Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 1 (825) от 5 января 2009  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Изубрятина по-Приморски «а la Дарькин»

Надежда Алисимчик

Разницу между приморским изюбром и московским «зубром» многие владивостокцы изучили на практике 21 декабря 2008 года. С этого дня жажда мести крутым москалям кипит на всех форумах. И даже поползли слухи, что пару-тройку «зубров» якобы поколошматили где-то во Владивостоке.

А между тем, «зубры» из подмосковного ОМОНа – всего лишь «пистолет» в руках «стрелка». Сам по себе пистолет не выстрелит.

Потому главный вопрос – кто пригласил 100 столичных «зубров», подчиняющихся непосредственно министру МВД Нургалтеву? Кто оплатил их перелет во Владивосток и содержание? А главное – кто дал отмашку 21 декабря к садисткой расправе на площади «Борцам за власть Советов»? Согласитесь, что без команды они этого сделать не могли. А если бы такое и случилось, во что я лично не верю, то это карается как нарушение устава.

ЭКОНОМИКА И ИНДУСТРИЯ ПО ДАРЬКИНУ

Не секрет, что в Приморье экономическая деятельность состоит в том, что одни продают товары из соседних стран, а другие их покупают. Выживают за счет разницы цен. Нет ни фабрик, ни заводов. Даже все швейные фабрики закрыли, так что теперь и трусы себе сами не шьем, не говоря уж о каких-то линиях по производству кетчупа из собственных помидоров, или переработке приморской сои. Колбаса из привозного мяса, молоко – из порошка.

Радуемся, когда удается купить местную морковку, картошку, молоко. Но вся эта радость зимой и летом продается селянами на улицах, в укромных уголках. Осенью приморские фермеры неделями живут в микриках, охраняя в ночи выгруженные на асфальт овощи.

Ни туалета, ни водопровода. А напротив такой торговой точки, как правило, контейнеры с гниющим неделями мусором. За минувших два года во Владивостоке не было ни одной сельскохозяйственной ярмарки.

Главные сектора экономики Приморья – экспорт контрабандных леса и рыбы и импорт подержанных японских иномарок и китайского ширпотреба.

В экспортной составляющей рыбы и леса задействованы судовладельцы, после которых приморцам остаются перемороженные рыбьи хвосты и забракованные за нестандартностью японцами крабы и гребешки.

Да еще местная мебель из ДСП – отходов древесины, которая не доросла, чтобы понравиться зарубежным соседям. Весь лес и рыба – бизнес местных олигархов. За него авторитетные бизнесмены вели перестрелки, растаскивая «Востоктраснфлот», «ВБТРФ», «Приморрыбпром» и другие гиганты морских перевозок, добычи и переработки рыбы. Последним пал «Дальморепродукт», который банкротили при Дарькине.

После всех этих «банкротств» с мордобоями и горой трупов на текущий период крупнейшими судовладельцами в Приморье являются депутат Госдумы, экс-мэр и супруга здравствующего губернатора. Весь начальный капитал этих флотоводцев родом из 90-х. Потому чья рыба в крае, догадаться нетрудно. А вот насчет леса – закон тайга, медведь хозяин.

Чиновникам все это только на руку, ведь порубочные билеты на лесные деляны и рыбные квоты – золотые яйца губернатора Дарькина и его администрации.

Что касается импортной составляющей экономики Приморья, т.е. ввоза китайского ширпотреба и японских иномарок, то здесь все намного понятнее. Машины из Японии возят мужчины, а ширпотреб из Китая – преимущественно женщины. В помогайки к импортерам китайского ширпотреба идут все возрасты, кто способен переставлять ноги: интеллигенция, селяне и горожане, чтобы прикупать чуток дешевой одежды для себя и детей.

Зато в автосервисе подрабатывают все возрастные группы мужского пола. Кто помогайкой, кто перепродажей запчастей, кто охраной автостоянок, кто на бензозаправках. Мойкой машин школьники летом зарабатывают на компьютеры, а мелюзга – на чипсы. Автомастерские во Владивостоке в каждом гараже и сарае, там пацаны со школы осваивают устройство японских авто. Перевозка автомобилей – это еще и работа для команды любого самого убогого суденышка, способного доползти до Японии.

