Главная страница Экономика ВГУЭС переходит в частные руки?

ВГУЭС переходит в частные руки?

02.06.2021
«Примрепортер».

фото

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса странным образом арендует помещения, которые ещё совсем недавно принадлежали самому вузу

Обмены зданиями, суды и имущественные решения

На днях коллеги из Телеграм-канала «ТОР» затронули тему, касающуюся ВГУЭС. Вот, что сообщается в «ТОРовском» тексте: «Птички нам напели, что скоро может смениться ректор во ВГУЭС. И, в лучшем случае для университета и его бенефициаров, уход Татьяны Терентьевой станет единственным последствием истории с «мёртвыми душами» в находкинском филиале. В худшем же – нас всех может ждать увлекательная картина крушения образовательной империи бессменного депутата Заксобрания Приморского края Геннадия Лазарева. Ведь, поговаривают, схема с липовыми студентами – это далеко не оригинальная находкинская придумка. И там, где надо, об этом знают куда лучше нас…»

Хотелось бы продолжить тему, которую поднял ТОР. Всё дело в том, что у такого вуза, как ВГУЭС, похоже, действительно имеются проблемы. Правильнее было бы сказать, некоторые проблемы имущественного плана…

В декабре 2019 г. гражданин Г., проживающий в Москве, обратился к лидеру одной из парламентских партий России с просьбой подключить правоохранительные органы к ответу на вопрос, почему практически весь городок ВГУЭС на улице Гоголя, занимающий внушительный земельный участок, площадью более 7 га, а также пятиэтажный учебный корпус в здании на Суханова, 3-а, перешёл из собственности вуза в собственность частных компаний. С кем связаны эти компании-выгодоприобретатели – мы расскажем немного позже.

В качестве вступления хотелось бы сообщить, что, согласно сообщению официального сайта ВГУЭС, Татьяна Терентьева с 08 сентября 2020 г. по 08 сентября 2021 года назначена Министром науки и высшего образования РФ Валерием Фальковым на должность врио ректора, в связи с тем, что её ректорские полномочия истекли 01 сентября 2020 г. Просто удивительно, зачем? Почему выборы ректора не были проведены в 2020 году? Для чего ещё год «подвешивать» университет без избранного руководителя?

А вот теперь можно рассказать о том, как из собственности ВГУЭС начали уходить первые здания. В 1993 году во Владивостоке было учреждено ЗАО «Линком». В ту пору учредителями этой компании числились родители Геннадия Лазарева – Иннокентий Пантейлемонович и Валентина Степановна. В конце 2000-х акции ЗАО «Линком» перешли к самому Геннадию Лазареву. Кстати, о том, как родители Г.И. Лазарева несколько раз едва не были отправлены в «психушку», и о том, как акции от родителей перешли к сыну, мы расскажем немного позже.

13 марта 2011 года ЗАО «Линком» заключило с ВГУЭС договор мены нежилых зданий (причём на такой обмен якобы дало согласие Министерство образования и науки РФ). Два здания на территории городка ВГУЭС, которые ещё в начале 1990-х использовались, как общежития, а потом оказались в собственности ЗАО «Линком», перешли в собственность Российской Федерации (в оперативное управление ВГУЭС), а университет взамен отдал Обществу целый учебный корпус, находящийся в центре Владивостока – на улице Суханова, 3а.

Усомнившиеся в правомерности такой сделки сотрудники Территориального управления Росимущества попытались было оспорить сделку. Но куда там: рассматривавший спор суд не только не признал сделку недействительной, но и не заинтересовался даже тем, что ЗАО «Линком» является аффилированным Геннадию Лазареву юридическим лицом, а сам он (будучи на то время ректором ВГУЭС) не сообщил, хотя по закону был обязан это сделать, о конфликте интересов, ни другое – насколько являлся равноценным подобный обмен. Наверное, можно предположить, что ЗАО «Линком» получило в результате обмена более «интересный» с точки зрения рыночной стоимости, ликвидности, возможности коммерческого использования объект.

Вот, что интересно. На момент сделки и ВГУЭС возглавлялся депутатом Лазаревым, и ЗАО «Линком» тоже принадлежал депутату Лазареву. Получается, что депутат поменялся имуществом сам с собой? Вопрос в другом – что выиграл в результате всех этих действий университет?

АНО начинают и выигрывают

А ещё в 1990-2000-х годах возле ВГУЭСа (очень часто – прямо на его территории) стали появляться автономные некоммерческие организации (АНО), которые, конечно же, в уставных документах были указаны, как «образовательные». Часть этих АНО учредил сам Геннадий Лазарев, часть – его родственники либо люди, связанные с ним совместной работой.

Автономная некоммерческая образовательная организация дополнительного образования «Центр образования и развития», Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Образовательный центр», Автономная некоммерческая профессиональная образовательная организация «Дальневосточный центр непрерывного образования» и др. Есть даже Автономная некоммерческая образовательная организация «Центр обучения ВГУЭС». А вот и результат «взаимно полезного сотрудничества» «аношек» и ВГУЭС: по сути, здания по улице Гоголя (№№ 39-а, 41) сменили хозяев: были они в собственности Российской Федерации – стали собственностью нескольких АНО.

