Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 37 (756) от 12 сентября 2007  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Политика

Не говорите красиво, господа

Валерий КУЦЫЙ

Больше полувека занимаюсь журналистикой, но до сих пор часто случается, что уже после того, как мой материал появился в газете, хватаюсь за голову: опять не сумел вразумительно выразить свои мысли, найти убедительные аргументы, опять не добился той простоты и ясности изложения, которая должна быть идеалом для каждого пишущего (а в моем положении – диктующего) человека.

И пусть даже большинству читателей публикация понравилась, я-то лучше всех вижу ее недостатки. Ладно, думаю, этот поезд ушел, и его не догнать, зато следующий материал сделаю – пальчики оближешь. А со следующим чаще всего случается то же самое, и опять остается ощущение подобное тому, как если бы ты собрал на торжество друзей и вместо 40-градусной угостил их водичкой из-под крана.

Особенно мне не по душе пафос – и у себя, и у других. Можно было бы сказать, что имею в виду так называемый «ложный пафос», но дело-то в том, что ложный он почти всегда, ибо его предназначение – представлять черное в качестве белого или морочить людям головы недостижимыми целями вместо того, чтобы дать им возможность жить действительно достойно, по-человечески.

У меня до сих пор в ушах звенят лозунги: «Наша цель – коммунизм», «Вперед, к победе коммунизма!», а также обещания вроде того, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». А людям всего-то и нужны были мир на земле без гибели наших ребят во всяческих «горячих точках», хорошие промтовары и продукты питания без унизительного их «доставания» или многочасового стояния в очередях, право иметь негативное мнение о мудрой политике партии и правительства, вообще право жить так, как считаешь нужным, если при этом не нарушаешь закона.

Могу предложить читателям политическую формулу собственного изготовления: коммунизм – это сказочка для бедных; капитализм – это рай для богатых; верховенство бюрократии, какое мы имеем сейчас, - это и не коммунизм, и не капитализм, а всесилие продажных политиканов и беспримерно коррумпированных чиновников, которые процветают на фоне глубочайшего расслоения между богатыми и бедными в нашей стране.

Возвращаясь к разговору о пафосе, хочу обратить внимание читателей на одно обстоятельство. Играя в трагедии, древнегреческие и древнеримские актеры, чтобы стать выше ростом и усилить этим торжественность произносимых монологов, надевали специальную обувь на невероятно толстой подошве – котурны. Отсюда пошло ироническое «вещать, встав на котурны», то есть говорить напыщенно, выспренно.

Не все, вместе с тем, так уж однозначно – мне, например, кажется, что неприятие Львом Николаевичем Толстым драматургии Шекспира и Чехова из-за ее якобы ходульности следует отнести к причудам классика. Если исходить из категорического отрицания пафоса, то как оценить стихотворение «Пророк» Пушкина, как отнестись к его «Я памятник воздвиг себе нерукотворный…»? Здесь я намерен привести пару цитат. Делаю это, как обычно, по памяти, а потому прошу прощения за возможные неточности. Вот фрагмент из «Гренады» Михаила Светлова:

Мы мчались, мечтая
Постичь поскорей
Грамматику боя -
Язык батарей.
Восход поднимался
И падал опять,
И лошадь устала
Степями скакать.
Но “Яблочко”-песню
Играл эскадрон
Смычками страданий
На скрипках времен...

Сплошной пафос, сплошные красивости, а как здорово! И это о гражданской войне, когда брат шел на брата, когда жизнь человеческая теряла всякую ценность, потому что и у тех, и у этих была своя правда, а земля, родина – у всех одна, и поражение было равносильно потере ее. Все это с пронзительной ясностью отразилось в очень жестких и очень пафосных строках поэмы Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки»:

Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.
Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.

Сегодня можно разделять или не разделять позицию авторов, соглашаться или не соглашаться с ними в оценке событий, но нельзя не признать, что «высокий штиль» ничуть не помешал им блестяще передать революционную романтику тех лет. Они писали о том, во что верили, писали сердцем, честно, без фальши.

