Главная страница Экономика Прикольная арифметика следствия и судов

Прикольная арифметика следствия и судов

27.03.2013
Анастасия ПОПОВА

фото

ПОГРАНИЧНОГО РАЙОНА

Как надоел креатив работников суда, прокуратуры и следствия!

Наша читательница Вера Дубовик обнаружила, что учредители ООО «Стар», где имел долю её покойный муж, поделили долю Анатолия Дубовика между собой.

Когда женщина попыталась добиться уголовной ответственности для этих лиц, суд уменьшил долю мужа до 12%, а следователь поделил ущерб, нанесённый вольным распределением наследства, на всех наследников и отказал в возбуждении уголовного дела на том основании, что ущерб каждому нанесён слишком маленький — 205 тысяч рублей вместо более 250 тысяч рублей.

Как рассказывает Вера Петровна, о том, что у её мужа осталась доля в ООО «Стар», она узнала в конце 2008 года.

– Мой муж с другими учредителями открыл предприятие в январе 1995 года, а в сентябре 1995 года он погиб. У него место работы в ООО «Стар» было не основным местом работы, поэтому мы о наследстве не знали, – объясняет Вера Дубовик.

Вера Петровна приложила нам учредительный договор ТОО «Стар» от 15 ноября 1994 года, в котором Рындин, Дубовик, Трачук и Орлова принимают решение учредить общество. У Рындина — 40% (он собирается внести 1 600 000 рублей), у Дубовика 30% (он собирается внести 1 200 000 рублей), у Трачука 15% (он собирается внести 600 000 рублей), у Орловой 15%, собирается внести аналогичную сумму.

Также Вера Петровна предоставила выписку из протокола 1999 года, где оставшиеся три учредителя — Трачук, Орлова и Рындин с общей долей в уставном фонде 70% договариваются реорганизовать ТОО «Стар» в ООО «Стар». Из чего можно сделать вывод, что у покойного Дубовика было 30%.

Также в доказательство своих слов Вера Петровна приводит вступившее в законную силу решение Пограничного районного суда, судья Горзей, в котором чётко делается вывод, что у Дубовика было 30% от доли в ООО «Стар». Суд удовлетворяет требования Веры Петровны и её детей частично — ООО «Стар» обязано возместить каждому из детей 249 рублей, а Вере Петровне 747 рублей.

– Мы не требуем вернуть нам эти деньги, я считаю, что предприятие было высокодоходным, просто остальные учредители скрывали прибыль, оно занималось международными перевозками, – говорит Вера Дубовик.

Поскольку не получилось отстоять свои права в суде, Дубовик обратилась в ОВД. Обращалась она очень много раз.

Вот, например любопытный документ. Старший следователь Шаповалов А.Д. отказал в возбуждении уголовного дела. Трое учредителей поясняли, что фактически у предприятия имущества почти не было, однако Вера Петровна поясняла, что тогда имелся рефрижератор «Алка», два автоприцепа, а Трачук на суде пояснял, что также имелись два КамАЗа, это имущество судом оценено не было, однако в целом, исходя из стоимости имущества, доля Дубовика обходится в 821 тыс. рублей с лишним.

Шаповалов делает вывод, что постановлением администрации Пограничного района 25.12.1997 года зарегистрированы изменения в виде увеличения уставного фонда, поэтому доля Дубовика уменьшена до 12%, хотя, как говорит Вера Петровна, в устав и учредительный договор изменения не внесли, поэтому доля у Дубовика оставалась 30%.

Вера Петровна предоставила «АВ» результаты экспертизы, которая говорит о том, что подпись её мужа в некоторых учредительных документах поддельная. Однако следователь посчитал, что экспертиза носит вероятный характер.

Почему следователь посчитал результаты экспертизы вероятными, сложно сказать, специалист в области криминалистики Павель конкретно пишет: «Не соответствует». Вера Петровна считает, что уставной капитал мог быть увеличен за счёт прибыли (или имущества) от доли её покойного мужа.

Кроме того: «... под официальными документами понимаются документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти...»

Какой молодец следователь Шаповалов! Согласно его логике, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, полагаю, можно прийти к выводу, что заявления в полицию, учредительные документы, короче, всё, кроме решений и определений суда, законов и отписок администраций подделывать можно!

Следователь не находит в действиях трёх учредителей состава преступления «подделка официального документа». Однако, согласно этому же постановлению следователя, отсутствуют признаки мошенничества т.к. «Диспозиция ч.4 ст. 159 УК РФ содержит квалифицированные виды мошенничества, совершённые организованной группой лиц либо в особо крупном размере.