Обычно, как сообщается в жалобе гражданина Г., самой простой схемой «сотрудничества» ВГУЭС и АНО была следующая. С инвестором (в лице АНО) ВГУЭС заключал «инвестиционный договор», согласно которому инвестор вкладывал средства в реконструкцию здания, получая взамен хорошие площади недвижимого имущества. В конце стороны должны были подписать итоговые документы, и каждый получал свои площади.

А в итоге получалось так, что ВГУЭС будто бы уклонялся от подписания протоколов по итогам строительства и закреплению конкретных площадей реконструируемой (построенной) недвижимости университета. А инвестор тогда обращался в суд, чтобы суд обязал вуз подписать данный протокол и определил, какие помещения отходят инвестору, а какие – ВГУЭС.

Самый главный вопрос: а откуда у этих «аношек», занимавших образовательными услугами, имелись десятки и сотни миллионов рублей на реконструкцию зданий? Кто-нибудь смотрел в их банковские документы – кому из подрядчиков, как и где перечислялись суммы на строительство и реконструкцию тех или иных объектов? К тому же, случалось и такое, что одна «аношка» закрывалась и переуступала право требования другой. Для чего была нужна вся эта «чехарда» с «аношками»? Может быть, для того, чтобы потом не сохранялось исходной документации – кто, сколько и куда вложил? И вкладывал ли?

А в суде всё происходило по следующему сценарию. Представители инвестора (то есть, АНО) заявляли в суде, что он (т.е. инвестор) выполнил все обязательства по договору с ВГУЭС и даже произвёл переплату, за что ему полагается бoльшая доля построенного объекта. При этом сами факты исполнения инвестором обязанности по финансированию, и его наличия в действительности, то есть какие-либо подтверждающие это документы, судом просто не изучались. В этом не возникало необходимости. Зачем? Суды проходили быстро, так как ВГУЭС не оспаривал, а, наоборот, даже полностью подтверждал все указанные инвестором обстоятельства. При этом суд в решении отдельно указывал, что данные факты не проверялись, так как стороны их не оспаривали.

фотоИтогом такой «тяжбы» становилось решение суда, в котором фиксировалось, что якобы было разрешение на строительство, договор и финансирование со стороны инвестора. Инвестору передавалась доля, причём она составляла практически всё здание или сооружение, принадлежавшее государству и находившееся в оперативном управлении ВГУЭС. Затем, после получения данного решения, пакет документов передавался инвестором на госрегистрацию за ним права собственности на объект.

Ещё один примечательный момент. Бывало и так, что инвестор (АНО) получал на руки судебное решение о том, что то или иное здание поменяло собственника. Выжидал некоторое время, а потом подавал документы на госрегистрацию. И что? Даже, если структуры Росимущества и Минобразования попытались бы это оспорить, просто истекал срок исковой давности. Таким оказывался «судебный путь», следуя которому АНО получали имущество университета…

Примечательно обстоятельство: сколько бы ни было судебных процессов, проходивших с участием многочисленных АНО (таковых было около полутора десятков), алгоритм действий при всех оказывался более-менее единообразным.

Не вникая в обстоятельства и не проверяя подлинности используемых сторонами документов, суд (если так обобщённо назвать такие инстанции, рассматривавшие дела, как Арбитражный суд Приморского края, Пятый арбитражный апелляционный суд и даже Арбитражный суд Дальневосточного округа) передавал в собственность некоммерческих организаций тысячи квадратных метров бывшего федерального имущества.

Нельзя не отметить ещё одно небольшое совпадение. Очень часто юристы, представлявшие в судах интересы АНО, по другим судебным процессам выступали уже на стороне ВГУЭС. Со стороны могло показаться, что одни и те же юристы, в зависимости от ситуации, выступали то на стороне вуза против «аношек», то на стороне «аношек», но уже как процессуальные оппоненты вуза.

И ещё «добавочка». По двум арбитражным делам, где «аношки» судились с ВГУЭСом, вообще истёк срок исковой давности. Представители университета могли прийти и не признать иск. И всё. Но нет. Были заключены два мировых соглашения – и ВГУЭС оказался должен истцам. Вот такая нынче вузовская юриспруденция.

На этом фоне как-то интересно задаться вопросом, касающимся приёма-передачи дел и имущества университета в период смены руководства: неужели у избранного в 2015 году ректора ВГУЭС Татьяны Терентьевой даже и мысли не возникло, куда делись вузовские корпуса, общежития и т.п. и т.д.? Когда, да и как, такое могло случиться, что университет остался существовать чуть ли не «на бумаге»? Нет, кое-какие помещения у ВГУЭСа остались. Но их теперь существенно меньше, нежели в 1995-2000 гг.

В этой истории, конечно, интересен вопрос – а не является ли нынешний врио ректора ВГУЭС Татьяна Терентьева заложником этой странной имущественной ситуации? Ведь, если сегодня Росимущество и «образовательное» министерство начнёт интересоваться – как, в какие годы и почему выводилось имущество, вопросы могут возникнуть не только к Геннадию Лазареву.