И совсем по-другому я воспринимаю песню «Широка страна моя родная» из кинофильма Григория Александрова «Цирк». Фильм, безусловно, талантлив, песня – тоже, но и то, и другое представляется мне талантливой ложью. Уже прошла насильственная коллективизация с закабалением крестьянства, уже развернулись после убийства Кирова судилища над «врагами народа», уже, словно гигантский спрут, окутывает страну своими щупальцами ГУЛаг…

Так как же относиться к тому, что в 1936 году в канун кровавых 37-го и 38-го с киноэкрана бодро и радостно зазвучало: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек»?

Фальшивый пафос, выпестованный и поощряемый государством, отнюдь не безобиден. По мере распространения, которое ему обеспечивают зависимые от властей средства массовой информации, он неизбежно трансформируется в культ личности, культ «вождей» на всех уровнях. Надо ли говорить, насколько это опасно, и не только из-за того, что слабенький голос критики, пытающийся указать на ошибки или предостеречь от них, заглушается мощным восхвалительным хором, куда как более приятным для начальственного уха.

Не меньшую, а может, и большую опасность я вижу в слишком короткой дистанции от усилившегося в последнее время контроля властей за телерадиоэфиром до диалога с демонстрантами посредством милицейских дубинок, нареченных в народе «демократизаторами», а там, глядишь, и до возврата к лагерной системе рукой подать… Вот уж чего не хотелось бы. Точно так же, впрочем, как и любых других социальных катаклизмов – голубой мечты разнокалиберных экстремистов.

Недавно «АВ» опубликовали мой материал «Будем знакомы, господин президент!», где шла речь о недостатках и достоинствах нынешнего главы государства и о тех из них, какие хотелось или не хотелось бы видеть у нового, которого нам предстоит избрать в 2008 году. Повторяться не стану, замечу лишь, что за последнее время, по мнению многих аналитиков, и без того высокий рейтинг Путина еще больше вырос. Удивляться тут нечему: президент сделал несколько удачных шагов, главными из которых я считаю заметное усиление борьбы с коррупцией, победу Сочи при выборе места проведения Зимней Олимпиады 2014 года, принимаемые меры для экономического и социального развития Приморского края и всего Дальнего Востока, существенные сдвиги в области авиастроения, военной промышленности и т.д.

К сожалению, во всем, что касается уровня жизни населения, мы как отставали, так и продолжаем отставать от наиболее развитых стран. Москва не в счет – она по сути являет собой другое государство, граждане которого за никому не известные заслуги отмечены повышенным благосостоянием. Как-то я собственными ушами слышал по Российскому радио, что мало кто из москвичей с энтузиазмом воспримет предложение работать за 800 долларов в месяц.

Для большинства владивостокцев, уже не говоря о жителях приморской глубинки, такое предложение показалось бы фантастикой. Что касается поставленных на грань выживания пенсионеров, обманутых и обобранных родным государством, то их и в ближайшей перспективе не ждет ничего хорошего. И потому, наверное, вокруг только и слышишь в адрес президента, правительства и партии власти: «Ура!», «Одобряем!», «Поддерживаем!».

Ох, эта привычка всемерно поддерживать и единодушно одобрять… 70 лет нам ее прививали, да так привили, что избавиться не можем. Не только по отношению к главе государства. Не обходим мы «ураканьем» и лиц рангом помельче. Вспоминаю, как иные наши местные журналисты старательно облизывали Евгения Наздратенко в бытность его губернатором, а он в ответ одарял своих трубадуров руководящими постами, которые кое-кто из них занимает и поныне.

Правда, теперь они с тем же усердием делают книксены перед губернатором Дарькиным. А Сергей Михайлович, по моим наблюдениям, хотя и превосходит Евгения Ивановича по всем параметрам, за исключением разве что артистических способностей, тоже не прочь погреться в лучах общественного признания. Уместно спросить: а что будет, если президент назначит (именно назначит – я настаиваю на этом слове) нового губернатора? Да то и будет, что с нынешним – в ЗакСе послушно изберут, благонамеренные СМИ подсадят на пьедестал и начнут целовать во всевозможные места.

