Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 33 (909) от 17 августа 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

«Ошибочка вышла!»

Светлана СОКОЛОВА, г. Спасск-Дальний.

Жительница Спасска за ошибку врача расплатилась здоровьем. Теперь – очередь лечебного учреждения…

10 сентября 2008 года Елену Ш. с сильнейшими болями в животе бригада «Скорой помощи» доставила в приемный покой Спасской городской больницы. Пять дней обследования в хирургии №2 выявили кисту левого яичника, и молодую женщину перевели на стационарное лечение в гинекологическое отделение: там специалисты как раз нужного профиля. Но, видно, не зря Козьма Прутков изрек по этому поводу: «Узкий специалист подобен флюсу»!

17 сентября лечащий врач – акушер-гинеколог Светлана Анатольевна Полещук – провела Елене хирургическую операцию в брюшной полости. «Лапаротомия. Удаление кисты и левого яичника», – прочтет затем пациентка в выданной ей на руки выписке из истории болезни.

– И после выхода из стационара, – рассказывает Елена, – из операционного шва на животе у меня постоянно сочилась кровь и выделялась непонятная жидкость. Я не могла самостоятельно передвигаться, но дважды в день более месяца ездила на такси к своему врачу на перевязки.

Улучшения не наступало. 6 ноября Елену опять скрутило: боли в животе стали нестерпимыми, и она вызвала «Скорую». Круг замкнулся и начался снова. 25 ноября – очередная операция, которую провел хирург Анатолий Михайлович Синавин.

– Кровотечение и выделение жидкости после нее прекратились, но боли в области живота не утихли. Обращалась за помощью к разным врачам, и, наконец, мне сказали, что внутри брюшной полости швы произведены не надлежащим шовным материалом. А в мае 2009 года испытала настоящий шок, когда после ультразвукового обследования доктор Евгений Борисович Выхованцев сделал заключение: левый яичник слишком больших размеров. Признаться, не поверила: не может такого быть! Вот она, выписка, у меня на руках, где черным по белому написано: он удален!

Елена поехала в диагностический центр Хабаровской краевой клинической больницы. 18 июня ей сделали новое ультразвуковое обследование. Оно подтвердило: да, левый яичник – на месте. Киста – тоже, только уже разрослась и стала двухкамерной. Врачи заявили о необходимости серьезного лечения, с обязательным удалением яичника.

Приморское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы, куда обратилась затем Елена, зафиксировало массу дефектов при оказании ей медицинской помощи в Спасской городской больнице. Назовем лишь некоторые. При неадекватном оперативном лечении 17 сентября 2008 года Елена не направлена в специализированное учреждение (краевой центр). Не заподозрено наличие обширного спаечного процесса, который следовало бы предполагать, учитывая многократные оперативные вмешательства на органах брюшной полости. Не проведены консилиумы с хирургами, фармакологами, онкологами; не взят посев из кисты и послеоперационной раны. Плюс «небрежные, трудночитаемые, малоинформативные записи».

Ну, уж это как водится! Попробуйте прочитать любую историю болезни – дудки! Куда там Штирлицу с его заковыристым шифром! Для чего все это пишется? Чтобы в случае чего запутать возможное следствие? Таким записям можно придать любое толкование. Чем и воспользовалась главный врач городской больницы Ольга Ивановна Сатинаева. На суде, рассматривающем иск Елены к лечебному учреждению, она – кстати, член политсовета правящей партии «Единая Россия» и неоднократная фигурантка различных разбирательств и публикаций в местной и краевой прессе, в частности, в «АВ» (материал о «междусобойчике» при покупке автомобиля представительского класса для больницы «…А У МАМЫ ПАРАМЕТРЫ ЛУЧШЕ!» – авт.) – уверяла: «Удалить кисту не удалось, произведено дренирование кисты. В выписке из истории болезни ошибочно указано наименование операции «Лапаротомия. Удаление кисты и левого яичника». При выписке Елена была осмотрена вагинально. Ни кисты, ни каких-либо иных образований в малом тазу найдено не было». Попутно Ольга Ивановна попыталась «перевести стрелки» на участкового гинеколога женской консультации: «При возникновении осложнений в послеоперационном периоде на этапе амбулаторного лечения можно было решить вопрос о направлении больной в специализированное лечебное учреждение». Да и вообще, «ухудшение состояния здоровья Елены связано не с проведенной 17 сентября 2008 года операцией, а с имеющимися у нее заболеваниями. Функционирующий левый яичник мог сформировать новую кисту».