Начиная с 2015 года, он был в статусе «Президента ВГУЭС». А это, скажем так, просто «почётный титул». Имущественной ответственности он не подразумевает. Наверное, Татьяне Валерьевне нужно было бы обратить внимание на другое юрлицо, к которому Г.И. Лазарев имеет самое непосредственное отношение – АО «Восточная верфь». Ведь там он – и крупный акционер, и председатель Совета директоров, и советник гендиректора.

В верфи за последние шесть лет сменилось несколько директоров. Ушёл Игорь Мирошниченко, затем Олег Сиденко, а потом досрочно прекратили полномочия Александра Лысенко. А теперь Геннадий Лазарев публично обращается к начальнику УМВД Приморья с просьбой разобраться, куда выводились деньги «Восточной верфи», начиная с 2011 года. Не возникнут ли у Геннадия Иннокентьевича такие же вопросы, спустя какое-то время, только про ВГУЭС?

Вуз теперь арендатор?

Читатель тут вправе задать вопрос нашей редакции: но вуз же по-прежнему существует и студенты по-прежнему ходят в учебные корпуса? Да, ходят. Просто теперь вуз арендует свои же помещения у вчерашних инвесторов. Вуз есть. А вот, чтобы учить студентов, помещения приходится брать в аренду у АНО. Так бывает…

Как стало известно нашей редакции, Министерство образования в 2017-2018 гг. уже направляло в СК РФ материалы для проверки того, по какой причине и за счет каких средств ВГУЭС арендует площади для обучения студентов у аффилированных юрлиц, которые ранее были связаны с бывшим ректором.

Правда, проверка, порученная следственному отделу по Ленинскому району СК РФ по ПК, почему-то закончилась постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. И по какой-то причине ни один следователь, разбираясь в этих материалах, вообще не задался вопросом, а почему вообще ВГУЭС арендует какие-то учебные корпуса, ведь они вроде бы никуда не исчезли?

Отказ в возбуждении уголовного дела последовал и от полиции Владивостока в 2020 году. Хотя этот же самый гражданин Г. указывал на конкретное лицо – депутата Лазарева. А депутат, как известно, является «спецсубъектом»: всё, что касается краевых депутатов, априори проверяется только Следкомом. Но и этого сделано не было.

Вместе с тем, у «инвестиционных договоров», которые позволили многим зданиям на территории городка ВГУЭС поменять собственника, есть одна интересная особенность. Важным и непременным заключением «инвестиционного договора» являлось условие о том, чтобы такой договор, во-первых, заключался до 2006 года (тогда он точно не мог попасть под нормативное регулирование законами о госзакупках и контрактной системе, тем более, под новые законы 2011 и 2013 годов (21 июля 2005 года был принят Федеральный закон № 94-ФЗ, с 2013 года в данной сфере правоотношения регламентируются Федеральным законом № 44-ФЗ от 5 апреля 2013 года).

Во-вторых, данный договор должен был быть согласован, то есть на его заключение должно было быть получено согласие лица, действующего от имени Российской Федерации, так как затрагивается государственная собственность.

И вот интересный момент. Практически все предъявленные в суды договоры были датированы 1997–2005 годами, но действия по ним осуществлялись в 2011–2013 годах. Впору реально усомниться, насколько законной была такая деятельность? Ведь из простого сопоставления календарных дат получается, что инвесторы просто ждали 5–7 лет, не обращаясь в суды, не требуя передачи им построенных (реконструируемых) объектов.

Впрочем, названный выше – далеко не единственный повод для возможных сомнений и недоумений. Всякий раз в качестве подтверждения согласования на заключение данных договоров приводились доказательства в виде писем от Федерального агентства по образованию. Что обращает на себя внимание, так это то, что всякий же раз подобные письма были получены уже после заключения договора. А можно ли ознакомится с этими письмами, и с их содержанием? Когда суд не выяснял такие «мелочи», то, как говорится, «возможны варианты», не так ли?

…И тут, конечно, возникает одно маленькое предположение. А не будет ВГУЭС в ближайшие год-полтора трансформирован в другое учебное заведение? Ведь исчезновение вуза, как юрлица, и появление на его месте другого вуза (с другим названием и другим учредителем), наверняка, может снять вопросы – куда делись корпуса ВГУЭС и т.п.? Ведь, если нет вуза, то, получается, нет и имущества?

А сегодня и избранного ректора нет, и вообще непонятно, почему никого не избирают? А тем временем разного рода «аношки», состав учредителей которых (бывших учредителей и сегодняшних), легко проверить по системе «СПАРК», каждый день зарабатывают деньги в бывших помещениях ВГУЭС. А что, так можно было?

«Примрепортер».

Продолжение следует…

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Bellingcat с The InsideR провели расследование и считают, что Дмитрия Быкова отравили тем же, что и Навального. Что думаете об этом?

Всего проголосовало
12 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года