Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 33 (909) от 17 августа 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Милосердие купишь...

Моисеева О.И.

Сколько раз сама себе говорила: «Молчи, дура, плетью обуха не перешибешь, чиновников-хапуг своим возмущением не заставишь повернуться лицом к народу, ими обворованному и униженному.»

Но не могу равнодушно смотреть, как прикрываясь красивыми словами и лозунгами, чиновники продолжают грабить, порой отбирая последнее. В общем, крепостное право отменили – это факт, но вот ощущение, что его отменили не полностью, не покидает. Это касается и работающих людей, которые получают за свой труд такие копейки, что после оплаты ЖКХ. на еду практически ничего не остается. А уж если что из жизненно необходимых вещей купить, так это еще одну петлю на шею вешать – брать кредит.

Я хочу поговорить о тех, кто всю жизнь трудился, а теперь нуждается в помощи. Об инвалидах и престарелых, которые в силу сложившихся жизненных обстоятельств вынуждены обратится за социальной помощью на дому. А также о самой этой службе.

Социальная помощь на дому зародилась в нашем крае 25 лет назад на базе «Седанкинского дома ветеранов». У истоков этого доброго дела стояли люди действительно милосердные, честные и добрые, так как слепоглухонемым в такой службе не место. Я бы хотела перечислить все имена, но, к сожалению, помню не всех. Вот некоторые: Сенькевич Ю., Шапошникова В., Замахина Л., Якименко Л., Назаренко Л., Момотова Т., Волкова Н., Аникеева О., Лизунова С., Лизунов Н., Меркулова Л., Синицина А., Муравьева О.

В те времена устроиться социальным работником можно было только по рекомендации и с испытательным сроком. Брали только добрых, чутких, умеющих общаться с пожилыми людьми. Хоть работа эта очень сложная и малооплачиваемая, но сюда приходили люди, умеющие теплом своего сердца согреть старичков. Не имея образования психолога, мы могли утешить, успокоить и дать совет.

Для многих подопечных мы были единственными, с кем можно было поговорить, пожаловаться на здоровье и невнимательных родственников, обсудить передачу по ТВ, статью в газете. И наши бабульки и дедульки ждали нас не только потому, что мы приносили лекарства, тащили как «ломовые лошади» продукты. Ведь по инструкции, каждому обслуживаемому по 5 кг в руки.

А ставка – восемь человек. Но многие, чтобы заработать побольше, брали полторы, а то и две ставки. Так что тащишь на себе порой по 15 кг и более. И хотя в той же инструкции написано: «сблизлежащего магазина», но ее, эту инструкцию, разрабатывали ещё в советские времена, когда цены во всех магазинах были меньше, чем на рынках.

А потом все изменилось, стало наоборот. Мы, заботясь о своих подопечных, покупали все на рынках, искали подешевле. Ситуация усложнилась, когда производителей продуктов стало огромное количество. Поэтому, когда брали заказ, всегда уточняли какую колбаску – «ВИК» или «Ратимир»? Какое молоко – «Хороль» или «Артем»? И так далее.

Много работ и по дому делали, и ногти, и волосы стригли. И давление мерили, и глаза закапывали. А уж мусор вынести – святое дело!

Часто приходилось решать какие-то проблемы в многочисленных конторах, где всегда требовали все имеющиеся у стариков документы. Порой идешь, а в сумке, кроме чужих денег, взятых на покупки, еще и куча документов, бывает, и не одного человека. И за все это ты несешь ответственность.

Все эти работы социальные работники СДВ выполняли бесплатно, то есть, с подопечных не брали ни копейки. Потому, что это было социальной помощю. Наши руководители по-доброму относились не только к подопечным, а и к нам рядовым сотрудникам. Все праздники: Новый год, 8 марта, и другие на Седанке были действительно праздниками для всех, а не только для начальства. Часто проводились всякие интересные конкурсы. Социальным работникам выделяли деньги на обувь, давали сумки, пальто и многое другое.

И были очень трудные перестроечные времена, по несколько месяцев не платили зарплату. Но руководство СДВ своей чуткостью сумело сохранить коллектив работников.

И никому в это время в голову не пришло заняться поборами с подопечных. А потом, в более благополучные двухтысячные годы, какому-то чиновнику в верхах пришло в голову: «А ведь на этом деле можно чужими руками деньги заработать». Придумали лозунг: «За все нужно платить». Создали прейскурант цен.

Додумались даже до такого извращения, что «беседа, поддержание жизненного тонуса, мотивация к жизни» стали платными! Значит, принеси продукты, закрой рот на замок, молча распиши в тетради, все что принесла, рассчитайся, возьми заказ и уходи без разговоров!

Руководство СДВ долго сопротивлялось этой новой инструкции по обслуживанию. Против были и все рядовые сотрудники: «Ну как мы все это объясним своим старичкам, которые стали нам как родные» Как я скажу: «Платите деньги, тогда я буду с вами разговаривать! Гоните бабло, и я закапаю ваши незрячие глаза!»?

Но потом сняли директора. Новый руководитель сразу внедрил плату. Все эти платные новшества происходили при мэре Копылове. Он создал еще одну социальную службу. Эта служба сразу стала работать по новым правилам.

А потом и для подопечных СДВ и для социальных работников грянул гром перемен. Краевая администрация решила объединить, наши две службы в одну, причем «слив» «Седанку» в городскую службу. Многие сразу уволились, не поверив обещаниям нового директора Логачева В. и Лаврентьевой Л.: «Девочки, да что вы боитесь? От укрупнения вы ничего не потеряете, а только приобретете. Увеличится зарплата, и вообще, все будет прекрасно!»

