Главная страница Экономика Насильно мил не будешь

Насильно мил не будешь

08.09.2021
Ольга Купчинская.

Когда верхи посещает «белочка», к низам приходит Амба…

фотоАмба – так называли коренные жители Приморья, гольды, грозных и непредсказуемых властелинов тайги – тигров.

Но теперь-то мы с вами понимаем, что «белочка», которая порой наносит визит к некоторым высокопоставленным управленцам, куда опаснее.

Вот, например, решили некоторые деятели догнать и перегнать Америку и прочие страны ЕС по производству свинины.

Сказано – сделано! В прошлом году Россия обогнала Бразилию и вышла на 5-е место в мире (после Китая, США, Германии и Польши).

Прикол в том, что в развитых странах уже отказываются от промышленного свиноводства, отдавая предпочтение более качественному мясу. Говядине, например.

Однако, по нашему мнению, наши коммерсанты не желают знать ничего, кроме сиюминутной выгоды, с маниакальным упорством продолжают строить громадные свинарники без нормальной утилизации отходов, загрязняя землю, воздух и водные источники свиным навозом, который по токсичности не уступает ртути (!).

Недавно Общественная палата РФ обратила внимание правительства на экологические риски, которые несёт свиноводческая отрасль. Речь идёт о крупных комплексах, которые, считаем, губят природу и делают жителей окрестных населённых пунктов заложниками жадности их хозяев. Об этом «АрсВест» рассказали в статье «Если нелно очень хочется, то – можно?» (№ 28 от 14-20 июля 2021 г.).

Однако реформаторский зуд не утихает.

СПУТНИК. ПОЧЕМУ НЕ «НОВИЧОК»?

Недавно министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков заявил в интервью РБК о планах по созданию в Приморье мега-города. По его словам, это возможно при объединении Владивостока, где проживают примерно 600 тысяч человек, с Артёмом, население которого насчитывает чуть более 100 тысяч. Город-мечта должен стать третьим по привлекательности в России после Москвы и Санкт-Петербурга.

– Мы всерьёз просчитываем бизнес-модель такого города-спутника, который мог бы и называться Спутник. Это слово, известное во всём мире, как момент высочайшего триумфа советской науки, связано с запуском первого искусственного спутника Земли в октябре 1957 года. Это именно то, что нам сейчас нужно, – фантазирует новый господин Чекунков.

Персона. 40-летний уроженец Беларуси, сын дипломата Алексей Чекунков в 2001 году окончил факультет международных отношений МГИМО. Работал в инвестиционной группе компании АЛРОСА, в российско-американском фонде прямых инвестиций Delta Private Equity. С 2006 года занимал должность управляющего директора в Объединенной золотой компании. С 2009 года руководил собственной инвестиционной компанией New Nations Capital. В 2011–2013 годах был директором и членом правления Российского фонда прямых инвестиций, отвечал за инвестиции в здравоохранение, энергосбережение, сырьевой сектор, а также за создание Российско-Китайского инвестиционного фонда.

Лично мне, в отличие от «начальника Чукотки», выросшей в Приморье, по роду работы находящейся среди людей, знающей их чаяния, кажется, что нам нужно несколько иное: работа с достойной оплатой, уверенность в завтрашнем дне. Тротуары, по которым можно пройти без риска сломать шею. Дома, где не текут крыши и не обваливаются стены. Ценники в магазинах, от которых не бросает в дрожь. Тарифы на ЖКХ, не опустошающие кошелёк…

И – о, да! – я хорошо училась в школе, и потому помню одного литературного героя – Манилова, с его несбыточными прожектами, и не менее известного реального персонажа – князя Потёмкина-Таврического, который показал Екатерине II во время её поездки в Крым в мае 1787 года процветающие деревни, которые на деле оказались бутафорией.

Люди бегут из Приморья. Численность постоянных жителей региона в 2019 году сократилась на 4 858 человек. По данным Росстата за 2019 год, край оказался по этому показателю на третьем месте среди регионов Дальнего Востока. Как, впрочем, и по заболеваемости туберкулёзом.

