Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 17 (893) от 27 апреля 2010  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Пастбище для Президента

Марина ЗАВАДСКАЯ

Нет, здесь нет никакой иронии, насмешки и прочих глупостей. Всё напрямую.
Под президентскую резиденцию в Приморском крае отдают места, где паслись олени.


Ориентировочно в этих границах
террритория будет изъята
из пользования местных жителей
и приезжих отдыхающих и
передана под дачку президенту.

Я понимаю, что хуже не придумаешь: пастбище, олени… и президент. Но из песни слова не выкинешь! Постановление о строительстве объектов для саммита 2012 года на полуострове Гамов было подписано в конце 2009 года. В начале 2010 года было принято решение согласовать границы необходимой для президентской резиденции земли: бухты Астафьева, Нерпичья, Средняя, частично – бухта Горшкова. Ну и прилегающие к ней земли – всего более тысячи гектаров. Площадь собственно резиденции – 26,5 га, остальное… ну… пастбище…

Напомню, что перечисленные бухты – территория Дальневосточного государственного морского заповедника. Но заповедник никак не выразил своего отношения к тому, что у него забирают практически четыре бухты. Молча согласился.

Возразило ООО «Оленеводческое охотхозяйство «Гамовское». У них, видите ли, на этих землях олени пасутся. Вот «Гамовское» и подало в суд на администрацию Хасанского района и ФГУ «Управление по эксплуатации зданий высших органов власти». В Приморском Арбитражном суде в три заседания (судья Елена Голуб) все было решено. Не в пользу оленей, естественно…

По мнению суда, «Гамовское» не доказало, что его права нарушены. Ведь в оспариваемом им постановлении говорится не об изъятии земель, а всего лишь о предварительном согласовании границ. А согласование – дело до-о-олгое, может, и до стройки не дойдет… Ну, это известная иезуитская практика наших судов. Сначала суд не видит нарушения прав, поскольку речь идет не об отъеме собственности, а всего лишь о согласовании границ. А потом, когда границы согласованы, суд удивляется: чего ж вы кипешуете, уже все решено, эта собственность не ваша, раньше надо было думать!

Впрочем, «Гамовское» действительно не очень-то доказало. Много эмоций, много интересных фактов, много вопросов без ответов, но для всех осталось загадкой: а есть ли на указанной территории олени?

Вообще суд и разговоры после него походили на классический средневековый спор «есть ли у крота глаза», который вели два ученых-схоласта. Случайный свидетель спора, человек здравомыслящий, сказал: «Да что вы спорите, давайте я сгоняю в сад, принесу крота, и вы увидите, есть ли у него глаза». – «Не надо, – ответили схоласты. – Мы спорим, есть ли В ПРИНЦИПЕ у крота глаза».

Всех трех участников спора представляли юристы Анна Панчук, Анна Калмыкова и Елена Махно. Они – знатоки юридических тонкостей… Но не удивлюсь, если Анна Панчук, представитель «Гамовского», не знает, есть ли у ООО олени, Анна Калмыкова, представитель Хасанской администрации, не знает, что из себя представляет бухта Средняя, а Елена Махно, представитель ФГУ, не знает, что из себя представляет мыс Красный Утес, территорию возле которого предлагали «Гамовскому» взамен еще не изъятого, но уже предварительно согласованного участка.

Да и пришедшие на суд журналисты имели весьма смутное представление, где же это… И сама я за первым канатом была лет 15 назад… А за вторым канатом, у мыса Льва, у границы заповедника – и вовсе лет 20 назад. Тогда-то я и слышала, как свистят олени. Что там сейчас – неведомо…

Поэтому после суда я позвонила своей знакомой, почти постоянно живущей в заповеднике и знакомой с упоминаемыми местами не понаслышке.

– Там действительно есть олени? – был первый мой вопрос.

– Я сильно сомневаюсь, – ответила знакомая.

Сильно сомневаются многие. Хотя бы потому, что ООО «Оленеводческое охотхозяйство «Гамовское» контролируется московским ЗАО «Александр Хаус» (владеет одноименным бизнес-центром). Совет директоров ЗАО возглавляет Николай Смоленский, сын бывшего банкира Александра Смоленского. То есть в Приморском Арбитражном суде москвичи судились с москвичами (Хасанская администрация – сторона случайная), а вопрос об изъятии земли будет решаться напрямую в московском суде.

И какое бы дело москвичам (хоть тем, хоть этим) до наших оленей? Возможно, права Елена Махно, подозревающая «Гамовское» в стремлении нажиться на изъятии: свою землю москвичи-гамовцы оценили в 40 млн долларов. На дороге такие деньги не валяются. А олени… Олени пусть пасутся.

Тем не менее вопросы, которые задавала Анна Панчук, остаются. Почему место для резиденции президента выбрано именно там, в морском заповеднике, на особо охраняемых землях? То, что их немедленно перевели в земли сельхозназначения, ничего не меняет. То есть с одной стороны – понятно: нет там жителей и в ближайшем приближении, так что построить резиденцию легко. Олени? Да пусть пасутся.

Еще вопрос: территория, где будет построена резиденция, составляет 26,5 га. Но вся земля, изымаемая в пользу президента, больше этой резиденции в 430 раз (в четыреста тридцать раз, кто не понял). Зачем такая территория президенту? Зачем ему четыре бухты? В одной он будет купаться, а в крайних – его охрана? А четвертая – на всякий случай?

И остается самый главный вопрос: зачем президенту резиденция в Приморье? В рамках саммита АТЭС, говорят. Но саммит будет осенью… Что за удовольствие жить в заповеднике, в Приморье, осенью? Где-то проскользнуло, что, мол, климат в Хасанском районе – как в Сочах. Н-да… Президент будет очень, очень разочарован!

Но разочарован он будет через два года. А заповедник потеряет эти бухты навсегда. После того, как территория будет изуродована строительством – какой уж там заповедник.

– Но пострадает еще и малый бизнес, – добавила моя знакомая из заповедника. – В бухте Витязь отдыхают многие. А после того, как военные выгружали уголь прямо на берег, песка там нет. И люди ходят и ездят купаться в бухту Астафьева. Теперь купаться будет негде. Мелкий местный туристический бизнес умрет.

Зато жить будет президент на тысяче гектаров. Леса там практически нет, так себе, кустарник. И трава. Сочная, сладкая, вкусная приморская трава. Пасись – не хочу.

Марина ЗАВАДСКАЯ


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 21)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100