Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 24 (587) от 10 июня 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Из кабинета судьи Ефремовой видна колыма

Надежда Алисимчик

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО НА УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ ЖУРНАЛИСТА «АВ» НАДЕЖДЫ АЛИСИМЧИК
Как показывает практика, одна и та же статья закона интерпретируется в ходе судебного разбирательства прокурором, адвокатом, судьей, истцом и обвиняемым различно. Подтверждение этому мы видим и в нашем процессе.

В полной мере это относится и к газетным статьям. И подобно тому, как только авторы законы могут пояснить изначальный смысл закона, также только автор газетной публикации знает, что он в ней выражал. Поэтому, поскольку я являюсь автором публикации, то знаю, о чем я в ней писала, не зависимо от того, кто и как это интерпретирует. Другое дело, насколько мне удалось или не удалось выразить главную мысль.

Статья написана в период выборной кампании в Госдуму. За месяц - полтора до этого я летала в командировку в Магадан. Сидя в аэропорту в ожидании самолета, невольно слушала разговор двух женщин. Одна куда-то уезжала, другая ее провожала. Провожавшая рассказала историю своей соседки, молодой учительницы географии, которая подрабатывала в фирме интимных услуг, когда заболел ее ребенок. Улетавшая в ответ стала хвастаться с сильным украинским акцентом, как хорошо живет ее дочь «Васылина, которая выучилась на прокурора, а як выборы, ее усюду зовуть помогать».

Побывав в магаданском краеведческом музее, почитав собственноручно сделанные признания академика Королева и других колымских зэков, побеседовав с женой Вадима Козина, вернувшись во Владивосток, я почему-то никак не могла забыть беседу женщин в аэропорту. И когда начались выборы, а начались они опять со скандала вокруг имени Виктора Черепкова и разговоров о том, что во Владивосток прибыла большая группа юристов консультировать пиар - агентство «Имидж - контакт», мне почему-то сразу вспомнилась «прокурор Васылинка, которую як выборы усюду зовуть помогать». Размышление о том, кто есть истинная проститутка - учительница географии или пиар-прокурор Василинка, дали повод к публикации статей о Масяне и Василинке.

Я написала статью-пародию на выборную компанию под заголовком «Масяню побили во Владивостокском аэропорту», которая была напечатана в № 46 газеты «Арсеньевские вести». Как следует из текста этой статьи, глава инитимагентства «Контакт или имидж» Василинка дралась с виртуальной Масяней во Владивостокском аэропорту. В статье сделана ссылка на «якобы фотографию Василинки». Ксерокопия статьи в деле имеется.

На следующей неделе тема взаимоотношений народной героини Масяни и чернопиарщицы Василины была продолжена в №47 «Арсеньевских вестей» под рубрикой «Кочка зрения Надежды Алисимчик». Здесь в пародийной форме, что вытекает из самого названия рубрики, изложен ход выборной компании через призму тех же персонажей - Масяни и Василинки. Где Василинка якобы дает интервью и оценивает каждого кандидата с позиций своей профессии. Никаких ссылок на ее изображение в этой статье нет.

А поводом к оценке кандидатов от имени проститутки послужил ворох газет с рекламой интимагенств, которые я еженедельно выуживаю из своего почтового ящика. Глядя на такое разнообразие бюстов и губ, я подумала, а почему, собственно, их мнение, как избирателей игнорируется, надо дать им слово.

Таков был лейтмотив моих публикаций о Масяне и Василинке.

В 80-е годы меня пытались осудить за то, что я у себя дома читаю «не те книги». Теперь меня судят за то, что в независимой, никем не финансируемой газете, я пишу «не то».

В наши дни мы живем в перевернутом мире, наше общество насквозь пародийно: пародия на выборы, пародия на демократию, пародия на капитализм, пародия на судебные и правоохранительные органы. Судите сам, где большая пародия: в газетном персонаже Василинке, подравшейся с виртуальной Масяней, или в факте превращения реального прокурора Приморского края Валерия Василенко в пародийную Василинку? Если рассматривать дело с такой точки зрения, то в ответ Масяня должна теперь подать в суд исковое заявление по поводу сломанной ее руки и ноги , как это следует из представленной суду публикации в № 46 «АВ». Тем более, как выяснилось в ходе судебного разбирательства, она лично на процессе может не присутствовать...

Мудрецы говорят, что неверно понятое есть ложь. Я не мудрец и мысли выражаю не всегда достаточно ясно. Но и не нужно быть мудрецом, чтобы понимать, что умышленное оскорбление имеет всегда корыстный мотив: желание отмстить, денежная или политическая выгода. В чем же был мой умысел, с точки зрения истца, я так и не поняла, поскольку не написала ни одной строчки о прокуроре Приморского края Валерии Василенко и ни разу не сослалась на какое-либо вообще изображение в своей статье.

Именно желание жить в нормальном, а не перевернутом мире заставляет меня сотрудничать с правозащитной газетой «Арсеньевские вести» и писать в том жанре, который ближе подходит к факту или событию.

Я несу ответственность за все, опубликованное в номере 47 «АВ» под рубрикой «Кочка зрения Надежды Алисимчик», за исключением рекламного блока и верстки. У нас выработалась практика, что редактор не вносит без моего согласия никаких изменений в мои публикации. За ним остается право полностью изъять и не помещать материал. Связано это с тем, что я не состою в штате редакции, а практически бесплатного журналиста легко потерять и трудно найти.

Что касается коллажа, то этот жанр обсуждению не подлежит и закон не запрещает пародировать никого. Коллаж - это форма выражения точки зрения, принятая во всем мире.

Каким бы ни был приговор суда, я писала о системе разврата, именуемой выборами.

P.S. Надо сказать, что я прекрасно понимала, что на судью Ефремову мои слова никак не повлияют. Но я сочла нужным это сказать для протокола, может быть, со верменем он пригодится для музея и наши потомки прочтут и поймут, чьим позором было это уголовное дело. Пусть они сами решат - виновата ли судья, которая со старательностью первой ученицы переписала в приговор слова из текста прокурора.

Но и я, Надежда Алисимчик, и Ирина Гребнева, точно знаем - ни нашему будущему, ни будущему наших детей решение судьи Ефремовой позора не несет.

Надежда Алисимчик.


Когда говорят: «Колыма...» -
Я вижу сквозь завеси дыма
Умерших, сошешедших с ума -
Но слышавших голос Вадима.
Он пел для таких же, как сам -
Униженных, попранных властью,
И слезы текли по щекам
От боли надежды и счастья
Б. Ларионов,
Посвящается Вадиму Козину.


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Обсудить статью. (Обсуждений: 1)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100