Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 37 (600) от 8 сентября 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОЛИТИКА

Ну почему они все врут?

(без автора)

Сима Албегова, школьная повариха:

Ну почему они все врут? Меня даже боевики подводили к телевизору, когда там шли новости и говорили: «Смотри, твои передают, что здесь всего 300 детей. А на самом деле сколько? Иди, посчитай». Нас было не меньше тысячи. Мы там были набиты как селедки в бочке: стояли буквально плечом к плечу. О том, чтобы всем сразу лечь на пол, не могло быть и речи - не хватало места и спать приходилось по очереди.

Утром 1 сентября боевики, а это были совсем молодые мужчины и женщины, в основном чеченцы и русские, расстреляли десять мужчин. Выбрали тех, кто был покрепче. Боялись, что будут сопротивляться. Трупы перенесли из спортзала в основное здание, а затем сказали: «Ваших отцов и мужей мы уже расстреляли. Кто хочет, может подняться на второй этаж и посмотреть. Так будет с каждым, кто попытается сбежать или сопротивляться».

Потом бандиты протянули две длинные проволоки между стенами спортзала примерно на высоте человеческого роста и подвесили на них какие-то круглые бомбы зеленого цвета - четыре с одной стороны и одиннадцать с другой. «Если ваши начнут штурм, этого хватит, чтобы взлетел на воздух весь город», - сказал один из них.

В первый день боевики обращались с детьми нормально. А потом их словно подменили - они даже запретили детям пользоваться туалетом. Это произошло, когда они узнали, что Путин и Зязиков (президент Ингушетии Мурат Зязиков) в Беслан не собираются. «Чем мы виноваты перед вами?» - спрашивали мы. «Да тем, что голосуете за своего Путина, - отвечали бандиты. - А ему насрать на вас. Не хочет даже приехать сюда, чтобы поговорить с нами».

В четверг среди боевиков появился мужчина в черном костюме и в черной маске с прорезями для глаз. По торчащим из-под маски усам мы узнали, что это Аушев. Говорил он с боевиками уверенно, и у нас появилась надежда на освобождение. Аушев с директором школы и боевиками поднялись в учительскую, о чем-то быстро поговорили, после чего Аушев ушел, а директор вернулась в зал и расплакалась. Мы все поняли, что разговор у них не получился.

К утру пятницы многие дети уже не приходили в сознание. Те, кто еще держался из последних сил, стали писать в ботинки и пить мочу. Сделают несколько глотков и плачут. Почти у всех потрескались и были искусаны в кровь губы, и моча начинала их разъедать. Я пыталась остановить детей, объясняя, что моча не утолит жажду, а они твердили одно: «Тетя Сима, дайте попить». Тогда я бежала в учительскую, где посменно отдыхали боевики, просила воды. А они говорили: «Иди, Сима. Так посидят».

Сегодня около полудня в спортзал пришел какой-то боевик и спросил: «Кто здесь повариха Сима? Пошли со мной. Там у тебя в холодильнике куры. Приготовишь. Мы есть хотим». Я встала у плиты, но в этот момент где-то раздался взрыв. Опять прибежал тот же боевик и приказал возвращаться в зал. Пока бежала, раздались новые взрывы - на этот раз уже из спортзала. Войти внутрь оказалось невозможно - рухнул потолок, на полу что-то горело. Я подхватила на руки двух окровавленных детей и побежала в столовую. Туда бежали и боевики, также держащие на руках раненых детей. В столовой мы оказались под перекрестным огнем. «Поставь детей в окна! - кричали боевики. - Иначе никто отсюда живым не выйдет!» А дети сами выглядывали в окна и кричали оттуда: «Не стреляйте, пожалуйста. Это мы, дети!» Вместе с ними стояла в оконном проеме и я. Тоже кричала. Потом к окну подбежал какой-то мужчина в камуфляже и выдернул меня наружу.

Руслан Тавасиев, сотрудник Северо-Осетинской поисково-спасательной службы:

Примерно к часу дня нам сообщили, что с боевиками достигнута договоренность об эвакуации тел погибших. Не думаю, что преступники пошли на уступки - скорее, им просто надоел разносящийся по школе запах разложения, и они выбросили около десяти тел из окон второго этажа во двор. Мы сели в грузовик и собрались на школьный двор, но в последний момент нам по рации сообщили, что на эвакуацию пойдут не местные спасатели, а четверо сотрудников «Центроспаса» из Москвы. А нам нужно быть на подстраховке. Так и поступили: центроспасовцы поехали, а мы остались возле забора.

Когда наши подъехали к зданию, двери главного входа, на которых были установлены растяжки, открылись, там появились несколько боевиков. Бандиты начали то ли проверять гранаты, то ли ставить дополнительные, и в этот момент произошел первый взрыв. Двери вынесло наружу, выломав при этом кусок стены. Почти сразу в образовавшемся проеме появились другие боевики и открыли беспорядочный огонь - видимо, подумали, что начался штурм. Били по спасателям, очевидно приняв их за переодетых спецназовцев. Все четверо упали - как выяснилось позже, двое ребят погибли, а двое были тяжело ранены.

Я не понял из-за чего, но через несколько секунд взлетел на воздух припаркованный возле спортзала ГАЗ-66, на котором приехали боевики. Возможно, взрывчатка, находившаяся в кузове грузовика, просто сдетонировала от других взрывов или ее привели в действие дистанционно из спортзала. Но этот взрыв оказался самым мощным - после него в глухой стене спортзала образовался огромный проем и обвалилась крыша. Потом послышались взрывы уже внутри спортзала, оттуда вырвались языки пламени и повалил дым. В пролом тут же бросились дети. Еще через мгновение другая толпа заложников ринулась через главный вход, люди стали прыгать из окон. Только когда уже весь двор был полон детьми, навстречу им пошел спецназ.


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Высказать свое мнение о статье:
Ваше имя:

Ваш комментарий: (не более 1500 знаков)    
Любой пиар и антипиар с форума будет удаляться. Просим писать по существу и не переходить на личности.
-- Редакция "АВ".
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100