Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 50 (821) от 10 декабря 2008  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Земля-кормилица

Терентий Мальцев или Джейкоб Митлайдер?

Игорь Востров.

Все отрасли сельского хозяйства имеют дело с живыми телами — с растениями и животными, чей рост и здоровье зависят от почвы. Учебники трактуют и почву как живое тело, но земледельцы России часто игнорируют этот бесспорный факт. Разве животноводам придет в голову кормить коров одними минеральными солями? Или заставлять буренку "отдыхать" от приема пищи, как это делают с почвой в период черного пара?

Почва, как все живое, должна непрерывно получать энергетические материалы, чтобы создавать и накапливать элементы естественного плодородия. В целинном состоянии такие материалы ей поставляют выделения живых корней и отмершие части растений. Поэтому после многолетних трав или залежи наблюдается повышение естественного плодородия. Об этом впервые в нашей стране задумался почетный академик Терентий Семенович Мальцев и показал, что правильное питание почвы позволяет удвоить урожай без применения минеральных удобрений.

Мне довелось заниматься почвенной микробиологией на его полях в составе экспедиции АН СССР. Терентий Мальцев, опираясь на опыт предков, работавших сохой, перестал применять отвальную вспашку, хотя в стране тогда неоспоримым считалось мнение В.Р. Вильямса о том, что гумус в почве образуется в анаэробных (безвоздушных) условиях, то есть, на дне пахотного слоя, куда ограничен доступ кислорода воздуха. Чтобы основная масса корней злаков и их стерня попали в максимально безвоздушные условия, применялась отвальная вспашка с предплужником. За рубежом были распространены и безотвальные методы. Еще в 1958 году Терентий Семенович дал мне прочесть книгу Эдварда X. Фолкнера "Безумие пахаря", присланную ему в подарок американским фермером-исследователем.

Всякому, кто когда-нибудь копал яму на лугу, и без теорий ясно, что гумус, окрашивающий почву в темный цвет, образуется только в дерновом слое, то есть в самой аэробной прослойке почвы. Но как доказать это в цифрах для научной убедительности? Под влиянием идей Мальцева и Фолкнера я придумал простой способ доказательства: поместил одинаковые навески соломы в слоях песка от 0 до 6 см, от 0 до 20 см и от 14 до 20 см. После полного разложения соломы извлек весь гумус из каждого слоя и взвесил. Меньше всего гумуса образовалось на глубине 14-20 см. Если принять это количество за единицу, то в слое от 0 до 20 см образовалось 9 таких единиц, а в слое от 0 до 6 см — 24 единицы гумуса. Именно столько гумуса мы ежегодно теряем в результате отвальной вспашки!

Разложение растительных остатков на глубине 14-20 см в периоды значительного увлажнения почвы приводит к образованию органических кислот, которые для растений являются ядами. Вот почему нельзя глубоко запахивать весь урожай соломы, выросшей на данном поле, без последующего снижения урожая в 3 раза! Ежегодное внесение стерни и основной массы корней пшеницы в верхний 6-8-сантиметровый слой почвы у Мальцева с годами привело к повышению урожая в 2 раза. А сельское хозяйство в СССР, принудительно привязанное к "культурной отвальной вспашке", всегда оставалось убыточным. В убыток можно записать и лишние 40% горючего, уходящие на глубокую вспашку в сравнении с поверхностной обработкой почвы. В убыток надо отнести и все операции по транспортировке соломы: с полей — в хлев, из хлева (в виде навоза) — в навозогноилище, а оттуда — снова на поля.

