Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 38 (601) от 15 сентября 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Лежачих в школе бьют...еще и позорят

Ирина ГРЕБНЕВА

Александр Алексеенко учился в 9 «В» школы №5 города Лесозаводска. Как и у многих детей, у Саши есть хроническое заболевание...

Александр Алексеенко учился в 9 «В» школы №5 города Лесозаводска. Как и у многих детей, у Саши есть хроническое заболевание - ЮВЕНИЛЬНЫЙ ХРОНИЧЕСКИЙ ПОЛИАРТРИТ (болезнь суставов), да ещё и дисплазия соединительных тканей, отчего Саша уже с 6 лет состоял на инвалидности. Если сказать честно, в основном все свои болячки мальчик заимел как раз благодаря медикам, которые лечат одно, а калечат другое. Чувствуя необыкновенную слабость во всё своем бренном теле из-за болезней, мальчик, тем не менее, вполне компенсировал эти потери своими умственными способностями. Восьмой класс Саша окончил на отлично, а в девятом стал участником многих олимпиад, да ещё и учился в художественной школе, его рисунки выставлялись в краевом центре, он занял второе место на зональной выставке и даже на выставке российского значения в городе Сызрани. Впрочем, пришлось оставить художественную школу, когда запретил врач.

В классе у Саши были друзья, которым он часто помогал, и в числе друзей далеко не последнее место занимал Саша Тугускин, который часто обращался к Алексеенко - списать, разъяснить. Приходилось и Алексеенко обращаться к Тугускину, когда по болезни пропускал занятия.

Старания врачей и мамы Саши Алексеенко за здоровье сына принесли ощутимые результаты - в мае 2003 года с него сняли инвалидность. Это ещё не означает здоровья - болезнь неизлечима, однако всё же это большая победа над болезнью.

С 1 сентября в 9-й класс пришел учиться троюродный брат Тугускина - Миша Яковец. Братья стали проявлять агрессию к Саше Алексеенко - то жвачку к новой рубахе прилепят, то ручкой в спину принимаются тыкать.

15 октября 2003 года между двумя Сашами произошла ссора, в результате которой Тугускин пнул друга по больной коленке. А потом догнал убегающего Алексеенко и ударил его в глаз. Саша Алексеенко отбивался от разъяренного одноклассника, как мог, но их ссору прервал звонок, возвестивший о начале последнего урока. Вошла учительница и увидела двух набычившихся «петушков», расплесканную воду в классе.

Настоящего педагога, от Бога, в такой ситуации несомненно озаботили бы в большей степени сами дети, и он всеми силами постарался бы выяснить ситуацию и погасить конфликт. Но в данном случае в роли учителя выступила не педагог, и даже не мать, а просто женщина, которой не понравилась разлитая на полу вода. И она велела им разбираться не здесь, а на улице. Саша Тугускин расценил этот совет как инструкцию к дальнейшим действиям.

После урока Саша Алексеенко вышел один, а Тугускин с братом, да ещё и с двумя старшеклассниками. Когда эта группа настигла Сашу Алексеенко, он, вместо того, чтобы испугаться, потребовал извинения у Тугускина за удар в лицо. Но тут Алексеенко ударили сзади под коленки (он не видел, кто), а спереди ему помог упасть кулаком в грудь Саша Тугускин. Кто-то из мальчиков крикнул: «Не бей его, он инвалид!» Однако Тугускин буквально оседлал лежащего Алексеенко и начал его избивать.

Натешившись вволю, Тугускин встал и заявил: «Ты здесь полежи, а я пойду водички попить» и спокойно пошёл в школу. Алексеенко с трудом поднялся, совершенно избитый и харкающий кровью. Решил вернуться для разговора с директором школы, потому что знал: если уступит сейчас такому насилию, потом ему не будет жизни ни в классе, ни в школе.

Подошла их классная руководительница, спросила: «Что случилось?» Саша сказал: «Тугускин избил» и сплюнул кровь. Та сделала замечание: «Некрасиво харкаться!» «Я захлёбываюсь кровью!» - ответил мальчик, и услышал в ответ: «Иди домой, завтра придёшь с родителями».

И это вместо того, чтобы оказать избитому срочную медицинскую помощь! Сейчас я ищу логику такого поведения. То ли преподаватель испугалась, что случай такого избиения будет зафиксирован в школе, замарав её честь; то ли она быстро сориентировалась, что папа Тугускина - следователь ГОВД, а потому всё равно не даст в обиду своего сыночка; то ли обвинение сына милиционера могло ударить санкциями по школе и по ней лично.

