Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 2 (930) от 11 января 2011  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Обозвали алкоголичкой и забрали детей

Анастасия Попова

Несмотря на то, что является потерпевшей по делу, она полностью на стороне племянницы.

Если ребёнок болен

Неприятности начались, когда Вероника привела детей в детский сад. Надо сказать, старший ребёнок болен, недавно психиатры поставили ему диагноз «аутизм». Именно им, со слов Галины, были недовольны воспитатели. Ребёнок ходил под себя, не слушался (вернее, не то, чтобы не слушался – не мог адекватно интерпретировать информацию), кричал, подвывал. Девочка Илона – абсолютно нормальная. Лепечет что-то про цифирки на диктофоне, рассказывает, как любит она маму и братика.

В их семье уже рождались дети с аналогичными отклонениями. У второй сестры Галины родился мальчик (ему сейчас 27 лет) с аналогичными симптомами. Мать Вероники, сестра Галины (бабушка этих детей) лишена дееспособности.

Воспитателям было сложно справиться с таким трудным ребёнком, они порекомендовали Веронике перевести его в коррекционный детский сад. Вероника показала ребёнка специалистам и задала прямой вопрос: «Не дурачок ли он?» Ей сказали, что небольшая задержка в развитии есть, но ребёнку будет лучше со здоровыми детьми, он будет за ними тянуться. Кроме того, в коррекционный садик было очень далеко ездить.

– Мы нормально говорили и с воспитателями и с заведующей, – вспоминает Вероника – мать, лишённая родительских прав.

Но это по-началу, как говорит Галина, заведущая детсадом пугала, что если не заберут мальчика по-хорошему, будет по-плохому.

Дальше произошло следующее. Как рассказывают Галина и Вероника, мальчика попросили забрать на лето. Когда вернулись, в его шкафчике были вещи другого ребёнка. Вероника – человек спокойный «размазня», как называет её тётя, однако такого она терпеть не стала – пожаловалась на детский садик. В их семье считают, что этот шаг и привёл к нынешнему суду, вследствие которого Веронику могут посадить на три года за неисполнение родительских обязанностей с тяжёлыми последствиями для здоровья ребёнка.

Говорящие фамилии

Дальше для матери-одиночки, тянущей на себе двоих маленьких детей начался кошмар. Она рассказывает, что к ней домой зашли инспекторы по делам несовершеннолетних Юлия Скиба и Надежда Климова. У неё в квартире шёл ремонт. Одну комнату сделать успели. Они настояли, чтобы Вероника ободрала обои и в остальных комнатах при них. К слову, фамилия заведующей детским садиком № 8 Шевцова и фамилия начальника отдела по делам несовершеннолетних МОБ по Ленинскому району Шевцова. Кстати, о фамилиях, у одного из милиционеров, которых родственники «приморских партизан» обвиняли в избиении партизан, фамилия тоже Скиба. Что это, забавное совпадение или инспектор по делам несовершеннолетних Юлия Владимировна действовала в рамках семейных традиций?

Через какое-то время Скиба и Климова нагрянули в квартиру с комиссией, они привели других сотрудников. Одним из таких «сотрудников» оказался журналист «Комсомольской правды».

В газете вышла статья, в которой мать обвинялась в том, что не ночует дома, оставляет детей без присмотра, выпивает. Из-за такого ухода, по мнению комиссии, дети сильно отставали в развитии, болели, не разговаривали. Также Скиба рассказала корреспонденту жуткую историю, которую ей будто бы рассказали соседи. Якобы Илона однажды повисла на бельевых верёвках.

– Это глупость. Илоне тогда было 2,5 года. Если бы ребёнок повис на верёвке, он бы упал. У них ещё очень слабые руки, – говорит Вероника.

В следующий раз пришли забирать детей. Оба ребёнка – часто длительно болеющие. Как говорит Галина, болели они в квартире Вероники, в центре, куда их поместили, болеют они и у опекуна. Когда детей забрали, мать и остальные родственники думали, что их взяли для того, чтобы поместить в больницу.

– На следующий день мать и бабушка побежали к детям в больницу, их не пустили, сказали: «Идите в опеку и получите разрешение». Опека не давала разрешения, – говорит Галина.

Родственников по месяцу держали вдали от детей.

На суде Галина рассказала, как у бабушки детей органы опеки отобрали паспорт, сама Галина пыталась его забрать, но ей по-началу не отдавали. Однако судья её прервала – якобы к делу это отношения не имеет.

Галина и Вероника считают, что не только имеет, но всё на этом и закручено.

Девочка у опекуна, мальчик – в спецучреждении

Со слов Галины, её сестра (мать Вероники) сказала, что её вызывали в милицию, заставили дать показания против дочери, что она очень плохая мать.

– Основным в заболевании моей сестры являются страхи. 12 лет она вообще никому не открывала дверь – ни мне, ни другим родственникам, ни соседям, ни друзьям. Напугать её была несложно, – говорит Галина, – открыла дверь сотрудникам милиции. А в милиции ей сказали, что дочь лишат родительских прав и посадят, детей определят в учреждения, её саму выкинут в лес бомжевать. А квартира достанется хорошим людям, которые более достойны. Она испугалась остаться без жилья.

Так это или не так, мы утверждать не можем, но у Галины имеется второе письмо, написанное рукой сестры, где она признаётся, что Скиба на неё давила. Документ, написанный недееспособной бабушкой, был одним из доказательств на суде, когда Веронику лишали родительских прав.

В то время девушка училась в колледже ВГУЭС по специальности «Коммерсант в торговле». Вероника прилагает данные по своей успеваемости – четвёрки и пятёрки.

