Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 3 (879) от 19 января 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОСИДЕЛКИ

Пресс-хата

Виктор Бондарчук

Издательство «Водолей» знакомит читателей с книжной новинкой владивостокского писателя Виктора
Бондарчука «Опер или В городе нашенском».

Повесть о жизни молодого человека, нашего современника. Мир криминала всегда манил лёгкостью заработка, возможностью сразу, в одночасье, обогатиться, а сейчас, когда Россия переживает не самые лучшие времена, многие, не задумываясь, сворачивают на скользкую дорожку. Не понимают, что возврата назад не будет в девяноста случаях из ста. Вот и наш герой – интеллигентный порядочный человек – оказался на тропе выбора. Его подтолкнула в сторону система. Не зря в России говорят: от тюрьмы, да от сумы не зарекайся.

Предлагаем фрагмент из книги.

ПРЕСС-ХАТА

...Дымов, по-простому Дым, ещё каких-то восемь лет назад был очень известным и уважаемым человеком, мастер спорта международного класса по тяжёлой атлетике. Краса и гордость военно-морского флота.

И кто он теперь? Зэк позорный, переступивший все законы преступного мира, от которого ему пощады не будет никогда. Столько навертел мутного, что и самому страшно. И только после выпитого стакана самогона становится немного легче. Пойло совсем не плохое, почти шестьдесят градусов, расслабляет душу уже после первого стакана; сразу становится жалко себя, свою беспутную жизнь, так бездарно загубленную. После второго он начинает спрашивать себя, почему судьба к нему так жестока? Почему он в тюрьме, в камере с двумя подонками, которые, как и он, приговорены воровским миром.

А как всё хорошо начиналось...

На срочной попал в спортроту. В конце второго года получил мастера спорта. Чего не жить-то? Захотелось жить ещё слаще, и жена к этому подталкивала. Его красавица Оксана, жгучая брюнетка, хохлушка. Не жизнь, а сплошной праздник. Рестораны, гудёж-балдеж, веселье.

Начальство на всё закрывало глаза, пока он удерживал чемпионство по флоту и вот-вот должен был выйти на международный уровень. Но, к сожалению, не вышел. Тут надо что-то одно: или спорт до посинения, или гульба. Думал Серёга это совместить, казалось, всё ему по плечу – не вышло.

Ему всего-то тридцать два стукнет, а он уже фактически на дне жизни. Да и дно-то оказалось уголовным, а с него выбраться практически нереально. Тем более, когда впереди долгих четыре года за нанесение тяжких телесных. Обещает «кум» переправить на красную зону, но когда это ещё будет.

Что-то страшно ему в последнее время. И каждая акция подкидывает сюрпризы. Одна шконка пустует. Её владелец получил пальцами в горло и отбыл в лучший мир. С другой стороны, сам виноват, не надо спешить. В каждом деле своя техника безопасности. «Постоянно твержу этим уродам лагерным, что я иду первым, нейтрализую, а уж потом они показывают свои скотские способности. Гера не слушал, он же умный и сильный, всё свою крутость демонстрировал. Теперь лежит себе на кладбище и ничего уже не демонстрирует», – думал он.

Третий стакан самогона тоже проскочил, как по маслу. Славно закусить шматом сала. Настроение улучшилось.

Если глянуть на ситуацию разумно, то его шансы совсем не плохи. Специфические способности и сила всегда в цене на той же красной зоне. Главное, выполнять всё, что начальство требует. От тюремных начальников он полностью зависим. Вот и сегодня очередная акция, гонораром которой он сейчас так сладко пользуется. Дело плевое и обычное: заставить подозреваемого дать признательные показания. Скрутить пацана, придавить чуток, чтобы не дёргался. А потом уж им займутся подельники: Сахо с Клином. Соприкоснувшись с их садистским талантом, рад будешь рассказать то, чего совсем не было.