У меня не раз был случай убедиться, что многие коллеги неуклонно придерживаются правила, четко изложенного моим командиром отделения младшим сержантом Бербеницким: «Запевать в строю надо не ту песню, которая тебе нравится, а ту, которую хочет услышать командир». Вспомните, как дружно воспевали благонамеренные СМИ владивостокских мэров – и Константина Толстошеина, оставившего о своем правлении память в виде котлована возле Дома строительных организаций; и Юрия Копылова, который некогда потешал по вторникам радиослушателей, а теперь перепрофилировался на объяснения в зале суда; и Владимира Николаева, молодого орла, сидящего ныне за решеткой в темнице сырой.

Единственным мэром, которого благонамеренные не подвергли облобызанию, а скорее даже наоборот, был Виктор Черепков, но это особый случай, и в тему нашего разговора он не вписывается.

Зато скоро, по всей видимости, нам предстоит избрать нового городского голову Руслана Кондратова, добрейшей души человека, готового, по сообщениям прессы, снять с себя и отдать ближнему последнюю рубашку. Информации о благотворительности этого предпринимателя по мере приближения выборов становится все больше, коллеги отражают его деяния на ниве филантропии с таким упоением, с таким пафосом, что невольно припоминается насмешливая фраза Базарова из тургеневских «Отцов и детей»: «Друг Аркадий, не говори красиво».

Иногда неумеренные похвалы обращают в прошлое, имея целью подмалевать радужными красками портрет той или иной исторической личности. Именно так я воспринял прошедшие по центральным телеканалам две передачи о маршале Буденном. Отдаю должное Семену Михайловичу – чтобы стать полным Георгиевским кавалером царской армии, надо было действительно быть отчаянным храбрецом, и командовать в годы гражданской войны Первой конной тоже смог бы не всякий.

Но позже, когда наступило время технического перевооружения войск, когда изменилась тактика и стратегия боевых действий, оказалось, что специальных знаний у Буденного, как и у его соратника по гражданской Ворошилова, маловато, представления их о войне не просто устарели, а стали помехой для реформирования советских Вооруженных Сил. Это стало ясно уже на первом этапе Великой Отечественной, и Сталин, несмотря на покровительственное отношение к обоим, вынужден был отстранить их от руководства войсками.

Поэтому ничего, кроме смеха, не могло вызвать прозвучавшее в одной передаче утверждение, что не признанный военный теоретик Тухачевский, а беспомощный в стратегических вопросах Буденный ратовал за создание крупных танковых соединений.

Ну да, в коневодстве Семен Михайлович разбирался, как никто другой. Однако к числу эрудитов в области культуры вообще и литературы в частности его, к сожалению, вряд ли можно было отнести. Характерна в этом отношении история с книгой Исаака Бабеля «Конармия», вышедшей в середине 20-х годов. Прочитав ее, Семен Михайлович возмутился и заявил, что это клевета на Первую конную. Разразился скандал. Для писателя это могло обернуться неприятностями, но за него вступился Горький, который дал произведению диаметрально противоположную оценку.

А в конце 30-х Бабеля арестовали как «врага народа», и существует версия, что тот давний случай в этом тоже сыграл свою роль. Горького к тому времени уже не было в живых, да и вряд ли он сумел бы теперь чем-либо помочь, и по одним сведениям, в 40-м, по другим – в 41-м году Бабеля расстреляли. Полагают, что Буденный до выхода в свет «Конармии» вообще ничего не знал о нем, уже широко известном писателе, авторе популярных «Одесских рассказов». Существует даже анекдот, согласно которому когда Семена Михайловича спросили, нравится ли ему Бабель, он, подкрутив свои знаменитые усы, вдумчиво ответил: «Смотря какая». По-моему, ничто у нас так не отражает истинное положение дел, как анекдоты.

Валерий КУЦЫЙ.

P.S. Ура! С 1 сентября в стране резко возрос минимальный размер оплаты труда. Теперь он составляет аж 2300 рублей. Говорят, больше всех обрадовались повышению проголосовавшие за него депутаты Государственной думы. Почему обрадовались? Потому, что благодаря депутатскому иммунитету никто не заставит их самих жить на такую зарплату.

В.К.

Рисунок Евгения Меркурьева.


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100