Могла быть и ещё одна причина, которая выглядывала из данной потом Саше Алексеенко характеристики, словно ослиные уши. У меня создалось впечатление, что некоторые учителя просто терпеть не могут ребят, которые много знают, да ещё и щеголяют этими знаниями. Их даже можно понять: преподавателю, затюканному семьёй, проблемами выживания, дополнительными ставками, просто некогда пополнять свой запас знаний. И с этой точки зрения посредственный ученик им намного милее, даже если проявляет садизм: он мстит отличнику не только за себя, но и за них, преподавателей.

Да, много причин было у классного руководителя оттолкнуть избитого ученика, не оказав ему помощи. И только педагогического такта, любви к детям и даже простой душевной теплоты, присущей большинству нормальных людей, у неё совсем не оказалось, чтобы поступить наоборот.

С большим трудом Саша добрался до дома. В 18 часов мама пришла с работы, увидела совершенно обезображенного сына и срочно вызвала скорую помощь. После осмотра Сашу срочно поместили в стационар. У него обнаружились сотрясение головного мозга, параорбитальные гематомы с обеих сторон, перелом костей носа, и множественные ушибы.

На следующий день родители Алексеенко пришли в школу посмотреть на Сашу Тугускина и увидели его в прекрасном состоянии. Тогда они стали выяснять подробности происшествия, и дети не только рассказали то, что они видели, но и написали. Так появились первые свидетельские показания.

Возмущенная Валентина Михайловна написала заявление директору школы, с просьбой разобраться с учителями, одна из которых вместо того, чтобы остановить ссору подростков, послала их на улицу выяснять отношения; а другая вместо оказания помощи избитому Саше нанесла ему ещё и душевную травму.

По её заявлению явился Тугускин папа, прямо на работу к Валентине Михайловне. Нет, нет, он пришёл не извиняться, и даже не спросил о здоровье Саши Алексеенко. Тут же предъявил претензии по поводу её заявлений в школу и в милицию. Просил забрать заявление из милиции. «Всё равно ничего не получится у вас, я все законы знаю, и побои со своего сына тоже снял. Можете пойти в детскую комнату милиции и почитать. Виноват Ваш сын».

Она пошла. Действительно, вся драка была интерпретирована в интересах Тугускина. Читая эти материалы, можно сделать вывод, что Саша Алексеенко повредил своё здоровье, зверски избивая несчастного Тугускина. И весь ход событий совершенно не совпадал с тем, что рассказали дети.

Позже Валентина Михайловна ещё раз наведалась в детскую комнату милиции и увидела показания тех же самых детей, прямо противоположные. Как это получилось - рассказано в объяснении Евгения Толубенко:

«16.10.03 на физике пришел завуч и сказал: «Соберитесь с мыслями, от вас зависит судьба одного из учеников - Алексеенко и Тугускина». Позже было сказано, что родители Алексеенко положили Алексеенко в больницу, чтобы виновником был Тугускин».

Почти вся школа могла засвидетельствовать, что никаких повреждений на Саше Тугускине не было, но в материалах дела всё появилось: и синяки, и кровоподтёки, и ссадины. Но больше всего Валентину Алексеенко возмутила характеристика на её сына, выданная школой и в один миг превратившая хорошего (по всем предыдущим характеристикам) мальчика почти в злодея: знания прочные, звёздная болезнь, агрессивен, после школы дружит с сомнительными друзьями. После обращения в ГОРОНО эта характеристика была изъята из дела, заменена на другую.

По всем показаниям Саше надо было лежать в больнице не менее трех недель. Однако уже через две недели его выписали из травматологии. Мама повела сына домой, но Саша так плохо себя чувствовал, что она вернулась вместе с ним обратно. Лечащего врача не было. Его осмотрела невропатолог и немедленно поместила в стационар детского отделения, где он пролежал ещё десять дней. Мама не знала тогда, что сына выписывали раньше времени из-за того, что нахождение в стационаре более двух недель свидетельствует о травме большей степени тяжести, и виновник этой травмы подлежит большему наказанию.

30 октября, когда Саша ещё лечился, Валентину Михайловну Алесеенко пригласили в школу. Там собрались директор, классный руководитель, все трое Тугускиных - папа (дознаватель, капитан милиции), мама и сын. И ещё майор Ирина Николаевна Леушина, начальник детской комнаты. Леушина объявила ошарашенной Валентине Михайловне, что её сына тоже поставят на учёт. «Вам же этого не надо? Он собрался поступать в юридический институт... Давайте их примирять». И все вместе собрались идти в больницу к Саше Алексеенко.

