Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 3 (774) от 16 января 2008  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ВСЕЛЕННАЯ

Маргаритки от Маргариты Наваррской

Маргарита Ларен

“Margot! Salutation de Paris! Доверяю эти книги и видеокассету влюбленному юноше и очень надеюсь, что он не будет рассеянным и найдет Вас, и что доставит Вам радость ознакомления с содержимым посылки. Материалы о королеве раздвинут Ваши горизонты. Эти странички я взяла из книги моей внучки Вероники о XVI веке. Прочтя отрывки о творчестве королевы, вы получите достаточное представление о характере её литературных интересов. Доброго Вам чтения”.
Аля.

Я много раз бывала в Париже, о котором лучше всех сказал Хемингуэй: “Это праздник, который всегда с тобой”! Не один раз я ходила по пленительным Елисейским Полям от Триумфальной арки до площади Согласия (как оказалось, любимому маршруту Мопассана), отмечала журналистский праздник в ресторане на Эйфелевой башне, которую писатель терпеть не мог, но постоянно там обедал. Когда Мопассана уличили в противоречивости его слов и поступков, он ответил: “Это единственное место в Париже, откуда не видно это безобразие”.

Позолоченной решеткой Люксембургского сада я любовалась издалека несколько лет, видимо, путь туда был заказан на время. Но вот, однажды, попросила свою парижскую подругу: “Алечка, отвезите меня в Люко”. Что она и сделала. В обширном городском парке аж 25 гектаров. Это царство зелени, воды и скульптур. Каждый найдет в прохладных, почти таежных зарослях уединенное место, свою скамеечку, где посетят вас странные мечтания сродни грезам наяву.

Королева Мария Медичи в начале XVII века купила цветущий пригорок с садами и Люксембургским дворцом. Она оставила о себе романтическое воспоминание - изумительной красоты фонтан с хрупкими скульптурами (Нимфа и пастух страстно сплелись в углублении грота).

В Люксембургском саду в избытке статуй королев: и Анна Австрийская, и Бланш Кастильская, и две венценосные Маргариты - Анжуйская и Наваррская. А я - третья Маргарита, приморская - кружила в их пространстве, не подозревая, что они здесь, не встречаясь с ними глазами. Позже написала письмо в Париж с сообщением о запоздалом моем открытии. Мне - превеликое спасибо! - пришел пакет с фотографиями королев от милой Альмы. Я отправила благодарственное письмо и через некоторое время получила ответ: “Ура! Значит, привет от Маргарит из Люко к Вам благополучно долетел? Видите, как они Вас приветствуют из далекого прошлого, белоснежные и невозмутимые”.

“Моя” Маргарита Наваррская, по-королевски покровительствовала искусствам, сама писала стихи, рассказы. Из XVI века до нас дошли ее “Гектамерон” и “Маргаритки Маргариты принцесс”.

Иосиф Бродский в Люксембургском саду из всех королев встретил “свою” - шотландскую государыню, беломраморная величественность которой исторгла у него 20 сонетов. Она, стоящая в окружении королевских подруг, оживила для него Люксембургский сад, мне созвучней стала Маргарита Ангулемская.

И ты, Мари, не покладая рук,
Стоишь в гирлянде каменных подруг -
Французских королев во время оно -
Безмолвно, с воробьем на голове.
Сад выглядит, как помесь Пантеона
Со знаменитой “Завтрак на траве”.

У Маргариты Наваррской юбилей. Об этом мне напомнила рождественская посылка из Парижа.

Ну не чудо ли? Моя тезка сочинила свои необычные новеллы в 1548 году, и я получаю их в оригинале на французском языке через 460 лет, и раздвигаю для себя некие мистические горизонты. Вот уж истинный рождественский дар!

Представьте, Маргарита Наваррская была очень политизирована и религиозна - совершенно в духе своего времени. Сестра короля Франциска I, она была близка к правительству, а когда Франциска I сделали узником в Павии, она стала править королевством вместе с матерью. Маргарита Наваррская защищает реформаторов, которых преследует Церковь, читает Лютера, ведет переписку с Кальвином.