Но прекрасно стало только для руководителей ПЦСОН Зарплата у рядовых сотрудников с первого месяца упала почти на тысячу рублей. Логачев уверял, что это все временно, что идет становление, потерпите. Но прошло уже 5 лет, а стало только хуже.

Раздули штат руководителей так, что им тесно в двухэтажном здании бывшего детского сада. Еще в каждом районе города есть помещение, оснащенное всей оргтехникой, в котором заседают заведующая и два специалиста. Создали целый отдел по проверкам. Ходят по подопечным, нервируют их.

И ведь все они получают намного больше рядовых социальных работников, которые их обрабатывают. Хотя, если не будет этих «ломовых лошадок», не будет и самой социальной службы. Исчезли средства на обувь, сумки и т.д. Оклады выросли, но зарплата стала меньше, чем была 5 лет назад на Седанке.

Социальных работников обесценили, при малейшем недовольстве указывают на дверь: «Рынок труда большой, вас никто не держит.» За эти 5 лет не то что праздников совместных не было, собрания общего добиться невозможно! Накопилось много острых вопросов, не просим, а уже требуем собрания. Но приезжает в район заместитель директора Чернышов, наорет на всех, рты позатыкает, этим дело и заканчивается. А вопросы не решаются.

Руководству ПЦСОН выгодно уволить всех старых сотрудников, набрать новых. Новые не знают, как хорошо было раньше. И что с подопечных не брали оплату за социальные услуги. Они будут безропотно выполнять все указания. Да и в зарплате экономия, за стаж не надо платить.

Социальные работники увольняются. На их место зачастую приходят случайные люди. Такие же бессердечные, как и новые руководители. Некоторые, на робкую просьбу бабушки вынести мусор, отодвигают ногой пакетик от двери: «У вас эта услуга не оплачена.»

Многие стали носить продукты не с рынка, где дешевле, а из магазина. А зачем бабуле сахар по 47 рублей и молоко за 70, если на рынке на 10-15 рублей дешевле? Да и магазины расположены в шаговой доступности, гуляя возле дома, многие могут сами все это купить. И не оплачивать доставку дорогих продуктов.

А стариков грабят, с каждым повышением пенсии оплата за социальные услуги повышается. Деньги дерут со всех. До недавнего времени даже с инвалидов ВОВ. И не важно, одинокий это человек, или есть родственники.

А ведь многие бабули, когда им было по 10-14 лет, трудясь в тылу под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!», так застудились, надорвались, что и детей потом родить не смогли.

Но у социальной защиты и на это есть ответ: «У всех у них квартиры есть, они их кому-то завещали. Вот кому завещали, те пусть и ухаживают, или платят нам за обслуживание.»

С каждым повышением оплаты социальных услуг многие соцработники возмущаются, просят руководителей: «Идите сами, объясняйте подопечным, почему опять повышаете оплату. Посмотрите им в глаза!» Ответ на это один: «Это ваша работа».

Многие обслуживаемые стали отказываться от услуг такой социальной помощи. Эти люди отдали свою молодость и здоровье государству. А оно им в ответ – нищенскую пенсию и платную социальную помощь.

Каждый соцработник в среднем сдает в казну ПЦСОН 1200 рублей, собираемых с подопечных. Какой доход ежемесячно получается? На планерках, постоянно слышим: «Деньги, сдавайте деньги. Почему не со всех собрали?»

В течение пяти лет на вопрос: «Куда эти деньги идут?», ответ один: «На развитие Центра». Сколько же в эту яму нужно еще денег?

Все чаще с высоких трибун мы слышим о повороте государства к социальной политике. О том, что значительные ресурсы направляются государством на обеспечение социальных льгот и гарантий для пенсионеров и инвалидов.

Но кто за этими «гарантиями» обращался, тот знает, что это такое. Чтобы получить субсидию или детские пособия, сколько справок нужно собрать, сколько очередей отстоять, да еще совсем не факт, что в результате вам не откажут под благовидным предлогом.

А вот залезть к старикам в карман, чинуши тут как тут. Президент, поздравляя с Днем Победы, сказал: «Спасибо вам, ветераны, что мы не рабы.»

Да, господа чиновники, вы не рабы. Рабы те, кто отстоял мир от фашистской заразы, восстановил разрушенное войной. Кто всю жизнь трудился, не покладая рук. А теперь многие вынуждены ютиться в халупах, да делиться с вами, «бедными», своей пенсией.

Рабы – педагоги, врачи, социальные работники, и многие, многие другие. Рабы – все те, у кого годовой доход в сотни раз меньше ваших будущих пенсий которые вы, господа чиновники, сами себе и назначили. И когда эти рабы состарятся, будут получать мизерную пенсию и везде вам за все платить. Даже за социальную помощь!

Моисеева О.И.

P.S.

Хотя бывших социальных работников не бывает, я теперь такой «бывший», сама теперь инвалид.

Пенсию получаю «огромную», аж 2975 рублей 03 копейки, и за инвалидность 1236 руб. Называется – живи и ни в чем себе не отказывай!

Зато теперь я могу рассказать обо всех безобразиях, творящихся в ПЦСОН чего лишены работающие там. Я и раньше не молчала, руководителей Приморского Центра социального обслуживания населения, до сих пор при упоминании моей фамилии трясет.

Зато многие подопечные и бывшие коллеги до сих пор мне звонят, жалуются или просят совета, желают здоровья, поздравляют с праздниками. В том числе и с Днем социального работника.


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100