Спасский район, например, в 2018 году по разным причинам потерял 1000 человек. Смертность превышает рождаемость, молодёжь детородного возраста уезжает на учёбу и в поисках работы в города. В когда-то крупном селе Духовском осталось лишь десять молодых семей с детьми. Если так пойдёт и дальше, через три десятилетия район исчезнет!

В сёлах – ни работы, ни жилья, ни прочего соцкультбыта. Всё, что создано десятилетиями трудом многих поколений, за минувшие двадцать лет уничтожено. Нет достойного уровня жизни и реальных перспектив. Отсюда и результат.

Правительство предлагает выход – ипотеку под 2% и «дальневосточный гектар». Похоже на лечение инфаркта настойкой боярышника. Вреда нет, но и польза – сомнительна. Но это так, к слову.

Я не спрашиваю, откуда возьмутся, при оттоке населения из Приморья, ещё 300 тысяч недостающего для города-спутника населения. Но мне интересно, откуда появятся для них рабочие места, и кто их будет кормить? Или надежда на сопредельный Китай?

Лично мне, как, думаю, и другим землякам, дорого название города, где я училась и который всем сердцем люблю, – Владивосток. Владей Востоком! Ну, а слово «Спутник» вызывает больше ассоциаций с прививкой от коронавируса, чем с мифическими успехами нынешней космонавтики.

Однако прожект города-миллионника не кажется мне таким уж забавным. Если это – не предвыборные фантазии, то воплощение идеи основательно опустошит российский кошелёк. Или «Денег нет, но вы держитесь» – только для простых людей, а не для московских фантазёров?

Если проанализировать все «телодвижения» нашей власти, то прожект господина Чекункова укладывается в стратегию «развития» Дальнего Востока – как её видят, полагаю, из кремлёвских кабинетов: помпезные города – нищающая деревня. Это – по факту.

На словах, конечно, всё великолепно. Глава фракции «ЕР» в Госдуме Сергей Неверов, например, назвал поддержку Дальнего Востока стратегической задачей России:

– Нельзя останавливаться на уже работающих инициативах и проектах, – сказал он в ходе Всероссийского молодёжного форума «Территория смыслов».

Отчего же нельзя?

Аудиторы Счетной палаты РФ, возглавляемой известным экономистом Алексеем Кудриным, остановились. И вот что выяснили. Льготные режимы для отдельных зон в регионах не стали способом поддержки экономики. Реального эффекта от их введения нет.

К такому выводу аудиторы пришли после анализа работы особых экономических зон (ОЭЗ), территорий опережающего развития (ТОСЭР), промышленных парков и индустриальных кластеров.

В отчете говорится, что за 12 лет (с 2006 до 2018 гг) на создание и развитие ОЭЗ государством выделено 136 млрд руб., ожидаемого же ускорения роста экономики на этих территориях не произошло.

Что касается ТОРов, отмечают аудиторы, то пока они, наоборот, способствуют оттоку денег из регионов, а не росту экономики. Закон о них принимался без расчётов будущих расходов и экономического эффекта (!). В 2017 году Дальний Восток недополучил 1,5 млрд руб., в 2018 году – 2,4 млрд руб. налогов из-за действующего режима ТОРов. Как известно, их так называемые «инвесторы» освобождены от всех видов налогов на пять лет, с правом продления. Кроме того, из бюджетов всех уровней финансируются строительство дорог, электрификация и газификация, по существу, частных, а зачастую – иностранных компаний.

Населению «территорий опережающего развития», как правило, от них не холодно и не жарко, хотя есть исключения. Пример – Михайловский ТОР. Свиноводческие комплексы в Спасском районе наносят, считаем, серьёзный ущерб экологии и нарушают конституционное право местных жителей на благоприятную окружающую среду.

Аудиторы Счётной палаты рекомендуют выдавать льготы резидентам ТОРов с учётом социального и экономического эффекта, а не за «красивые глаза», как сейчас.