Со своим “Гектамероном” она входит во вселенную рассказа. Название указывает на то, что автор почтительно относится к “Декамерону” итальянского писателя Бокаччо, сборник новелл которого был наиболее известен в то время. Бокаччо выводит на сцену молодых флорентийцев, мужчин и женщин, которые покинули умирающий от чумы город. Чтобы переждать страшное время, они рассказывают друг другу разные истории - любовные, бытовые, светские - в течение 10 дней. Отсюда и название книги “Декамерон”. (по - гречески “deca” означает десять, а “hemera” - день).

Маргарита Наваррская сочиняет некую имитацию итальянского сборника - называет книгу “Гектамерон”, так как она писалась семь дней (по-гречески “hepta” - семь).

Этот сборник удивил многих современников, которые долгое время не верили, что его автор - наваррская королева. Неожиданная струя в ее рассказах - это юмор. И поскольку краткость сестра таланта, я взяла для переложения с французского самую короткую новеллу: “Как кюре из Гареля, застигнутый с женой пахаря, выпутался из положения”.

В краю Мэн, в деревне, названной Гарэль, жил богатый пахарь, который в старости женился на красивой молодой женщине, однако не имел от нее детей. Но от этой потери оба не горевали, имея несколько друзей. И, когда дворян и людей, кажущихся такими, не хватало, жена обращалась к своей последней поддержке - и это была церковь - и брала в товарищи своего греха того, кто должен был ей эти грехи отпускать. Это был приходской священник, который часто навещал свою овечку.

Старый муж об этом и не подозревал. Он был суровым и сильным, поэтому тайна скрывалась тщательно - не дай Бог, если бы он что-то заподозрил: он мог бы жену убить. Однажды, когда мужа не было дома, жена, думая, что он не вернется рано, послала за священником, чтобы он пришел ее исповедовать. И когда они были в полном согласии, неожиданно пришел муж, и у кюре не было времени покинуть дом. Но ища место, где бы скрыться, он поднялся по совету женщины на чердак через люк и накрыл отверстие ручной веялкой для зерна.

Муж вошел в дом, и жена, чтобы не пробудить подозрений, устроила ему настоящий пир с обильной выпивкой. Устав от трудов праведных на поле, после крепкого вина, муж заснул в кресле перед очагом. Кюре, которому наскучило так долго ждать на чердаке, не слыша шума в комнате, приблизился к люку и, вытянув шею как можно дальше, увидел спящего мужа.

Глядя на него, он неосторожно оперся на веялку всем своим весом, так что вместе с ней скатился вниз к ногам простака, который проснулся от шума; встав раньше, чем его заметил муж, кюре сказал ему: “Кум, вот ваша веялка, большое спасибо”. Говоря это, он скрылся.

И, бедный пахарь, крайне удивившись, спросил у жены: “Что это?” Она ему отвечает: “Мой друг, это ваша веялка, которую вы одолжили кюре. Он приходил вам ее вернуть”. И ворча, муж ей сказал: “Как можно так грубо отдавать то, что ты занимал? Я думал, что дом упал на землю”. Таким образом спасся кюре в ущерб простаку, который нашел только лишь грубость, с которой ему вернули веялку.

Я старалась перевести эту миниатюру, чтобы никого не судить, ибо королева Маргарита Наваррская в своем сборнике ведет исследование человеческого сердца, понимая противоречивость и тупики человеческой любви.

Поэтому ее “Маргаритки” не вянут в веках.

Маргарита Ларен.

Фото Альмы Кесельман (Париж).


Другие статьи номера в рубрике Вселенная:

Высказать свое мнение о статье:
Ваше имя:

Ваш комментарий: (не более 1500 знаков)    
Любой пиар и антипиар с форума будет удаляться. Просим писать по существу и не переходить на личности.
-- Редакция "АВ".
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100