У врача не только крепкие нервы и специальные знания. У него в руках документы, в которых, при необходимости, можно отлично «подстраховаться» от возможных разбирательств. Вряд ли найдется доброхот, который наберется терпения разобрать каракули, опросить свидетелей, чтобы установить истину. Больной же не всегда может пройти независимую экспертизу: состояние здоровья не позволит, да и материально не каждому по карману: Елена, например, заплатила за документ почти 25 тысяч рублей. Чаще всего пострадавшие от неквалифицированной помощи понимают: легче махнуть рукой и постараться жить дальше. А вдруг попадешь в лечебницу снова? Уж тут тебе всё припомнят! Специалисты Медсоцстраха, которые призваны выявлять все случаи неадекватного, недобросовестного и неквалифицированного лечения, встают в тупик: да, люди жалуются, но изложить свои претензии в письменном виде боятся. А наше законодательство таково, что проверить без соответствующего заявления никого не моги…

Практика показывает: если потерпевший от людей в белых халатах все-таки, преодолев все препоны, дойдет до конца, решение суда оказывается в его пользу. Но без экспертного заключения туда и соваться не следует. Судьи – не врачи, у них иная квалификация. И разобраться в латыни, даже исковерканной, им так же трудно, как и остальным гражданам. Вот когда специалисты скажут свое веское слово, тогда потерпевший от современных Эскулапов имеет реальный шанс призвать их к ответу. Конечно, здоровье уже не вернешь, но деньги получить за причиненный материальный и моральный вред вполне реально.

«Арсеньевские вести» уже писали о ситуации, в которой врач роддома не оказал молодой женщине своевременной помощи, обрек ее на потерю ребенка и отнял право стать матерью в дальнейшем («ПРЕСТУПНАЯ ХАЛАТНОСТЬ»). Кстати, речь шла все о той же Спасской городской больнице, которая выплачивает присужденные судом 2 миллиона рублей. О регрессном иске к конкретному виновнику – ни слова.

Теперь лечебному учреждению предстоит возместить и Елене 25 тысяч рублей понесенных ею расходов на судебно-медицинскую экспертизу и такую же сумму – за моральный вред.

Правда, решение это пока не вступило в законную силу, так как Елена обжаловала его в судебную коллегию по гражданским делам Приморского краевого суда. И аргументы привела весомые: «Указанные дефекты оказания мне медицинской помощи привели к тому, что у меня с сентября 2008 года появились дополнительно постоянные сильные головные боли, головокружение и повышенное артериальное давление, частичная потеря памяти. По данным нарушениям здоровья я прохожу лечение у невропатолога. Я вынуждена ежедневно применять сильнодействующие обезболивающие препараты. Если до операции 19 сентября мне хватало 10 ампул в месяц, то сейчас по назначению врача я вынуждена принимать по 30-40 ампул препарата в неделю! Суд указал, что определил размер компенсации причиненного моему здоровью вреда в размере 25 тысяч рублей с учетом требований разумности и справедливости. Как выглядит эта «разумность и справедливость», если моей знакомой в 2009 году за нарушение права потребителя при установке оконного блока в квартире суд присудил моральный вред в 20 тысяч рублей!?».

Светлана СОКОЛОВА, г. Спасск-Дальний.


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100