Валентина Алексеенко попыталась задержать столь внушительную делегацию, предложила идти одному Саше Тугускину. Но его папа стал настаивать. Он уже заготовил лист бумаги, чтобы больной подписал об отсутствии претензий к их сыну.

Если бы Тугускины пришли к Саше Алексеенко с извинениями, эта их бумага, скорее всего, была бы подписана. Но отец Тугускин сразу начал с угроз: «Тебя, Саша, тоже поставят на учёт. Давайте не будем извиняться, просто пожмите друг другу руки - и всё».

Этого подросток постичь не смог, а потому отказался подписывать бумаги: «А вы простили бы избиение вашего сына за одно рукопожатие?»

3 ноября Алексеенко написала заявление в прокуратуру о несогласии с таким расследованием, изложив свои доводы. 4 ноября ей позвонили на работу о срочной явке в комиссию по делам несовершеннолетних. Валентина Михайловна отказалась уйти с работы ради посещения комиссии, тем более, что заранее её никто не оповещал. В комиссию она дала в тот же день объяснительную. 5 ноября она уже получила постановление, в котором с ужасом прочитала, что не только Тугускину предъявляли обвинения по уголовной статье, но и её сыну за общественно-опасные деяния по ст. 116 УК РФ (за избиение Тугускина).

Впрочем, полученная бумага благополучно» завершала все расследования этого случая без каких-либо последствий.

После результатов обследования Саши Алексеенко документы были переданы судмедэксперту Лесозаводска, который сделал заключение о нанесении вреда здоровью Саше Алексеенко средней степени тяжести.

1 декабря против Тугускина всё же возбудили уголовное дело. На просьбу Валентины Михайловны перенести расследование из Лесозаводского ГУВД в другой населенный пункт ответили отказом, мотив - сам Тунгускин работает в другом отделе.

Одноклассников ребят в школе предупредили, чтобы они не общались с родителями Саши Алексеенко, и даже не навещали его в больнице.

Когда Сашу выписали из больницы, ему было тяжело сидеть в школе не только физически, но и морально, некоторые учителя стыдили его, что он не помирился с Тугускиным, и убеждали его, что его травмы малозначительны.

Более того, по школе пустили слух, что попытка примирения происходила так: посетители-мирильщики хорошо накормили Сашу Алексеенко (на самом деле, кроме листа бумаги для отказа от претензий, мирители в больницу ничего не принесли), а после этого он якобы поднялся и потребовал от Тугускина встать перед ним на колени.

27 ноября Валентина Алексеенко попросила выдать ей на руки справку судмедэкспертизы по травмам сына. Сказали «не положено». И вдруг именно в этот момент отказа она увидела, что папа Тугускина бегает по кабинетам со всей папкой уголовного дела. В ответ на её возмущение тот ответил: «Не твоё дело!»

Дело в милиции закрывали дважды с одной и той же формулировкой: «Учитывая изложенное и принимая во внимание, что Алексеенко А.П. первым наносил удары во время драки, т.е. Тугускин оборонялся. Тем самым он причинил телесные повреждения Алексеенко А.П. действуя в пределах необходимой самообороны. Признать в соответствии ст. 134 УПК РФ за Тугускиным А.В. право на реабилитацию и разъяснить ему порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием».

Ах, какое сладкое постановление для Тугускина! Он не только теперь не отвечает за содеянное избиение, но ещё и деньги с избитого может получить!

Такое постановление выносил следователь Сушко А.В., а потом начальник отделения следственного отдела Лесозаводского ГОВД Гайчук, точно теми же словами. Эти постановления были отменены в прокуратуре Приморского края после многочисленных жалоб родителей Алексеенко.

Кроме того, следователи настойчиво посылали Алексеенко на повторную медицинскую экспертизу, не смотря на то, что судмедэксперт писал: «Нет оснований для новой экспертизы». Адвокаты все наотрез отказывались защищать потерпевшего Алексеенко (уверяли, что дело слишком скандальное), а некоторые листы в медицинской карте Саши оказались явно переписаны. Там были записи врачей, к которым Саша не обращался. В конце концов, дело из ГОВД передали в Лесозаводскую межрайонную прокуратуру «на основании того, что должностные лица СО при Лесозаводском ГОВД были лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе уголовного дела».

Не знаю, восторжествует ли справедливость в правоохранительных органах, но справедливость в глазах бывших одноклассников Саши Алексеенко (он учится теперь в другом классе) уже извращена до основания. Какими они вырастут? Каким станет будущее нашей страны, взращенное такими преподавателями?

Ирина ГРЕБНЕВА


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100