И очень удачно, что коллеги по пыточному ремеслу ему совсем не конкуренты в самогоне и жратве, им важнее раскумариться, дозу принять. Шесть литров самогона, обязательный гонорар за дело, будет употреблён им лично. Надо бы сбавить аппетит, уже и печень постоянно ноет. Пропустила через себя столько пойла не самого лучшего качества, да ещё сало в придачу. Надо потребовать, чтобы сало на колбасу сменили. Но опять же, такую гадость искусственную подсунут, что точно в расцвете сил загнёшься. Сало-то хоть продукт натуральный.

Вот и очередной клиент прибыл. Как обычно, совсем не здоровяк. Такого на вытянутой руке удержать можно. Вот сука, ненависть не скрывает. Знает, падла, куда попал. Вертухаи-козлы точно сообщили. Лучше бы парню не знать этого. Посидели бы, выпили, за жизнь поговорили. Может, и не пришлось бы применять к парню меры физического воздействия.

Нет, такое не пройдет, напарники не позволят. Для них, уродов, всё это в кайф. Сахо-то, пидор с отклонениями конкретными, он без этого не может. А Клин садист по жизни. Когда он пытает, глаза просто счастьем налиты. Вот с кем братья-уголовники жаждут встречи. Ждут, не дождутся. Ладно, ещё стаканчик и пора приступать к делу. Зачем человека томить ожиданием? Бедный, весь измучился, ещё немного, и трясти его начнёт. Как зашёл, так и стоит у двери, видно боится.

Вот ещё стакашек проскочил ласточкой. Надо закусить получше, не время пьянеть-то, дело есть дело, и его надо выполнить на совесть. А сало-то немного прогорклое, старое. Видно, берут вертухаи самое дешевое. Вот и отрыжка поперла позорной вонью. И живот что-то крутит. Хотя с чего бы это? В желудке самогона больше, чем жратвы, полная, так сказать, дезинфекция. А может, утром чай был некипячёный? Точно, он горячим не был. Вот напасть, надо делом заняться, а тут тащись на горшок.

* * *

Спиной чувствую холод стальной двери. Холод, который бодрит и подсказывает: отступать некуда. Мой путь только вперёд. А впереди чудо-юдо килограммов на сто пятьдесят. Туша, как у японского борца сумо. Такому все мои удары, как слону дробинки. Ноги-тумбы, руки поражают своей мощью. Наверное, бывший штангист. Везёт мне на спортсменов, коллег по цеху. Сбываются самые худшие прогнозы. Единственный шанс – товарища зрения лишить, а самому распрощаться с жизнью. Он от боли меня наверняка за секунду порвёт-придушит. Те двое, которые зырят на меня с любопытством, угрозы не представляют, вес маловат. Их-то я спокойно по стене размажу. Они наверняка специалисты узкого и очень специфического профиля, заплечных дел мастера.

Камера длиной метров восемь, шириной три. Как только Туша ко мне двинется, иду вперёд. Надо встретить его посередине, чтобы остался маневр назад. Хотя вряд ли это поможет. Не буду гадать и паниковать заранее. Отвлекающий удар ногой в пах – и сразу пальцы в глаза. Реакция и резкость у меня на уровне. Ещё лучше самому начать и прямо сейчас, пока Туша сидит. Нет, фокус не пройдёт, эти двое не дадут. Хоть на секунду, да свяжут. Хорошо, что он пьёт, это ему не на пользу. В настоящем бою водка – смертельный приговор. Ну здоров же, падла, двести граммов замахнул, словно воду.

А, кстати, что тут за занавеской? Чуть отодвигаю блеклую ситцевую тряпку. Понятно: умывальник и толчок. Помещение приличное, где-то два на два. Это ещё один шанс к маневру. Комфортно, твари, устроились. От нар до толчка расстояние приличное, не воняет. Санузел вообще как бы и не в камере.