Верховодит всем экспортно – импортным процессом, разумеется, таможня.

Кроме этих двух видов экономики, есть в Приморье еще индустрия. Вернее, две ее ветви: игорная и интимных услуг. Если я чего еще забыла перечислить в индустриальной и экономической составляющих Приморья, допишу в другой раз.

И вот на фоне такой развитой экономики и индустрии правительство объявляет, что пошлины на ввоз иномарок увеличиваются в два раза. А это значит, весь мужской бизнес средний, большой и малолетний в Приморье накрывается медным тазом. При том, что остальной бизнес весь поделен и сидит под крышей. Кредит на другое дело в банке не возьмешь в нынешних условиях.

Но приморские депутаты из единоросской камарильи тоже имеют свой автобизнес в Приморье, а также их друзья и свояки.

АВТОПРОКОЛ «ЕДИНОЙ РОССИИ»

Поэтому, получив известие о повышении пошлин, правящая фракция “ЕР” в приморскомЗАКСе сразу забила тревогу и стала готовить обращение о приостановлении постановления. Сенаторы Орлова и Фетисов, а также спикер Госдумы Грызлов публично пообещали свю поддержку.

При таком раскладе было было задумано провести 14 декабря во Владивостоке на Корабельной набережной под контролем «ЕР» формальную акцию протеста против решений правительства, касающихся и правого руля, и заградительных пошлин на ввоз конструкторов (машины в разобранном виде, замаскированные под запчасти), и, в том числе, увеличения пошлин на японские автомобили. Представляете, какие очки светили приморским едроссам, если правительство пойдет на попятную?

Организаторами акции была группа из 20 человек во главе с лидером женского пола, а также депутатом фракции «ЕР» думы Владивостока Дмитрием Пенязем, председателем «Общества защиты автомобилистов Приморского края».

Обычно на формальных пикетах, организуемых «ЕР», все идет гладко. Но на этот раз случился автопрокол. Вместо того, чтобы быстро попозировать у дружественных телекамер, и разойтись до встречи в аэропорту, где на 14 часов была назначена еще одна акция на автомобилях, пешие протестанты, числом около трех тысяч, повели себя неадекватно уставу «ЕР».

Они развернулись и пошли на главную площадь, покричав малость под окнами губерантора: «Дарькин, Дарькин». Дарькин был в столице, и никто к ним не вышел. Впрочем, там и выходить-то практически некому – вице-губернаторы при Дарькине больше или в бегах или на нарах.

От Белого дома протестанты с разношерстными требованиями наперевес направились к мэрии. Марш начался, и ни перепуганному мэру Пушкареву, ни бледному вице-губернатору Костенко остановить его не удалось.

Народ охватило вдохновение и, взобравшись на Некрасовский путепровод, пешие протестанты в 14 часов перекрыли основную трассу города и стояли там до 20 часов, беззлобно перебрехиваясь с местной милицией, которая их переодически, для собственного сугрева, пихала. Только в девятом часу вечера митингующие были тихо отжаты на обочину ОМОНом, задержавшим 15 человек.

В это время едристы-закоперщики из инициативной группы во всю давали интервью по местным каналом с призывом прекратить протест и больше не митинговать.

О том, как разворачивался протест автомобилистов в аэропорту, рассказала наша журналистка Виктория Рябова с места этих событий в №51 «АВ».

Хотя аэропорт был блокирован в течение нескольких часов, но при задержании там 11 человек никаких избиений не было. То есть многотысячный протест с многочасовым перекрытием главной дороги Владивостока и единственной дороги в аэропорт, тихо окончился штрафами 20-30 человек. Потому ли, что акция была спонтанна и из Москвы не успели перекинуть зубров, или потому, что 14 декабря и в самой Москве у ОМОНа не было безработицы?

ЗАБИТЫЙ ПОЛК

В этот день, 14 декабря, более 100 человек элиты офицерства и старейшины генералитета армии и флота предприняли попытку прийти на Триумфальную площадь, чтобы принять участие в «Марше несогласных», протестуя против развала вооруженных сил страны и в защиту социальных прав офицеров.