В других странах солому вносят в верхний слой почвы при уборке урожая. Скот содержат на массивных деревянных решетках, а навозную жижу вывозят на поля, уже удобренные соломой. Получается тот же навоз, но без транспортировки соломы. Его разложение происходит в аэробных условиях одновременно с ростом растений. Попробуйте запахать свежий навоз с отвалом — урожая вообще не будет. Возобновление структуры почвы происходит много раньше, чем накопляется гумус (его накопление идет десятки, а то и сотни лет). Аэробные бактерии, разлагающие клетчатку, выделяют большие массы слизей, которые не поддаются разложению другими микробами. Ежегодное насыщение верхнего слоя почвы растительными остатками приводит к быстрому его оструктуриванию. В результате резко улучшается водный режим почвы и замедляется водосток по уклону. Бактерии, фиксирующие азот из атмосферы, получают энергетический материал, так что на каждую тонну внесенной соломы фиксируется 10 кг азота. Потери азота из почвы резко сокращаются, поскольку он находится в клетках микроорганизмов, а не в свободном состоянии. В клетках микробов в сбалансированном составе находятся и все элементы минерального питания растений. Пока есть источники питания, клетки непрерывно нарождаются и отмирают (лизируются). Корни растений непрерывно получают сбалансированное питание в соответствии со своими потребностями, поскольку у растений и микробов одинаковая реакция на улучшение водного и теплового режима.

Аэробное разложение соломы приводит к образованию экотолов — веществ, повышающих стойкость растений к заболеваниям и неблагоприятным факторам среды. Одновременно меняется состав почвенных микроорганизмов: размножаются сапрофита, подавляющие болезнетворные виды микробов. Можно обогащать почву микроорганизмами, синтезирующими ростовые ве-

щества, ферменты, антибиотики и прочие полезные вещества (а таких микроорганизмов накопилось в коллекциях научных институтов много), но без свежей органики полезные штаммы в почве не приживаются!

Земледелие с применением химии предусматривает производство на заводах всех элементов плодородия, в том числе и биологического происхождения: ростовые вещества, ферменты, антибиотики. Собирались даже строить заводы синтетических клеюших веществ — для воссоздания структуры почвы.

Вот и Джекоб Митлайдер рекомендует использовать огромные дозы минеральных удобрений, от которых естественные свойства почвы нарушаются. При избытке химии разрушаются даже труднодоступные органические вещества, и почва по свойствам приближается к мертвому субстрату, куда вносят минеральные удобрения. О таком субстрате без микробов мечтали наши агрохимики 40 лет тому назад, когда предполагалось химизировать всю нашу необъятную пашню. Если сегодня метод Митлай-дера способен спасти от голода несколько семей шестисоточников, грех им не воспользоваться. Почва все равно безвозвратно не испортится, и стоит начать ее правильно кормить, как через 2-3 года она впять превратится в структурное живое тело. Но плохо, если весь поселок перейдет на химическое земледелие, тогда в колодцах и родниках уровень нитратов зашкалит все допустимые нормы.

Чтобы приблизить почвенные процессы к "замыслам природы", как писал в своей книге Эдвард Х.Фолкнер, я советую насыщать верхний слой почвы любыми растительными остатками: соломой, стеблями кукурузы или соломистым навозом. Для удобрения грядок можно тяжелой мотыгой прорыть канавку глубиной около 10 см поперек грядки и заполнить ее растительным материалом, а во время рытья следующей канавки первую засыпать почвой из второй. В дальнейшем часть почвы уходит сквозь солому, и глубина ее заделки оказывается не больше 6-8 сантиметров. На удобрение одной грядки таким способом уходит всего 20-25 минут. Все лето гряды остаются рыхлыми, поливная вода с них не скатывается, а быстро впитывается. Растительные остатки за одно лето полностью разлагаются. Ускорить разложение соломы можно, поливая грядку обычным раствором минерального азота. Любая форма азота превращается сначала в белки микробных клеток, а затем — в аминокислоты и в аммиачный азот.

Разлагающиеся в аэробных слоях почвы кукурузные стебли жадно оплетаются корнями живых растений. Это говорит о том, что растения стремятся получить необходимые им питательные вещества. Микробы в такой ситуации не являются конкурентами растений за питательные вещества. Кроме того, полезно вносить в грядки золу и применять внекорневую подкормку растений мочевиной.

Игорь Востров, специально для "Нового садовода и фермера"


Другие статьи номера в рубрике Земля-кормилица:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100