В соответствие с ч.3 ст. 35 УК РФ преступление признаётся совершённым организованной группой лиц, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений...»

Этого состава следователь не находит. Я не знаю почему, наверное три человека — это всё равно, что один человек.

Кроме того, следователь считает, что учредители имели право распоряжаться 30% доли погибшего Дубовика. То есть, выше следователь установил, что на его взгляд, доля была 12%, а сейчас они уже имеют право распоряжаться 30%.

В общем, за то, что можно подделывать всё, кроме решений судов, отписок администраций и законов, мы однозначно номинируем следователя Шаповалова на премию «Ниже плинтуса».

Но, вернёмся к нашей истории. Вера Дубовик подаёт в суд на постановление следователя Шаповалова. Судья Пограничного районного суда Билле отказывает Дубовик. В своём решении судья Билле пишет, что следователь обоснованно определил, что доля Дубовика, на момент присвоения её учредителями, была 12%.

Какой молодец судья Билле! Есть вступившее в силу решение суда, в котором указано, что доля Дубовика была 30%. А судья Билле берёт и, фактически, отменяет уже вступившее в законную силу решение суда!

Кроме того, есть решение суда от 3 марта 2011 года. Вера Дубовик в очередной раз подаёт в суд на следствие. В этот раз обсуждаются действия следователя Булата. Судья Свиридова ссылается на письменные пояснения следователя Булата:

«...Так, в ходе проведённого стоимостного товароведческого исследования установлено, что общая рыночная стоимость оцениваемых ТС, имеющихся на балансе ООО «Стар» по состоянию на 13 июля 1999 г составляло сумму 2 737 800 руб., ... следовательно, доля умершего Дубовика в 30% составляла 821 340 рублей, в силу СК и ГК РФ супруга наследателя имеет право на получение половины имущества, нажитого супругами во время брака, дети наследуют в указанных в завещании долях, либо в равных долях... стоимость доли Дубовик В.П. составляет 205 335 рублей, а дети умершего ... наследуют в равных долях, и доля каждого в имуществе ООО «Стар» составляет 68 445 рублей, сумма же ущерба для наличия состава преступления по ст. 159 ч. 3 УК РФ должна быть для каждого из потерпевших 250 000 рублей, а по ч. 4 ст. 159 УК РФ, особо крупным размером должна быть определена сумма в 1 000 000 руб. и выше, поэтому в действиях оставшихся учредителей отсутствуют составы преступлений».

Судья считает, что следователь посчитал не всё имущество, и ему необходимо вынести мотивированное постановление с учетом позиции суда, кроме того, судья решает, что следователь не должен выделять эпизод с подделкой подписи Дубовика отдельно. Что решил по поводу подделки подписи Дубовика другой следователь, Шаповалов, мы уже в курсе.

И вы, наверное, уже запутались. А путаться здесь не в чем — трое учредителей поделили между собой долю умершего. От этого никуда не денешься. Предприятие в 2010 году закрыли. Скажу, что спорный вопрос в том, возбуждать ли уголовное дело по тяжким частям статьи мошенничества.

По мошенничеству вообще вопрос не стоит, потому что прошли сроки. И тут весело получается. Учредители в своих пояснениях говорят, что о существовании у Дубовика жены знали, но вот поскольку она сама не обращалась, они распределили доли между собой.

Возможно ли знать о существовании жены у человека в 1995 году и в 1999 году, но забыть об этом в 2009 году? Нет, невозможно.

А почему тогда само по себе мошенничество приписывают бородатым 90-м, а всему периоду, когда учредители пользовались не принадлежащими им долями? Почему суд не индексирует деньги, которые внёс Дубовик? Почему мошенничество по ст. 3 считают по ущербу, нанесённому каждому из наследников (да и как смешно считают — у следователя половина от 800 тысяч равна 200 тысячам), а не по ущербу, который нанесли учредители, хотя ч. 3 ст. 159 говорит: «3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере...»

То есть Уголовный кодекс, как я понимаю, велит смотреть, что нанесло лицо, а не деньги, на которые пострадал потерпевший... В общем, Пограничный район в очередной раз заставил нас задуматься о том, стоит ли тратить бюджетные деньги на существование правоохранительных органов и судов, которые своё существование, на наш взгляд, не оправдывают...

Я б вообще следователей Шаповалова и Булата уволила и направила работать на какую-нибудь киностудию, там таким пытливым умам точно обрадовались бы!

Теги:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Идете ли вы голосовать на эти выборы?

Всего проголосовало
25 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года