Среди офицеров были представители всех родов войск, командиры участники боевых действий в Афганистане и Чечне. Пустив в ход дубинки, омоновцы накинулись на протестующих, заламывали им руки, волоча по асфальту, забрасывали в автозаки. Было задержано более 50 человек, в числе которых председатель Союза советских офицеров генерал Алексей Фомин, адмирал ВМФ Владимир Березин, капитан 1-го ранга Сергей Мозговой, полковник Борис Еременко, воевавший в Афганистане; генерал Артем Грабарев, служивший в Гаджиево, облученный и потерявший зрение; военврач майор Любовь Синицына; военный летчик, полковник Владимир Алмосов и другие. Задержанных ветеранов-офицеров продержали в ОВД «Тверской» несколько часов и отпустили только в 22 часа, вручив повестки в суд. Как сказал генерал Фомин, участник войны: «Так со мной в последний раз обращались в концлагере».

Межрегиональный координационный центр «Забытый полк» потребовал от правительства России придать гласности факт насилия над офицерским составом по всем центральным каналам ТВ и наказать виновных.

Всего было доставлено в милицию около 100 человек несогласных, многие с различными травмами. После чего Эдуард Лимонов заявил, что нужно менять форму протеста и не подставляться под башмаки и дубинки ОМОНа. В качестве альтернативы он предложил пассивное сопротивление без плакатов и лозунгов, просто придти и стоять, молча выражая несогласие. Что из такого пассивного сопротивления вышло на практике во Владивостоке 21 декабря, узнала не только вся страна, узнал весь мир.

СОВЕЩАНИЕ С ОМОНОМ ЗА ПАЗУХОЙ

Прилетев из столицы, Дарькин собрал 18 декабря разбежавшуюся было инициативную группу, а также представителей крупного автобизнеса, и провел с ними политучебу. Как сообщает «Клуб регионов», на этой встрече губернатор Дарькин рассказал автомобилистам, что в Правительстве РФ готовится рабочая встреча, на которой будет рассматриваться возможность приостановить действия постановления о повышении пошлин на подержанные иномарки. В итоге Дарькин так раздемократился, что пообещал взять на себя отстаивание интересов вообще всех дальневосточников, кого затрагивает повышение таможенных пошлин. Но, разумеется, при одном условии – никто больше митинговать не будет.

Уговаривать никого не пришлось, все дружно закивали головами, заверив, что никакие политические очки никому не нужны. Депутат-еэровец ппокаялся в деструктивном характере акции, в организации которой 14 декабря принимал самое деятельное участие.

В результате к заявленной в Интернете на 20-21 декабря акции протеста у автомобилистов не было ни инициативной группы, ни лидерши, ни депутата- едриста, да и вообще никакой организации. Зато было известие, что во Владивосток прибыл ОМОН.

В субботу, 20 декабря, народ собрался на площади «Борцов за власть советов», как на ярмарку, которая в прежние годы там регулярно проводилась. Многие пришли просто поглазеть на елку. у.

У кого-то в руках были флаги: японский, Андреевский, военно-морской, флаг приморского края. Словом, все было по Лимонову – молча, но в достаточном количестве. Милиция вела себя спокойно, хотя весь ее антипротестный набор был в количестве, много превосходящем число собравшихся на площади.

КАК ХОЗЯИН СКАЗАЛ, ТАК И БУДЕТ

Этим утром, 20 декабря, все дарькинские обещания о защите интересов автобизнеса оказались «коту под хвост».

Еще накануне Путин на совещании в Набережных Челнах сообщил, что никаких проволочек с удвоением пошлин не будет. Правительство намерено поддерживать исключительно автопромышленность России, выделив на это $6,7 млрд. для поддежки автозаводов. И 173 млрд. рублей для госзакупок, кредитов госбанков, субсидирования лизинга и бесплатной перевозки этих машин на Дальний Восток. Кроме того, государство поможет автопроизводителям выкупить с рынка их облигационные займы. На эти деньги автопрому нужно продержаться до середины 2010 года.