– Преподаватели, узнав о том, что с ней случилось, были в шоке. Они заявили, что невозможно быть алкашкой и так хорошо учиться. Вероника посещала занятия регулярно, а к ним надо было ещё подготовиться. У неё просто не было бы времени выпивать, – говорит Галина.

Преподаватели, возмущённые таким отношением к молодой маме, написали жалобу в прокуратуру. Галина говорит, что ответа на жалобу не получили.

Галина тоже пожаловалась в прокуратуру Ленинского района на действия Скибы и Климовой. Прокуратура ответила, что провела служебную проверку по факту того, что детей изъяли из семьи без составления акта. Обеих дам из инспекции по делам несовершеннолетних наказали – они были привлечены к дисциплинарной ответственности и получили по замечанию.

На заведующую детским садиком Вероника также жаловалась, поскольку она и её родственники посчитали, что место в детском садике её ребёнка продали другим родителям.

– Когда Веронику лишали родительских прав, преподаватели спросили заведующую детским садиком, почему она так поступила. За что такая яростная атака на Веронику? Она ответила, что если бы та не пожаловалась на заведущую детским садом, не оказалась бы в суде, – говорит Галина.

Что ж, если это правда, тогда понятно, почему закрутилась репрессивная машина.

В спецучреждениях дети провели шесть месяцев. Галина говорит, что на психику девочки это сильно повлияло – например, стала бояться, что её засунут в унитаз. Сейчас Илона живёт у тёти-опекуна Галины. Первое время она часто спрашивала у мамы, когда они пойдут домой. Мальчик сейчас находится в коррекционном интернате.

Фальсификация?

– Веронику упрекали, что в квартире запах нечистот. Но и у меня после того, как дети неделю пожили, образовался такой же запах. Мальчик болен, он ходит под себя, из-за заболевания не может приучиться к горшку. Из-за этого пачкаются вещи: подушки, одеяла, ковёр, – говорит Галина. – Вероника для детей готовит, приносит продукты, она знает, как надо с ними обращаться. Например, она мне говорила, что больного мальчика надо искупать, после этого он заснёт.

Через месяц после того, как Галина забрала детей, ей стали предлагать уволиться – дети часто болели.

Вероника нашла неофициальную работу в одном из магазинов мебели. Во время учёбы она тоже работала в сети ресторанов быстрого питания на раздаче, позже на рынке.

В этой семье не понимают, как могло случиться, что ни за что ни про что отобрали детей, а сейчас над Вероникой нависла ещё и угроза уголовной ответственности.

Презумпция виновности

Скажу о суде. Меня на суд сначала не хотели пускать. Судья заявила, что заседание закрытое, поскольку речь идёт о детях. Но адвокат Вероники возразила: и потерпевшая, и обвиняемая – совершеннолетние, заседание всё-таки решили назвать открытым. Диктофонную запись судья тоже пыталась запретить, но я настояла, ибо аудиозапись носит уведомительный, а не разрешительный характер, судья сдалась. Вопрос: почему судья себя так вела?

У меня на руках целый ряд характеристик Вероники из учебных заведений. Везде о ней говорят как о дисциплинированном, уравновешенном, неконфликтном человеке. Стали бы преподаватели жаловаться в прокуратуру, если бы студентка пила и из-за этого пропускала занятия, либо в таком состоянии заявлялась на занятия? Не состоит Вероника и на учёте с диагнозом «алкоголизм».

Передо мной лежат копии товарных чеков и просто чеков, датированных мартом-апрелем 2009 и концом 2008 года (в апреле 2009 нагрянула комиссия). В чеках значатся такие наименования, как обои самоклеющиеся, выключатель с подсветкой, краска, шпатель, клей ПВА, колер, кисточка... Короче, в квартире реально был ремонт. Кстати, если посмотреть на фото в «Комсомольской правде», да, ободранные стены, да, игрушки в ведре. Но вещи на детях, сами игрушки и диван добротные. Недорогие, конечно, но и не старые-грязные-с-чужого-плеча. Видно, что были куплены недавно. Полы чистые. Опять же, как комиссия попала домой к Веронике, если дома никого не было?

Есть характеристика от соседки, Епишиной Анастасиии Николаевны, которая пишет, что была в квартире у Золотарёвой. В детской поклеены новые обои, диван, на котором спят дети, в хорошем состоянии, в комнате очень чисто. В кухне тоже ремонт. В пьяном виде соседей она не видела (бумага датирована апрелем 2009 года).

Девочка Илона не выглядит, как неблагополучный ребёнок. В ноябре 2009 года в медицинской карте девочки написано, что её развитие соответствует возрасту.

Старшему сыну поставлен диагноз «аутизм». «Википедия» говорит, что детский аутизм – расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга...

Причины аутизма тесно связаны с генами, и в настоящий момент неясно, что больше влияет на возникновение расстройств аутистического спектра: взаимодействие множества генов, либо редко возникающие мутации. Другими словами, интернет-энциклопедия говорит о том, что это заболевание врождённое. То есть, если верить этому источнику, аутизм невозможно получить при неправильном исполнении родителями своих обязанностей.

Таким образом, даже если Вероника и грешила тем, в чём её обвиняют (хотя мы в эти обвинения не верим), это вряд ли могло сказаться на состоянии детей. Девочка здорова. А у мальчика врождённое отклонение.

Версия, озвученная тётей, кажется куда более правдоподобной.

Анастасия Попова


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Обсудить статью. (Обсуждений: 43)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100