– Недавно председателем правительства (РФ – ред.) подписана новая программа «Стратегия развития Дальнего Востока». Там очень много предложений, – говорит уже цитированный нами Сергей Неверов.

Разве мы это не проходили?

Взять «Концепцию социально-экономического развития России до 2020 года». Заявление о ней было опубликовано на сайте «Российской газеты» ещё в 2008-м году. Цитирую «Российскую газету»:

«К 2020 году россияне будут в среднем получать 2700 долларов в месяц, иметь не менее 100 квадратных метров на семью из трех человек, а средний класс будет составлять более половины населения. При этом годовая инфляция снизится до трех процентов. Такие прогнозы содержатся в Концепции социально-экономического развития России до 2020 года. Вчера этот документ появился на сайте Минэкономразвития».

Ну, и что, сбылось?

фотоНа Общероссийском гражданском форуме мэр Москвы Сергей Собянин высказался более чем откровенно: в малых городах и сёлах, оказывается, 15 миллионов ЛИШНИХ людей! А ещё он заявил, что спасать провинцию БЕССМЫСЛЕННО! Лучше развивать агломерации, в центре которых будут крупнейшие российские города типа Москвы. Именно они – «драйверы экономики».

Если столичный мэр имеет в виду только деньги, то 90% их точно «крутится» в Москве – с «драйвом» в различные оффшоры. Однако ясно, что столица сама ничего не производит – не царское это дело. А вот провинцию за минувшие тридцать лет, держа на голодной пайке, фактически разорили. Какой уж тут «драйв»…

Вот что говорит доцент Тимирязевской сельскохозяйственной академии Игорь Абакумов: «Российская деревня обезлюдела, власти это только сейчас начинают понимать».

И какие выводы они делают?

Про один, озвученный министром развития Дальнего Востока, мы уже рассказали.

А вот другой – менее помпезный, но более разрушительный, – так называемая «реформа» местного самоуправления, больше смахивающая, по моему мнению, на самоуправство властной «вертикали».

САМОУПРАВЛЕНИЕ МЕСТНОЕ – НЕУМЕСТНОЕ?

В мае 2019 года вступили в силу изменения в федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», позволяющие регионам создавать так называемые муниципальные округа.

Объединять территории кое-где пытались и раньше, однако столкнулись с активными протестами населения. И эксперты в 50% случаев оценили результаты этих укрупнений крайне негативно.

Авторы закона уверяли, что он направлен на объединение, прежде всего, слабозаселенных и отдаленных сёл. Создание муниципальных округов, будто бы, улучшит качество управления, сократит чиновников и расходы на них.

Однако, как говаривал незабвенный премьер Виктор Черномырдин, «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

По факту внесённые в закон о местном самоуправлении изменения позволяют укрупнять любые территории, в некоторых случаях даже вопреки воле населения и желанию органов местного самоуправления. Если противится только одно поселение, его мнение игнорируется, и поселение упраздняется. «Венец» демократии!

Инициировать объединение могут субъект РФ или местные власти «с согласия населения, выраженного представительными органами местной власти и с учётом публичных слушаний, проведённых на территории поселений». Это – в теории.

На деле властная «вертикаль» не считается с мнением людей. Яркий пример – Хорольский район Приморского края. Жители выступили категорически против поглощения Ярославского городского поселения новой структурой – муниципальным округом. О том, как краевые чиновники ломали их через колено, «АрсВест» рассказали в публикациях «Камикадзе поневоле» (18 декабря 2019 г.), «Бои без правил» (30 декабря 2019 г.), «Выбор явно не богат: Не хотите в рай? – Попадете в ад!» (5 февраля 2020 г.).

Зачем краевые «реформаторы» пытаются перекроить административную карту края по собственным лекалам и подмять под себя местное самоуправление?

Ответ на этот вопрос – в публикации KONKURENT.RU, озаглавленной очень красноречиво: «Меньше глав – проще управлять краем».

