «красивой кукле с фарфоровыми щечками». «Меня называли идиоткой, которая не умеет даже говорить,» - вспоминает Мирей. «Я пыталась объяснить, что мне пришлось уйти из школы в 13 лет, и потом не было времени учиться. Чтобы помочь семье, я и устроилась на фабрику».

1965 год – судьбоносный в жизни Мирей Матье. Она представила родной Авиньон в национальном телевизионном конкурсе «Игра случая» с песней из репертуара великой Эдит Пиаф. И произошло чудо – она победила! Она стала первой в свои 19 лет! После триумфа Мирей получила приглашение в легендарную «Олимпию», и Бруно Кокатрикс позже воскликнет: «Карьера Мирей Матье - самая удивительная из всех, что я знаю». Еще бы, в 1966 году всего за полгода будет распродан миллион ее пластинок!

Мими утверждает, что своим фантастическим успехом она обязана Джонни Старку, он стал не только её продюсером, но и вторым отцом. «Джонни Старк был ко мне очень требователен, даже жесток, настоящий тиран. И я ему благодарна за это признается певица. Он учил меня петь сердцем.”

На записи песни «Да, я верю», возведший ее в ранг звезды, импресарио то и дело ее останавливал: «Стоп, Мирей! До чего же ты холодна. Где твои слезы? Где твой восторг?» И она плакала и смеялась, стоя у микрофона.

В стране сплошных атеистов

Вернемся в 1967 год, ее первым гастролям в СССР. После столицы французский Мюзик-холл проследовал в Ленинград и Казань. В Северной Венеции было слякотно и ветрено. Премьеру песни «Когда рассвет, товарищ?», написанную Полем Мориа во время этих гастролей, снимали на «Авроре». Я помню эти кадры – хрупкая девчушка ходила по указанию режиссера, по палубе крейсера ёжась от холода.

Парадокс – католичка Мими опасалась ехать в страну разрушенных церквей и сплошных атеистов, а песню снимали на революционном крейсере «Аврора». И ее чистый, звонкий голос потрясающей красоты и обаяния реял над широкими просторами Невы.

Из Ленинграда, холодного и дождливого, артисты приехали в Татарию, где стояла страшная сорокоградусная жара. В Казани Мими заболела ангиной. Отменить концерты? Невозможно - все билеты во Дворец спорта раскуплены. Когда-то Брижит Бардо сказала: «Работай или сдохни – вот изнанка нашего ремесла». Малышка Мирей работала каждый вечер, а днем лежала в гостиничном номере и набиралась сил.

Через десять лет она будет петь в Большом театре, сцена которого была закрыта для эстрадных примадонн, а еще позже она примет участие в концерте на Красной площади, исполняя «Марсельезу».

В конце концов, она стала настолько популярной во Франции, что наряду с Брижит Бардо и Катрин Денев, ее избрали для бюста Марианны – символа Франции.

И Мирей удивляется, почему ее, крошечную француженку ростом в 1 метр 53 сантиметра, выбрали символом целой нации.

Мирей Матье однажды спросили, что она делает с теми букетами цветов, которые ей так щедро дарят в России? «Часть цветов я отношу в церковь, а остальные везу с собой во Францию, где моя сестра их засушивает. Я их храню в своем зимнем саду или отношу в небольшую парижскую церковь Сен-Филипп-дю-Руль, где украшаю ими портрет Святой Риты, которую люблю больше всех святых».

«Я вступила в мир песни, как вступают в монастырь».

Случайности в жизни нет, все в воле Божьей. Родившись в многодетной семье, она росла в нищете, но, тем не менее, в любви и нежности. Трогательный факт: Мирей в многочисленные гастроли берет свою мамочку Марсель, как верного ангела-хранителя.

Она могла бы петь всю жизнь в церковном хоре, но Небо определило ей особый путь. Девушка, которая не училась в музыкальных училищах и консерваториях, поет классические вещи Альбинони, Моцарта, Доницетти, не говоря об эстрадном репертуаре, который звучит на 12 языках, включая русский, немецкий, английский, испанский, китайский и японский. А благодарная публика дарит ей бесконечные букеты, сотканные из роз и лилий.

Но однажды ей подарили ландыши, которые она особенно выделила, так как во Франции их нет.

Ландыши – любимые цветы Петра Ильича Чайковского. В Музее, созданном Ильей Глазуновым, рядом с Храмом Христа-Спасителя я увидела потрясшую меня картину художника: сквозь мощный асфальт пробился хрупкий, сияющий цветок – ландыш, и круг замкнулся. Чайковский, Глазунов, Матье.

Ничто не случайно в этом мире. И слава Богу!

Маргарита ПАРХОМЕНКО
Париж-Владивосток


Другие статьи номера в рубрике Вселенная:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100