Положение в отечественном автопроме, действительно, аховое. В Санкт-Петербурге почти на месяц останавливает работу завод по производству автомобилей «Форд». Временно закрываются сборочные цехи на «Тойоте» в Шушарах, «Рено» в Москве, «Фольксваген» в Калуге.

Да и АвтоВАЗ, это детище Березовского, вокруг акций которого последнее время шли игры ФГУП «Рособоронэкспорта», останавливает конвейеры. Как заявил президент «АвтоВАЗа» Борис Алешин, количество машин на складе к концу года достигнет 125 тысяч, это при продаже до кризиса в среднем 50 тысяч автомобилей в месяц.

Словом, затарка складских помещений отечественными авто и вытекающая отсюда приостановка конвейеров по их выпуску грозит ползучими увольнениями. А это, в свою очередь, обещает большую головную боль правительству совсем близко от Москвы. Если сюда прибавить интересы тех, кто лоббирует и производит столько лет убыточный выпуск машин, станет понятно, что из этой проблемы прежними мерами не выкарабкаться. Дешевых денег для олигархического клана отечественного автопрома у власти больше нет.

КТО ВыСечин?

Знал ли Сергей Дарькин о решении Путина, озвученном в Набережных Челнах, когда обещал накануне защиту интересов автобизнеса всего Дальнего Востока? Знал и блефовал? С моей точки зрения, блефовал, иначе, зачем понадобился столичный ОМОН «Зубр»?

Дело в том, что положение самого Дарькина не лучше, чем в отечественном автопроме. В январе 2009 года истекает срок его губернаторства. Как сохранить свое место, если деньги приморского автобизнеса не будут больше в Москве работать на губернатора?

И тут прошел слух, что во Владивосток в субботу-воскресенье прилетают депутат Госдумы Пехтин и первый вице-премьер Сечин.

Пехтин – это плохо, его неоднократно называли преемником Дарькина на посту губернатора. А вот Сечин – это хорошо. Именно с его именем аналитики связывают освобождение Дарькина из пансионата в Барвихе, куда наш губернатор был изолирован в мае этого года после проведенного в его коттедже обыска.

Вице-спикер Госдумы Пехтин, действительно, прибыл во Владивосток и заявил, что постановление о повышении пошлин отменяться не будет: «Его быстро приняли, потому что времени нет, кризис развивается слишком стремительно. Теперь будем что-то корректировать только точечно». Посоветовав по проводному радио автомобилистам не митинговать, Пехтин исчез.

Что касается того, был ли Сечин во Владивостоке в воскресенье, тому никаких свидетельств нет. По Владивостоку гуляют лишь слова из интервью Сечина «Коммерсанту» о том, что ситуацию во Владивостоке «жулики какие-то провоцируют, кучка людей…» А реальная проблема по Сечину в том, что люди из глубинки не могут купить отечественные машины.

Спрашивается, чего же тогда бояться и привозить «зубров» против «кучки людей»?

20 декабря на центральную площадь города пришли около пятисот человек, лидеров не было. Просто кое-кто время от времени разворачивал то плакат «Педросы — кровососы», то «Правительство — в отставку». Речей никто не произносил. Через мегафон транслировались песни «Что тебе снится, крейсер «Аврора»?» и «Интернационал». Милиционеры, озябнув, стали вяло выдавливать демонстрантов с площади. В автозаки загрузили десятка два человек, но тихо, без насилия и крови. Народ разошелся.

В воскресенье вообще собрались не более трехсот человек, они стояли молча, без транспарантов. Было очень холодно, чтобы не зябнуть, стали водить хоровод вокруг новогодней елки. Автомобилисты и вовсе не собрались на остановке «Заря», т.е. было совершенно ясно, что никаких шествий, и перекрытий дорог не будет. И вдруг, бац, и из автобусов выбежали сотрудники подмосковного отряда «Зубр» и начали выворачивать руки и запихивать пинками в автозаки всех подряд, включая и журналистов.

Депутата гордумы Марковцева, как лицо неприкосновенное, у «зубров» еле высвободил один из руководителей местной милиции. Позже Марковцев сообщил, ссылаясь на чиновников краевой администрации, что Дарькина вызвали в Москву, где он сказал: «Местная милиция не справляется» и попросил, чтобы сюда прислали ОМОН. Вот по его просьбе сюда «Зубр» и прислали».