А сало Туша режет финкой. Вот это шанс. Боже, помоги мне до неё добраться. Как бы я был счастлив, окажись в моей руке её плексигласовая ручка, набранная из цветных кругляшков. Внимательно слежу за происходящим, не пропустить бы момент. И, конечно, пропускаю.

Удивительно, с таким весом Туша легко и быстро встал и так же быстро оказался рядом со мной; я потерял драгоценные мгновения, завороженный мощью этого человека. На полголовы выше меня, он, когда стоял, совсем не казался бесформенной громадиной. Точно, штангист. Руки в стороны, мышцы не дают им повиснуть прямо. Всё это я запечатлел мгновенно, как перед смертью. Шаг навстречу всё же успел сделать и получил такой толчок в плечо, что чуть не впечатался в стальную дверь. Но моё время ещё не наступило. Туша на мой детский выпад только хихикнул:

– Не ссы, земеля, тобой чуть позже займусь.

Оказывается, бедолагу прихватило. Но эта, еще не начавшаяся бойня, меня всколыхнула, вернее, мобилизовала. Пора действовать и немедленно. Хватит ждать, надо попробовать завладеть финкой. Я понял, как поступлю ровно через минуту.

У бедолаги за шторкой живот расстроился конкретно, дристал он смачно, на всю камеру гул стоял. Жрёт без меры, вот и результат. Когда зашуршала разминаемая газета, я чуть отодвинул шторку.

Ещё мгновение – и вот он, мой счастливый момент. Туша привстал с толчка, держа на весу свою огромную и удивительно белую жопу, прицеливаясь к ней газетой. Я сделал шаг внутрь. Он удивленно поднял на меня глаза, мол, не видишь, занято. Я улыбнулся ему улыбкой совершенно счастливого человека. Расстояние метр, что там вымерять. Скользящий шаг левой ногой вперёд, а ударил чуть с разворота правой в его левое колено сбоку, с внешней стороны.

Мои семьдесят пять килограммов тоже в такой ситуации не пустяк, а если учесть, что последние годы я занимался рукопашным боем, близким к уличной драке, где работа ногами – чуть ли не главное, то удар мой получился очень сильным, с разворота. В него я вложил всю массу своего тела.

Результат великолепный. С точно выверенной дистанции, в ногу, жёстко стоящую на полу под громадным весом – и жуткий хруст в сломанном колене. Туша упал бы, не упрись он левой рукой в пол. И я, с садистской радостью, благодарный Всевышнему, что обучил меня искусству бокса, нанёс удар правым локтем в макушку почти поверженного противника. Ударил, будто в бетонный столб, но голова противника всё же дернулась, и он распластался на полу туалета. Всё получилось, и надо бы добить для гарантии, но в камере ещё двое, а на столе лежит острая, как бритва, финка.

Шаг назад, отдергиваю шторку – и нос к носу сталкиваюсь с сухопарым, моего роста беспредельщиком. В правой у него это самое холодное оружие. А у меня мгновенная реакция, я быстрее и резче. За моей спиной годы занятий крутым видом спорта. У противника нет ни малейшего шанса, тем более, я воодушевлён удачным началом. Хватаю его за руки.

Он явно не ожидал встречи со мной лицом к лицу. Я даже успел заметить лёгкую растерянность на его физиономии. Всё длилось мгновение. Я резко присел и так же резко выпрямился. Моя голова скользнула по его груди, как по направляющей, и угодила точно ему под подбородок. Вес у парня не очень, так что он отлетел почти на метр, ударился об стену и тихо сполз на пол. Через секунду я завладел финкой.

Третий представитель пресс-хаты мгновенно врубается в происходящее и так же мгновенно ныряет под нары. Ну и чёрт с ним, пусть загорает под нарами, думаю, что второй финки у них нет.

Сажусь на нары к столу, первый раунд я, кажется, выиграл. Посмотрю, что будет дальше.

Виктор Бондарчук


Другие статьи номера в рубрике Посиделки:

Обсудить статью. (Обсуждений: 10)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100