Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 34 (910) от 25 августа 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Милиция нас бе-бе-режет!

Александра Набокова

ГРЕШНАЯ МОЛЧАНКА…
– Неужели это в наше время такое возможно? – удивляется одна из моих знакомых, прочитав в предыдущем номере нашей газеты статью-обращение к прокурору Приморского края автора Лиры Ивлевой под заголовком «Пыточные камеры Приморья».

– Вспомни, голубушка, историю российскую. Ты разве никогда ничего не читала про дыбы, растяжки, тиски, ямы….

– А-а-а… только и смогла испуганно произнести в ответ знакомая.

Меня пока не пытали. Но обыск в моей квартире был. И я испытала на собственной шкуре, как «правоохранители» психологически жестоко могут запугивать женщину-мать, используя любые методы для достижения цели. Меня не били, но морально издевались, и никакой суд, никакая прокуратура мне не помогли. Молодцев из милиции оправдали. Все законно они делали… И работники прокуратуры на суде рьяно защищали милицию.

А каково людям, оказавшимся в закрытом кабинете «комиссара», где их бьют, истязают еще и физически? Жутко быть растоптанным и униженным!

А почему «правоохранителям» позволителен такой разгул? Да потому, что нигде, никому, ничего потом не докажешь.

Более того, эта тема практически закрыта в средствах массовой информации. Все боятся… А кого боятся? Истязателей? Нет, пусть они сами дрожат, и общество не имеет права молчать об этом. Сегодня избили, к примеру, Иванова. Где гарантия, что завтра «правоохранители» не изуродуют тебя? Поэтому молчать нельзя!

Свидетелем быть опасно!

В дальнереченский корреспондентский пункт ко мне обратилась женщина, сына которой обвиняют в убийстве.

По поводу этого в следственный комитет при прокуратуре РФ следственного управления по Приморскому краю следственный отдел по г. Дальнереченску поступили жалобы.

Костин Егор Сергеевич официально сообщил, что он является свидетелем по уголовному делу Федорова Е.Ю., находящегося в данный момент под стражей. Он рассказывает:

"1 июля 2009 г. мною были даны показания по поводу уголовного дела, которые соответствуют действительности.

4 сентября 2009 г. ко мне обратилась Ивакина Светлана, которая также является свидетелем по данному уголовному делу. Она рассказала мне, что оперативные сотрудники вывозили ее на речку, применяли к ней физическую силу и требовали, чтобы она дала показания, будто Федоров Е.Ю. убил Помыткину Алену, что не соответствует действительности.

Я позвонил знакомому оперативному сотруднику по имени Александр, спросил, что произошло. Он назначил нам со Светланой встречу в 5 часов вечера возле ОВД. Нас встретили Александр и еще трое оперативных сотрудников, их фамилии я не знаю, опознать смогу. После чего мы поднялись на 4 этаж. Светлану завели в кабинет, я ожидал в коридоре.

Примерно в 22 часа меня завели в кабинет и сказали, чтобы я давал правдивые показания. Я пытался объяснить, что ранее данные мною показания соответствуют действительности. Но мне сказали, что именно я должен говорить. Я отказался.

Примерно до 4 часов утра я оставался в кабинете. После очередного отказа давать показания, которые хотели услышать оперативные сотрудники, меня стали избивать. Наносили удары руками и ногами по голове и телу, это продолжалось примерно до 7 часов утра.

Когда мне еще раз объяснили, что нужно говорить, а именно, что это Федоров убил Помытину, в 9 часов утра пришел следователь Тен В.А. и допросил меня. Показания, данные мною, не соответствовали действительности".

К данной жалобе приложен акт судебно- медицинского освидетельствования за №640 от 7 сентября 2009 года.

Эксперт Волощук Л.П., имеющий стаж работы по специальности 14 лет, 2 квалификационную категорию, в присутствии лаборанта СМЭ Крот Т.Г. и медрегистратора Бруенок С.В. обнаружил у Егора в области левого глаза кровоподтек размером 6х5 см. На спинке носа в верхней трети кровоподтек овальной формы, размером 3х2, бледно-синюшного цвета с нечеткими контурами, со ссадиной в верхней части кровоподтека слева размерами 0,7х0,5см, покрытой коричнево-красной сухой корочкой; носовое дыхание затруднено в правой ноздре, спинка носа болезненная при пальпации, отечная.