В пояснительной записке губернатора к инициированным им поправкам в Устав Приморья и ряд законов с целью «проведения преобразований муниципальных образований и объединения всех поселений муниципального района в муниципальный округ с учетом инициатив от органов МСУ» говорится: «Новый вид муниципального образования обеспечивает возможность консолидации представительских и административных ресурсов, в том числе на сельских территориях, в целях ОПТИМИЗАЦИИ расходов на содержание органов местного самоуправления посредством создания одноуровневой системы местного самоуправления».

Как понимает власть «оптимизацию», мы уже в курсе.

В Спасском районе 45 лет действовало Чкаловское ПУ-59. Оно давало востребованные профессии механизаторов, поваров, кондитеров юношам и девушкам окрестных сёл. Как правило, это было дети из бедных и неблагополучных семей. Край сделал его филиалом Кировского колледжа. Итог – разорение прекрасной материально-технической базы училища и его окончательное закрытие.

«Изменения служат упрочению авторитарности регионального политического режима,  – цитирует KONKNT.RU известного в крае эксперта и политолога Петра Ханаса. 

Главный научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Наталья Зубаревич отмечает ещё ряд негативных моментов:

– Органы власти будут находиться в бывших районных центрах, куда людям иногда трудно добираться, — это неудобно. Притом, что в сельских поселениях и так все мертво. У низовых муниципалитетов нет ни денег, ни полномочий, они ничем реально не управляют. Так что создание муниципальных округов сводится к экономии на зарплатах людей, которые работали в поселенческом уровне МСУ.

Всюду по стране стараются сэкономить на содержании, на чем только можно: ликвидируют ФАПы, сливают школы. Местное самоуправление умирает».

Похоже, очередь приносить жертвы на алтарь «оптимизации» пришла и для г. Спасска-Дальнего и Спасского района.

ЛИКВИДАЦИЯ

фотоНа первом этапе планируется упразднить сельские поселения. Несколько лет назад слили Спасское и Новосельское, Хвалынское и Буссевское. Кому стало лучше?

Вопрос чисто риторический. В селе Новосельском разобрали двухэтажный Дом культуры постройки 1978 года, жители Лебединого, где нет ни почты, ни ФАПа, ни магазина (продукты доставляет местный фермер) вынуждены были скинуться, чтобы восстановить общественную скважину – единственный источник воды. Местные обитатели Сосновки не могут найти управу на китайских рисоводов, чьи тяжёлые фуры разбили дорогу. В селе Луговом заколочен гвоздями местный очаг культуры – клуб. Воду сюда привозят дважды в месяц. В Нововладимировке продаётся на дрова здание школы, в Зелёновку не ходят автобусы. Совсем. Районная власть отдала на откуп частным перевозчикам все маршруты, а те перестали обслуживать «невыгодные» направления…

После ликвидации сельских поселений, опасаются жители Спасского района, им придётся за каждой справкой ездить в районный центр. А удовольствие это не всем по карману, да и по состоянию здоровья.

Второй этап – слияние района и города.

По закону, решение об этом может приниматься либо на референдуме, либо районной и городской Думами. И к бабке ходить не надо, чтобы предсказать, что власти выберут второй вариант.

С этим, вероятно, и связан накал предвыборных страстей. Соискателей депутатских мандатов, как никогда, много. Кандидаты от «ЕР» и местные свиноводы ринулись во власть под маркой «самовыдвиженцев» (об этом «АрсВест» рассказали в предыдущем номере в статье «Волки в овечьей шкуре»).

Что ждёт нас в случае объединения города и района?

Вряд ли процветание и благоденствие. Судя по намерениям Министерства развития Дальнего Востока, глубинку ждёт очередная «оптимизация». И – как следствие – с карты Спасского района могут исчезнуть многие сёла. В них и сегодня жизнь уже еле теплится.

Власть, судя по высказыванию мэра Москвы, вкладываться в провинцию не собирается. Она фонтанирует глобальными проектами типа города мечты нового «начальника Чукотки»…

Ольга Купчинская.

Спасский район Приморского края.

Фото автора.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему на этих выборах в Госдуму победила партия «Единая Россия»?

Всего проголосовало
20 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года