А вот то, что Игорь Сечин, якобы, был во Владивостоке, и все это наблюдал из окон Белого дома вместе с губернатором Дарькиным, ерунда, никаких доказательств нет.

Известно лишь, что на следующий же день, 22 декабря,после воскресной сечи на площади Борцам «За Власть Советов»

Дарькин вылетел в Благовщенск, где первый заместитель Путина Игорь Сечин провел совещание. Там, надо полагать, и состоялся разбор полетов под кодовым названием для прессы «модернизация энергосистемы Приморского края».

Совещание было столь закрытым, что даже не был опубликован список его участников.

По сообщениям СМИ Дарькин обсуждал на нем с Игорем Сечиным перспективу строительства двух заводов по сборке иномарок.

А в прессе так нигде до сих пор так и не прозвучал ни вопрос, кто принял решение выпустить «зубров» из автобусов и скомандовал «фас», нигде не прозвучал ни разу.

Били впрок? Или мстили за 14 декабря? И какова роль губернатора во всем этом?

НЕ ПОМОЖЕТ «ЕР»

После заявления Путина в набережных Челнах Грызлов 23 декабря публично открестился от помощи приморскому автобизнесу.

А Секретарь приморского политсовета «ЕР» Петр Савчук подал в отставку. Теперь его место временно занял Веселов Михаил, Генеральный директор ООО «РосВостокСтрой».

Что касается Савчука, то он занимал этот пост полтора года после отставки с него ректора Курилова. Ректора отставили после того, как он блокировался на выборах с ныне сбежавшими за границу членами «ЕР», на которых заведены уголовные дела.

Стоить напомнить, что в офисе Савчука этим летом был произведен обыск. Туда оперативники нагрянули вскоре после допроса и обыска в коттедже губернатора.

Вообще, лицо «ЕР» в Приморье так испачкано, что ему не помогут никакие косметологи.

В декабре этого года в Чехии арестован бывший президент ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья, бывший член политсовета «ЕР» Дмитрий Глотов. Приговорен к девяти годам бывший член «ЕР», вице-губернатор Шишкин. Приговорен к трем годам условно другой вице-губернатор Дарькина – Борис Гельцер. Заменен условный срок на реальный бывшему члену политсовета «ЕР», экс-мэру Владивостока Николаеву, сумевшему выехать за границу.

Дума города Владивостока приняла решение о досрочном прекращении полномочий депутата Анны Апальковой, избранной от «Единой России». Анна Апалькова выехала за рубеж сразу, как только началась аудиторская проверка губернаторского телеканала «Общественное телевидение Приморья», главным редактором которого была она, а куратором от Белого дома ее муж. Все это случилось с приморскими членами «ЕР»только за один месяц – декабрь этого года.

О прочих приморских единороссах-сенаторах, депутатах, вице-губернаторах и советниках, главах комитетов администрации города и края, находящихся под уголовкой за пределами России и на отечественных нарах, мы писали неоднократно.

Именно из-за такой губернаторской рати у нас самые высокие тарифы ЖКХ, самый низкий уровень жизни, и именно здесь причина многолюдных акций протеста замордованного коррупцией и криминалом народа Приморья. Теперь еще и избитого московским ОМОНом.

Когда в 2001 году был выбран Дарькин, еще не все читали о нем в книге профессора ДВГУ Номоканова о претсупных группировках Дальнего Востока. Но когда Путин переназначил его на новый срок, многие восприняли это как клеймо на лицо края.

Сейчас, с моей точки зрения, Дарькину терять нечего. Или он любыми средствами подавляет протест, или слетает с губернаторского кресла. А за потерей кресла он может последовать за сотоварищами по «ЕР», своими вице-губернаторами.

Автоперевозчикам тоже терять нечего, но по другой причине.

Может быть, в эту ситуацию пора вмешаться из двух первых лиц России тому, кто правее? И стабилизировать ситуацию в Приморье, как это им было сделано в Ингушетии, убрав Зязикова?

Надежда АЛИСИМЧИК


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Обсудить статью. (Обсуждений: 42)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100