В области лба слева овальный кровоподтек размером 3х2 см бледно-фиолетового цвета с нечеткими контурами. Аналогичные кровоподтеки имеются в правой лобно-височной области, размером 3х2 см; в области ветви нижней челюсти слева, размером 3х3,5 см., слабой интенсивности окраски; на наружной поверхности левого плеча в средней и нижней трети размером 3х2,5 см до 6х3 см; на тыле левой кисти в проекции 3-4 пястной кости, размером 5х3 см; на левой ушной раковине в верхней части, размерами соответственно 2,5х2 и 4х2,5 см, болезненные при пальпации; на спине в области верхнего внутреннего угла левой лопатки, размерами 3х2,5 см.

В теменной области головы в центре ссадина овальной формы, размерами 1,5х0,8 см, покрытая темно-коричнево-красной сухой корочкой, возвышающейся над уровнем окружающей кожи.

Врач вынес заключение, что эти повреждения давностью около 2-3 суток. На момент освидетельствования потерпевшего 07 сентября 2009 года. И причинены действием твердого тупого предмета с ограниченной травмирующей поверхностью, например, при ударах кулаком, ногой и т.п., возможно, в срок и при обстоятельствах, указанных потерпевшим.

Сам себя человек по всему телу избить не может. Давность получения телесных повреждений, как видим, совпадают со «свиданкой» с работниками милиции.

Я немедленно поставила в известность Федеральную службу безопасности, а также председателя антикоррупционного общественного движения Петра Михайловича Довганюка.

"Вытащили из машины за волосы"

Работа с нашей стороны ведется. А вот от других государевых служб тишина.

Свидетельница Елена Николаевна Ермеева (1 июля 2009 года её показания соответствовали действительности):

"3 сентября 2009 года ко мне домой приехали оперативные сотрудники, 2 человека, за рулем был Александр, второго я не знаю, но опознать смогу. Попросили меня проехать с ними, по дороге в машину сел Кузнецов Олег и еще один оперативный сотрудник.

Они повезли меня на берег реки Малиновки. Уже по дороге мне стали наносить удары, и требовать, чтобы я дала показания, отличные от тех, которые я давала ранее. Приехав на берег реки, меня за волосы вытащили из машины и стали наносить удары, при этом постоянно требовали, чтобы я сказала, что Светлана Ивакина дралась с Помыткиной Аленой, а Федоров Е.Ю. её убил. Я пыталась сказать, что это неправда, но мне продолжали наносить удары. Указывали, что именно я должна сказать. После продолжительных угроз, я сказала, что скажу все, что нужно, и меня повезли в прокуратуру. В прокуратуре я дала показания, которые от меня требовали, но они не соответствуют действительности».

Пыточные инструменты

Про противогазы, которые используют для пыток людей в Дальнереченской милиции, слушок просачивался и ранее.

Мармыло Максим Геннадьевич:

«1 июля 2009 года мои показания в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Федорова Е.Ю. были правдивы и соответствовали действительности. Однако 5 сентября 2009 года ко мне на работу приехали оперативные сотрудники, забрали меня. По приезду в милицию меня отвели на 4 этаж здания Дальнереченского ОВД. Зайдя в один из кабинетов, оперативные сотрудники сказали, чтобы я рассказывал правду, я пытался объяснить, что уже рассказал всю правду. Тогда меня завели в другой кабинет, там находился Костин Егор, который также является свидетелем по делу Федорова Е.Ю.

Костин был со следами побоев на лице, мне сказали, что если я буду упрямиться, то стану таким же, как Егор.

Увели обратно, посадили на стул, за спиной на руки надели наручники, на голову надели противогаз, и задували дым. Били в бок, чтобы я делал глубокие вдохи, это продолжалось около часа. При этом постоянно оперативные сотрудники требовали сказать, что Помыткину убил Федоров, хотя это неправда. Но я согласился. Тогда пришел следователь, и я сказал все, как мне говорили. Потом около 15-16 часов с моим участием был выезд на место происшествия. Когда я спросил, почему только я, а не Егор, мне сказали, что у него разбито лицо, и его нельзя в таком виде снимать на камеру.

Предварительно мне все рассказали, куда идти, и что говорить На месте я сначала пошел не в ту сторону, тогда запись остановили, вернули снова на то место, с которого начали. А мне еще раз все объяснили. Хотя на самом деле я не знаю, что произошло в этом месте. Убийство Помыткиной Алены я не видел, и кто ее убил, не знаю, но знаю точно, что не Федоров Е.Ю.».

Пытают женщин и детей

Ивакина Светлана Александровна, свидетельница по уголовному делу Федорова:

«1 июля 2009 года мною были даны показания по данному уголовному делу, которые соответствоали действительности.

3 сентября ко мне домой приехали оперативные сотрудники, в этот момент я находилась в соседней квартире №7. Дома находились моя мать, брат и соседка Харисламова Зоя Наильевна. Позже, со слов матери, я узнала, что ее ударили, также ударили моего брата и соседку Харисламову, спрашивали, где я нахожусь.

Когда они узнали, что я в квартире №7, они стали стучать в дверь, с требованием открыть. Когда сосед открыл дверь, оперативные сотрудники зашли в квартиру и без всяких объяснений схватили меня за руки и потащили в машину.

Моя мать сказала, что поедет со мной, так как мне только 16 лет, села рядом в машину со мной. Однако ее из машины вытолкнули, меня повезли на берег реки Малиновки.

Приехав на реку, меня из машины вытолкнули, завели по колено в воду, и сказали, что меня утопят, если я не скажу правду. Я пояснила, что уже рассказала всю правду. Но мне не верили, говорили, что убьют меня, и нанесли несколько ударов по лицу. Потом вытащили из воды, толкнули, я упала. Один из оперативных сотрудников поднес к моей ноге нож и стал угрожать, что разрежет хрящ. Я просила, чтобы меня отпустили, на что мне сказали, что Помыткина Алена тоже просила, чтобы ее отпустили, но что мы ее убили, хотя это неправда.

После этого меня положили на землю лицом вниз, руки держали сзади, и сказали, что сейчас что-нибудь привяжут тяжелое и утопят меня. При этом постоянно требовали, чтобы я подтвердила, будто я дралась с Помыткиной Аленой, а Федоров Е.Ю. ее убил. После всего я согласилась подтвердить то, что они требовали, но это была неправда.

Меня повезли в прокуратуру, было примерно 12 часов ночи. Там я дала показания, которые мне сказали давать оперативные сотрудники. И которые не соответствуют действительности.

Одного из оперативных сотрудников звали Александр, остальных я не знаю, но опознать смогу».

Все заявления в следственный комитет при прокуратуре РФ следственного управления по Приморскому краю следственного отдела по городу Дальнереченску датированы 09.09. 2009, и только одно – 10.09.2009 г..

А есть и еще свидетели. Н. видела, как Светлану Ивакину сотрудники милиции вели в прокуратуру. А примерно часа через полтора в отдел милиции ее провел мужчина с азиатским типом лица. Было видно, что Светлана очень напугана. Примерно в 23 часа Света вышла и сказала, что у неё все время требовали сообщить, кто убил девушку, и если она не даст показаний, то её саму обвинят в убийстве.

Н. видела на следующий день после допроса работниками милиции Егора Костина с синяками под глазами. Он пожаловался, что у него болит все тело, и Н. увидела на голове рану с запекшейся кровью. Егор рассказал, что сотрудники милиции ударили его по голове битой. Он даже шевелился с трудом. Рассказал, что его всю ночь избивали сотрудники милиции в кабинете на 4 этаже. Надевали ему на голову противогаз. Потом через шланг выдыхали дым от папирос. Он говорил, что после этого практически терял сознание. Пытался сопротивляться, но его связали. Егор пояснил, что от него требовали либо самому признаться в убийстве, либо показать, кто это сделал.

Самому Егору трудно было идти. Мы вызвали такси, подъехала его жена, и увезла его домой.

Как отреагировали в следственном комитете следственного отдела по г. Дальнереченску?

Да, ничего нового вам, дорогие читатели, я не сообщу. Как всегда, прав оказался тот, у кого больше прав.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 30 ноября 2009 года старшего следователя следственного отдела по г. Дальнереченску, юриста 1 класса Харюшиной Е. А. следует, что по уголовномк делу по факту убийства Помыткиной работал старший оперативный ОВД по Дальнереченскому ГО и МР Кузнецов О.В. совместно с Гончаровым А.А. и Фуркачом С.Ю. В ходе предварительного следствия ими было установлено, что Ивакина С.В, Ермеева Е. Н., Мормыло М.Г. и Костин Е.С. обладают информацией, кто убил Помыткину. После этого ими по отдельности были обнаружены и доставлены к следователю Тену В.А. вышеназванные свидетели. В ходе допроса они добровольно дали следователю Тену показания, изобличающие вину Федорова в убийстве Помыткиной.

Никто из сотрудников уголовного розыска физического и психического насилия в отношении данных свидетелей не применял. При каких обстоятельствах у Ивакиной С.В. и Костина Е.Г. появились телесные повреждения, он не знает.

Опрошенные сотрудники уголовного розыска ОВД по Дальнереченскому ГО и МР Гончаров А.А., Фуркач С. Ю. подтвердили показания, данные Кузнецовым О.В.

На основании показаний этих «свидетелей» старший следователь Харюшина Е.А. и вынесла постановление: отказать в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием в действиях сотрудников уголовного розыска ОВД по Дальнереченскому ГО и МР Гончарова А.А., Кузнецова О.В., Фуркача С.Ю., состава преступления.

На что Костин Егор Сергеевич 8 декабря 2009 года подает в Дальнереченский городской суд жалобу, где сообщает о факте избиения его сотрудниками уголовного розыска ОВД по Дальнереченскому ГО и МР с целью принуждения к даче заведомо ложных показаний.

Костин сообщает, что ст. следователь Харюшина Е.А. уже вторично отказала в возбуждении уголовного дела по данному факту.

Первое постановление ст. следователя Харюшиной было отменено, как принятое преждевременно, вынесенное без установления всех обстоятельств.

Следователь Харюшина вновь не установила все обстоятельства, не опросила всех очевидцев, которые могут подтвердить факт противоправных действий сотрудниками милиции. Оба её постановления от 21.09 и от 30.11.2009 г. абсолютно идентичны и полностью основаны на показаниях оперуполномоченных ОВД – Кузнецова О.В., Гончарова А.А. и Фуркача С.Ю. Они показали, что никакого насилия в отношении меня и других свидетелей по делу не совершали, а показания я дал добровольно. При каких обстоятельствах у меня появились телесные повреждения, им неизвестно.

И что же суд?

А судья Дальнереченского городского суда Приморского края Хлебников Ю.Г. с участием прокурора Дальнереченской межрайонной прокуратуры Моторина Д.А. решил: производство по жалобе Костина Егора Сергеевича на постановление от 21. 09. 2009 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции ОВД по Дальнереченскому ГО и МР прекратить.

Ответы из отдела процессуального контроля относительно пыток свидетелей удивительно однообразны.

По результатам проведенной проверки, а также дополнительных проверок, 24. 12. 2009 г. заместителем руководителя следственного отдела по г. Дальнереченску Пимкиным Д.Н. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в действиях сотрудников ОВД по Дальнереченскому городскому округу Гончарова А.А., Кузнецова и Фуркача С.Ю. (а в ответе К.В. Синицына значится ещё и Куксова М.А.) состава преступления, предусмотренного п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Все о'кей, доблестная милиция, она нас бе-бе-режет, и не бои-тессь… У нас всегда найдутся хорошие Харюшины…

Александра Набокова, руководитель филиала антикоррупционного движения в органах власти и органах местного самоуправления «Хранители законов».


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100